4790

Кардиограмма жизни. Дирижер Александр Сладковский - о том, как вернуть гармонию

№ 33 от 13 августа 2014 года 13/08/2014

- Александр, выступления Госоркестра Татарстана - будь то концерты в СНГ, во Франции, в Японии - всегда эмоциональны. Можно же всё сыграть очень качественно, но при этом не особенно выкладываться...

- Это наша отечественная дирижёрская школа, вернее, петербургское её направление. Валерий Гергиев, Юрий Темирканов - ярчайшие её представители. Это дирижёры, которые никогда не экономят на эмоциях.

Наступление классики

- Всё серьёзное, что сегодня существует в искусстве, уходит на второй план. Так, в музыке классика если не капитулирует, то уж точно во многом проигрывает попсе. Были времена, когда после премьеры какой-нибудь из опер Верди люди ликовали. А сейчас собирают стадионы и получают миллионные гонорары музыканты, скажем так, совсем другого направления. Какие оборонительные или наступательные действия нужно предпринять классике в таких условиях?

- Если говорить о Казани, то здесь тенденция, к великому счастью, другая. Говорю так, потому что знаю точно: продажи билетов на концерты тех, кто раньше собирал стадионы, сильно  упали. Фамилии называть не буду. (Смеётся.) В классической музыке мы видим обратную реакцию. Когда в 2009 г. здесь, в Казани, я дирижировал первым концертом, в зале были 50 человек, а на сцене - 110. Я тогда испытал настоящий шок: почему народ не пришёл? Программа была роскошная - популярная классика, не какая-то суперсовременная заумь.

Сейчас же и в Казани, и на гастролях по СНГ мы не играем в полупустых залах, где люди шуршат фантиками или разговаривают по телефону. Тенденцию эту надо очень бережно удержать.

- Благодаря чему ситуация начала меняться к лучшему?

- Я думаю, это как кардиограмма: сперва скачок вверх, потом - падение. Падение мы пережили в 90-е годы, когда людям было не до концертных залов - на еду денег не хватало. А в начале 2000-х годов постепенно всё начало стабилизироваться. Было принято решение - поддержать культуру. И люди поняли, что есть надежда (многие музыканты тогда разъехались по другим странам в поисках работы), и всё снова зашевелилось.

- Согласен, перемены есть. Но в любом сражении важно не только закрепиться на позициях, но и атаковать, захватывать новые плацдармы.

- Конечно! И тут уже руководителю нужно точно понимать, чего он хочет, какие цели ставит, куда двигается. Ведь это глобальная проблема: руководители (чем и кем бы они ни руководили) ждут указов сверху. Но, если у человека нет точного плана, ему никто не даст средств на развитие той сферы, за которую он отвечает. Это сейчас самое важное - воспитывать руководителей, которые могли бы брать на себя ответственность. Тот же дирижёр - это человек, который берёт на себя ответственность за коллектив оркестра, а не просто сидит и ждёт, что кто-то придёт и что-то ему даст, а он будет почивать на лаврах.

Рахманинов на обед

- Предположим, что у нас есть и дирижёр хороший, и коллектив достойный. Но народ всё равно идёт не к ним, а на эстрадный концерт. Или просто сидит дома и смотрит «ящик». По разнарядке же не направишь людей в концертные залы!

- Верно! Мы и через это прошли. Когда три года назад я возглавил Госоркестр Республики Татарстан, многие здесь вообще не знали, что есть такой оркестр. Что мы сделали? Пошли в торговые центры, поехали по городам Татарстана, играли на заводах.

- Буквально? В цехах?

-  Да. На КамАЗе. Там обеденный перерыв - 20 минут, потом снова включается конвейер. В цехе тысячи людей сидят: кто с кефиром, кто с булочкой... И тут мы врываемся. Я сразу советские времена вспомнил. И мы вместо отведённых нам 20 минут играли 40 - люди, услышав живой звук, нас не отпускали, кричали: «Давай ещё!» У меня ноты кончились - я ведь к такому долгому концерту не готовился. (Смеётся.) Можете себе представить ситуацию - симфонический оркестр на КамАЗе играет финал Первой симфонии Рахманинова?!

На самом деле музыка действует на людей магически. Мы даём концерты для больных раком детей в Республиканской детской клинической больнице. Врачи нам говорят, что после концерта у детей улучшаются анализы крови.

А возвращаясь к вашему вопросу: «Как сделать так, чтобы люди пришли?», скажу: они должны понять, что на сцене настоящий оркестр, он играет в очень хорошем качестве настоящую музыку. И тогда слушатели уходят с концерта заряженными энергетически.

- Вы ездите к детям в больницу. А как молодёжь привлечь в залы?

- Через социальные сети. Молодое поколение - оно же совсем неглупое! Прочитав что-то интересное в Интернете, они говорят: «Это круто, надо идти!»

Особая статья - наш образовательный проект. Мы организовали уроки музыки с оркестром: подписали соглашение с Управлением образования города, и теперь практически все казанские школьники приходят в концертный зал, слушают живой оркестр. Тот, кому очень повезёт, может поиграть на барабанах. А самый наглый даже может подирижировать. Я же очень прагматичный руководитель и забочусь о том, чтобы воспитывать аудиторию, которая через несколько лет придёт на наши концерты. С неба само ничего не падает, в том числе и зрители, их надо самостоятельно формировать.

Где гении?

- Александр, вы формируете будущую публику. А будущее классической музыки вам каким видится? Многие музыканты считают, что вся музыка закончилась в XIX веке. И действительно, никого равноценного Моцарту, Бетховену, Чайковскому пока не появилось.

- Безусловно, на том музыкальном наследии, которое мы имеем, можно ещё не одно поколение воспитывать. Проблема в том, что те молодые, кто сегодня учится на композиторов, не ходят в концертные залы. Как в том анекдоте: два приятеля разговаривают: «Ну как тебе Паваротти?» - «Плохой певец!» - «А ты откуда знаешь?» - «Да мне Вася напевал - не понравилось!» И сейчас необходимо вернуться к академической основе, потому что без академической базы мы не сможем двигаться вперёд. Нужно сохранить здоровый консерватизм - и спустя какое-то время это даст результаты. Если же композиторы и дальше будут писать музыку, не слыша оркестра, а критики, не зная предмета, будут что-то критиковать, то, конечно, мы придём к полной разрухе. Этого ни в коем случае нельзя допустить.

Я уверен, что у нас появятся новые гении - композиторы, которые запечатлят вот это время, очень противоречивое и сложное. Это произойдёт, если мы будем помнить о том, что самое важное в каждом человеке - самосовершенствование и стремление к чему-то недосягаемому. Потому что совершенства нет - есть только движение к нему.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно