8332

Падение с облаков. Жюльет Бинош, которая не дает ответов

"Аргументы и факты" в Беларуси № 13 28/03/2017
Жюльет идет своей дорогой и не терпит, когда ее загоняют в угол, - даже если любовь очень сильна.
Жюльет идет своей дорогой и не терпит, когда ее загоняют в угол, - даже если любовь очень сильна. Фото из открытых источников

Она рисует, пишет стихи, следует только собственным правилам, ломая привычные стереотипы на экране и в жизни, и уверяет, что лишь так можно остаться собой. Она всегда была окружена вниманием и любовью мужчин, но ни один из них не оказался достойным звания ее постоянного спутника жизни.

Не смеяться!

«Сильный пол измельчал и выдохся, - сетовала актриса. - Я, воспитанная на книгах о принцах и рыцарях, вступила во взрослую жизнь с уверенностью, что мужчины обязаны меня защищать и беречь. И была страшно разочарована, выяснив, насколько они на самом деле слабые, ненадежные, инфантильные. Мне самой пришлось учиться быть сильной - вот до чего мы докатились».

Жюльет полагает, что «падение с облака» - так Бинош называет процесс утраты иллюзий - прошло бы намного мягче, если бы она росла в полной семье с любящим отцом. Но они с сестрой Марион воспитывались у бабушек и в школах-интернатах для девочек. Отец ушел из семьи, когда Жюльет было четыре года, мать больше интересовалась карьерой и попытками наладить личную жизнь. Все детство Бинош чувствовала себя покинутой, недолюбленной, не нужной никому. Больше всего девочке нравилось нянчить и лечить кукол. В итоге, по словам актрисы, в ней очень рано проснулся материнский инстинкт.

Жюльет стала сниматься сразу после окончания Академии драматического искусства. После участия в нескольких проходных лентах в жизни 19-летней Бинош появился режиссер Леос Каракас, предложивший ей сняться в фильме «Дурная кровь». Каракас стал для нее пропуском в мир кино и первой любовью. «Я познакомилась с Леосом незадолго до съемок - и влюбилась в него. Наверное, я его идеализировала. В те годы я была гораздо пассивнее, считала себя женщиной, на которую смотрят через призму мужского восприятия. Мне хотелось, чтобы меня снимал тот, кого я люблю и кто любит меня», - говорила Жюльет.

Эти отношения - сложные для них и непонятные для окружающих - продлились без малого пять лет. Творческий союз Бинош и Каракаса знатоки сравнивали с тандемом Росселлини – Бергман. Леос изводил ее навязчивым вниманием и бесконечной критикой, запрещал смеяться, потому что, по мнению режиссера, смех Жюльет звучал слишком громко и жизнерадостно. Каракас тайком наведывался к ее семье, чтобы расспросить о детстве Бинош, обо всех ее страхах и слабостях. Он отчаянно ревновал Жюльет к другим проектам, мужчинам, режиссерам, искренне считая девушку своей собственностью. Сначала ей это нравилось, но потом стало раздражать.

Даниэль Дей-Льюис, партнер по «Невыносимой легкости бытия», был готов ринуться в бой ради Бинош.
Даниэль Дей-Льюис, партнер по «Невыносимой легкости бытия», был готов ринуться в бой ради Бинош. Фото: Фото из открытых источников

Возвышающий обман

Бинош и Каракас впервые поссорились из-за ее участия в картине «Невыносимая легкость бытия» Филипа Кауфмана. Он не отпускал ее на съемки, но она уехала и, более того, закрутила роман со своим партнером Даниэлем Дей-Льюисом. Жюльет долго не могла решить, кто из двоих мужчин ей дороже, пока ситуация не дошла до крайности - Даниэль сообщил ей, что «освободит» ее от «тирана» Каракаса. «Я больше двадцати часов караулил Леоса у его дома с ножом в руке, - вспоминал Дей-Льюис. - Ему повезло, что в тот день он никуда не выходил».

К счастью, все обошлось без кровопролития. Жюльет выбрала Каракаса - он как раз собрался снимать «фильм века» с ней в главной роли. Лента под названием «Любовники с Нового моста» создавалась целых три года и стоила актрисе немало физических и душевных сил. Она не получила положительных отзывов, и это поставило окончательную точку в непростых отношениях режиссера и его музы.

Место Каракаса в сердце Жюльет вскоре занял Андрей Кончаловский. С ним Бинош познакомилась в 1988-м, когда советскому режиссеру предложили поставить чеховские пьесы «Чайка» и «Дядя Ваня» в парижском театре «Одеон». После нескольких проб и долгих колебаний он наконец предложил роль Нины Заречной Бинош, пять раз приходившей на кастинг и терпеливо ожидавшей ответа. Внимание на миловидную француженку Кончаловский обратил, посмотрев картину «Невыносимая легкость бытия». «Жюльет, конечно, до кончиков ногтей француженка. У нее по отношению к мужчинам легкость - в самом хорошем смысле этого слова», - писал он десять лет спустя в своей весьма откровенной книге «Возвышающий обман». Но работа над спектаклем была закончена, а вместе с ней ушло и наваждение, которые оба приняли за любовь.

В 1993 году все говорили о ролях Бинош в серии картин «Три цвета времени» и... рождении сына Рафаэля, чьим отцом считают аквалангиста Андре Алле. А в 1995-м - об отношениях с французом Оливье Мартинесом: актеры сблизились во время съемок фильма «Гусар на крыше» - самого высокобюджетного в истории французского кино. Их роман, поначалу напоминавший сказку, постепенно разбился о популярность Бинош и ее нежелание «делиться» - Оливье ведь рассчитывал, что любимая будет выбивать ему приличные роли. Когда выяснилось, что делать это она не собирается, пара рассталась.

Оливье Мартинесу актриса дарила свою симпатию, но не выгодные роли.
Оливье Мартинесу актриса дарила свою симпатию, но не выгодные роли. Фото: Фото из открытых источников

В поисках приключений

В 2000-м ценители наслаждались «вкусной» игрой Бинош в «Шоколаде», обсуждали ее в роли Анн в драме Михаэля Ханеке «Код неизвестен». Главной новостью для сплетников стало появление на свет дочери Анны  от актера Бенуа Мажимеля, который был на 10 лет младше Бинош. Вместе Жюльет и Бенуа сыграли знаменитых любовников Жорж Санд и Альфреда де Мюссе в биографической ленте «Дети века». Разница в возрасте не мешала им наслаждаться обществом друг друга. Кроме того, Бенуа просто обожал дочку. «Я дитя развода, как и ты, - пояснял Мажимель возлюбленной. - Все детство просидел с младшими братьями и сестрами. И если ты из поколения мужественных женщин, то я - из поколения женственных мужчин, которые не стесняются готовить еду и выносить горшки. Так что я буду рядом с Анной, что бы ни случилось». Правда, и этот роман не продлился долго.

Немногие знают, что Жюльет всегда пользовалась повышенным вниманием со стороны не только коллег-актеров, но и сильных мира сего. Например, в  1993 году Франсуа Миттеран пригласил актрису на обед в Елисейский дворец, а когда его спросили: «Почему?», ответил: «Мне приснилось, что она меня поцеловала. Хочу предложить ей стать моей любовницей. Надеюсь, она согласится». Жюльет отказалась и от обеда, и от предложения разделить главную постель страны, но вовсе не потому, что Миттерану было далеко за семьдесят. «Его возраст превратил все в милую, хотя и рискованную шутку, - смеялась Бинош. - А вообще, он был достойным уважения человеком».

Много позже она отказалась и от предложения пообедать с Биллом Клинтоном в Белом доме: не смогла выкроить время между репетициями на Бродвее. Тогда президент США сам приехал к ней в театр, но… вместе с женой, которая побоялась отпускать его одного в гримерную французской звезды. 

Последним главой государства, положившим глаз на Жюльет, стал в то время французский президент Николя Саркози, искавший себе новую жену. У него, по словам актрисы, не было совсем никаких шансов…

Бинош признается, что любимые мужчины не раз предлагали ей узаконить отношения и что она никогда не говорила «нет». «Я просто не давала ответа», - лукаво улыбается она, уверяя: любая привычка - это синоним смерти, она же больше всего ценит приключения.  «Как только ты говоришь «да» - неважно, мужчине или роли, - жалеть себя поздно и бессмысленно, - считает актриса. - Я привыкла к свободе, возможности выбора, праву принимать решения единолично. Меня нельзя загонять в угол, связывать слишком сильно. Как можно цементировать отношения, в которых ты задыхаешься?»

Ольга ГРАЖИНА

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно