4116

Лед и пламень. Любовная буря Ингрид Бергман

№ 31 от 28 июля 2015 года 28/07/2015

Говорят, противоположности притягиваются. Что общего может быть у хладнокровной скандинавской актрисы с высокими моральными принципами и ветреного итальянца, режиссера-новатора, не признающего никаких правил? Разве что кино… И любовь.

Одна фраза

Она вышла из полупустого кинотеатра потрясенная. Фильм «Рим – открытый город» почти никому в США не известного итальянского режиссера Роберто Росселлини – вот кино, где ей хотелось бы сниматься, а не слезливые мелодрамы, за роли в которых ее превозносили на всю Америку! Она думала лишь об одном – как ей встретиться с этим человеком?

В послевоенном 1946 году Ингрид Бергман – звезда Голливуда, идеальная жена и мать, - волнуясь, написала в далекую разбомбленную Италию режиссеру-бунтарю, известному на всю страну ловеласу Роберто Росселлини: «Дорогой господин Росселлини! Я видела ваши фильмы, и мне они очень понравились. Если Вам нужна шведская актриса, которая прекрасно говорит по-английски, еще не забыла немецкий, с трудом изъясняется по-французски, а по-итальянски знает только «Ti amo», то я готова приехать и сделать с вами фильм». Одной фразы на родном языке Росселлини - «Люблю тебя» - Ингрид хватило, чтобы в их совместном будущем появились не один фильм и трое детей...

Роберто с юности слыл донжуаном. В то время у него были законная супруга и несколько любовниц, в том числе «Мисс Америка-46», а еще главная муза его картин - Анна Маньяни. Он получал любовные послания пачками, почти все они тут же летели в мусорную корзину, но эти простые строчки не выходили у него из головы: «Я готова приехать и сделать с вами фильм…»

Развод по-итальянски

Когда однажды за обедом Росселлини заявил Маньяни, что в его следующем фильме главную роль исполнит не она, а Ингрид Бергман, тарелка со спагетти, которые ела Анна, оказалась у него на голове. Развод с женой прошел куда менее бурно. Остальным своим пассиям он и говорить ничего не стал - просто в скором времени они увидели его фотографии вместе с Ингрид во всех газетах. Подобный шаг вполне вписывался в его репутацию сердцееда. Удивительным было другое – он не сделал Бергман очередной любовницей, а женился на ней и ни разу ей не изменил.

Однако в этой головокру-жительной истории любви двоих очень разных, но страстно влюбленных друг в друга людей был третий лишний, который не верил ни в головокружение, ни в страсть, зато свято чтил долг и незыблемость семейных ценностей.

Высокий красавец, блондин, спортсмен, интеллектуал, профессор медицины, друг и поддержка в голливудской карьере шведской актрисы – весь этот список замечательных качеств воплотился в одном мужчине, муже Ингрид Петере Линдстроме. И этот идеал, о котором мечтают миллионы женщин, она бросила, даже не собрав чемоданы.

Петер был взбешен. Он давал скандальные интервью, поливая супругу грязью. В американских газетах голливудскую диву теперь именовали не иначе как «жрица свободной любви», «апостол разврата». Он не давал ей развода так долго, как только мог: за это время она успела родить сына от Росселлини. Это стало последней каплей для Петера: он дал согласие на развод, но лишил бывшую жену права видеться с их общей дочерью Пиа. Более того, он настроил девочку против матери, и та написала Ингрид, что больше не любит ее и даже не хочет видеть на карте Италию.

Шумиха вокруг ее имени словно не касалась Ингрид, а ведь появление у бывшей любимицы американского зрителя незаконнорожденного сына так возмутило Соединенные Штаты, что американский Сенат официально объявил ее «персона нон грата», а фильмы с ее участием изъяли из проката! Даже друзья по актерскому цеху отвернулись от нее. Хэмфри Богарт, случайно встретив в Риме Бергман на большом сроке беременности (она ждала двойняшек - дочерей Изабеллу и Ингрид-Изотту), воскликнул: «Ты сильно промахнулась, выйдя замуж за этого Росселлини! В Америке была бы звездой первой величины! А сейчас, здесь, кто ты есть?!» Она ответила, не задумываясь ни секунды: «Я – счастливая женщина».

Горячая кровь

Чувства, нахлынувшие, как морская волна, - неотвратимо и головокружительно, так же быстро и уходят - как вода в песок. Роберто, казавшийся единственным, неповторимо мужественным и бесконечно талантливым мужчиной, оказался безответственным, расточительным, ревнивым и даже истеричным.

Список недостатков рос с каждым днем, и наконец Ингрид осознала, что Роберто всегда был таким, - просто она этого не замечала, ослепленная страстью. Любовь, казавшаяся вечной, едва не спровоцировавшая международный конфликт между США и Италией, перегорела, словно лампочка.

Росселлини устраивал ей сцены ревности, даже если Ингрид всего лишь приветливо смотрела на другого мужчину. Он кричал, что покончит с собой, если она бросит его, и в подтверждение своих слов вынимал пистолет или мчался на бешеной скорости на автомобиле к ближайшему дереву, правда, всегда успевая затормозить в последний момент. Его итальянскую кровь будоражили подобные выбросы адреналина, она же, кроме усталости и раздражения, уже не чувствовала ничего.

Роберто объявил монополию не только на любовь, внимание, время, но даже на актерский талант Ингрид, запретив ей сниматься у других режиссеров. Она была вынуждена отказать самому Феллини, чего не позволяла себе ни одна актриса. В наши дни фильмы Росселлини признаны шедеврами мирового кинематографа, а в то время они раз за разом проваливались в прокате и не приносили почти никакого дохода. Порой у Бергман не хватало денег даже на обувь троим детям.

Долги росли как снежный ком, пока, наконец, материнская любовь не возобладала над чувствами к мужу и Ингрид не взбунтовалась. Она очень быстро вернула себе репутацию успешной актрисы, заработав не только деньги для семьи, но и «Оскар». Америка простила «блудную дочь», и кинокомпания «XX век Фокс» подписала с ней выгодный контракт.

Росселлини устроил ей грандиозный скандал, обозвав предательницей, которой не важны ни он сам, ни его искания в искусстве, а значит, ему остается одно – отправиться на небеса. Только спустя месяц бессонных ночей Ингрид узнала из газет, что ее муж жив-здоров и находится в Индии, где снимает документальный фильм об этой стране по приглашению самого главы правительства Джавахарлала Неру. Более того, сумасбродный итальянец успел закрутить роман со сценаристкой картины, замужней индианкой Сонали Гупта. Так Росселлини вновь попал в центр международного скандала. Неру потребовал от него немедленно покинуть страну. Режиссер покинул, прихватив с собой беременную любовницу, на которой он вскоре женился, и ее малолетнего ребенка, которого он усыновил.

Журналисты атаковали дом Ингрид, допытываясь, что она чувствует по отношению к неверному супругу. Ответом были молчание и фирменная спокойная улыбка шведки. Она вынесла из брака с Роберто простой и ясный вывод: «вечная» любовь – не для спокойной семейной жизни. После любовных бурь Ингрид хотела только одного – покоя.

И ее желание сбылось. Третий супруг актрисы Ларс Шмидт был ее соотечественником, продюсером и оказался для нее настоящим даром небес. Он стал отцом ее детям, быстро поправил финансовое положение семьи, подарил Ингрид остров возле берегов родной Швеции, где она могла спокойно учить роли, отдыхать после съемок, просто предаваться безделью – роскошь, которой она прежде не знала.

В отличие от бурного тандема Бергман и Росселлини, эти двое были очень похожи друг на друга. Оба – уравновешенные скандинавы: они не говорили о любви, а жили в ней. Не в их темпераменте было бросаться клятвами вечно быть вместе, однако Ларс оставался рядом с Ингрид до самой ее смерти.

Наталья АНДРИЯЧЕНКО

 

31-34-2

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых