aif.ru counter
3280

Вокруг света вместе с "АиФ": Город грехов Йоханнесбург

"Аргументы и факты" в Беларуси № 10. День весны. С праздником, дорогие женщины! 06/03/2018
Сергей Милюхин / АиФ

Как бы я ни любил Африку, как бы ни восхищался её великолепной природой, ярким животным миром, как бы ни симпатизировал людям из местных племен, все же есть на этом континенте места, куда я рекомендую заезжать только тем любителям путешествий, которые подготовлены к неожиданностям и сюрпризам. В том числе к неприятным.

ЮАР – страна необычайно красивая и интересная. Столовые горы Атлантического побережья, мыс Доброй Надежды, омываемый двумя океанами, виноградные долины, рыбалка в Дурбане, свидание с голубыми китами в Германусе, знакомство с капскими пингвинами на Болдерс-Бич, сафари в парке Крюгера, великолепные ботанические сады – все это очень интересно для путешественников, но заезжать в некоторые города этой страны крайне небезопасно.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

В Йоханнесбург я попал случайно.

Билетов в Кейптаун, куда пригласил меня проживающий там друг Джакобо, не было, и я полетел в Йобург (так коротко называют местные финансовую столицу страны Йоханнесбург). На посадке в самолёт в Арабских Эмиратах я обратил внимание, что из 450 пассажиров, летевших этим рейсом, только 15 человек были европейцами, остальные – солидные чернокожие мужчины и одетые в яркие платья негритянские женщины. На регистрации вежливо спросили, уверен ли я, что мне надо лететь в этот город, и знаком ли я с правилами безопасности. 

В аэропорту прилёта меня действительно встретил товарищ Джакобо, огромного роста полицейский по имени Тафари. 

Пока ехали в отель, он рассказывал мне не о достопримечательностях города, а о криминогенной обстановке в нем, делясь советами по безопасности.

Фото из открытых источников

Если коротко, то суть их сводилась к тому, чтобы ни в коем случае не гулять по городу. Ни одному, ни в компании белых людей, если таковые найдутся. Ни днём, ни ночью. Он категорически настаивал, чтобы я не выходил из отеля, уверяя, что только в этом случае гарантирует мою сохранность. Как в физическом, так и в моральном смысле.

А чтобы познакомить с Йобургом, Тафари пообещал заехать за мной и показать «Золотой город» из окна полицейского автомобиля.

Отель, в который я заселился, находился недалеко от центра. Из окон номера я видел грязные улицы, заброшенные высотные офисные здания и чёрные паутины электрических проводов, висящих на покосившихся столбах. Люди сплошным потоком переходили по одной улице к другой, но белых среди них не было вообще.

Фото: АиФ

Утром захотелось кофе. Ещё заезжая в отель, я запомнил, что на противоположной стороне улицы есть небольшое и приличное с виду кафе. Подумал: почему бы не зайти туда на чашку горячего напитка? Ну что может произойти со мной, если я только перейду дорогу?

Но, вспомнив предостережения, все же оставил в номере часы, фотокамеру, деньги и документы, взяв с собой только мелочь.

Вышел из отеля под осуждающим взглядом охранника. Но не успел и шагу ступить, как увидел, что ко мне с разных сторон стали приближаться чёрные тени слоняющихся по улице без дела людей. Инстинкт самосохранения сработал мгновенно, и через секунду я уже снова был в отеле под охраной. Пришлось выпить кофе в баре.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Во второй половине дня заехал Тафари. Он посадил меня в машину с мигалкой и повёз по улицам Йобурга. Более заброшенного и замусоренного города я ещё не видел. Мы ехали по центру, некогда именуемому «Новым Манхэттеном», мимо небоскребов, в которых еще несколько лет назад находились офисы всемирно известных торговых компаний. Сейчас они выглядели умершими великанами: с разбитыми стёклами и обшарпанными стенами. Мертвые дома.

Мой сопровождающий рассказал, что жизнь некогда процветавшего города изменилась с приходом к власти Нельсона Манделы в 1994 году. Апартеид поменял цвет с белого на черный. Если раньше коренное население города не имело права даже приближаться к центру, то введение на конституционном уровне так называемого равноправия белых и черных было расценено как позволение вседозволенности и безнаказанности последних.  

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Вся центральная часть Йобурга была захвачена уличными бандами, количество которых стремительно росло. Потомки голландских и английских колонистов, которые сами себя называли «африканерами», боясь разбоя и открытых грабежей, покинули обжитые ими центральные районы, очень быстро построили для себя микрогород в северной части мегаполиса и переместили туда все деловую активность. Это место сейчас - наиболее спокойный район, но только потому, что на его охрану тратят огромные деньги. 

Владельцами золотых приисков, изыскателями кимберлитовых труб, разработчиками поисков цветных металлов остаются бывшие европейцы. Доходы от бизнеса гигантские, и они никогда не бросят его.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Дело в том, что, как ни крути, «золотая лихорадка», начавшаяся здесь в конце XIX века, так и закончилась бы ничем, если бы в ЮАР не появились образованные горные инженеры и технологи из Европы. У черного населения Африки нет интеллектуального потенциала для грамотного ведения добычи полезных ископаемых и бизнеса. В последние годы ситуация дошла до того, что во главе, например, горнодобывающей компании ставят «марионетку» из местных, а все коммерческие операции проводят все равно европейцы. 

Южноафриканская земля очень богата. Тут порой каблуком по слою земли чуть проведешь - а там алюминий, медь, никель, а чуть глубже - золото и алмазы.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

Мы остановились в том месте Йобурга, где сохранились колониальные постройки и находится музей-шахта золотодобытчиков. 

Я обратился к своему провожатому:

–  Могу я хоть здесь выйти из машины, чтобы сделать несколько фотокадров?

– Конечно, – ответил тот. – Сколько угодно, пока ты со мной.

– А если останусь один? –  надоедал я.

– Ну, тогда в лучшем случае я найду тебя в какой-нибудь клинике или в морге Йобурга. И то не факт. Раньше, пожалуй, найдём твою фотокамеру на «черном» рынке. Но я обещал Джакобо помочь тебе. Сейчас вернемся в отель, ты заберёшь вещи, и мы поедем ко мне домой. Мы живем в небогатом районе города. Я хотя и полицейский, но чёрный. Но у нас спокойно. Ты даже сможешь без охраны погулять по улицам. Преступления, убийства и грабежи – все это только в центре, а там, где я живу, все мирно. Завтра приедет наш друг, я провожу вас до трассы Йоханнесбург-Кейптаун, чтобы никто не предложил вам купить кирпич.

Фото: АиФ/ Сергей Милюхин

– Что значит "купить кирпич"? – забыв историю 90-х годов своей страны, спросил я.

– У светофора, где вы останавливаетесь на красный свет, к машине подходят черные подростки и предлагают купить кирпич за 20 рандов. Это примерно 20 долларов США. Если вы покупаете, проезжаете дальше, если нет – кирпич летит вам в лобовое стекло.

Вечер прошёл спокойно. Я действительно без опаски гулял по улочкам пригорода Йобурга. Меня приглашали в крохотные домики, где жили большие семьи бедных людей, живущих на богатой земле, угощали сладостями, улыбались, предлагали при необходимости переночевать. 

Апартеид, все сомнения, - это грубая политическая игра, не имеющая никакого отношения к нормальным человеческим отношениям. 

Джакобо приехал за мной не завтрашним утром, как обещал, а тем же вечером. Мы торопились и не остались ночевать у гостеприимного полицейского. Уехали одни.

По дороге до Кейптауна никто так и не предложил нам купить кирпич.

Минск – Йоханнесбург

P.S. Пока материал готовился к печати, из Йоханнесбурга пришла новость: 21 февраля вооружённая банда с целью грабежа и завладения огнестрельным оружием совершила нападение на полицейский участок. Шестеро полицейских убиты. Известно, что все нападавшие были чернокожими. Погибшие тоже. Ведется поиск преступников.

 

Оставить комментарий (0)

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых