24487

Иосиф Пригожин: «Я подставил Валерию и не могу исправить эту ошибку»

Владимир Полупанов, "АиФ": Скажи, что в свои 50 лет ты считаешь своим главным достижением?

​Иосиф Пригожин: Дожить до 50 в окружении друзей и любящих тебя людей, быть при этом в хорошей форме — это уже достижение (смеётся) в наше время. Главное для любого человека в жизни — родители, семья, дети, возможность дать детям образование. В общем, без любви никуда. 

​— Я имел в виду прежде всего твою профессиональную деятельность. 

​— Что касается профессии, то сегодня у меня два направления. Я по-прежнему остаюсь продюсером певицы Валерии. Мы продолжаем вместе жить и работать. Помимо этого, я возглавляю автомобильный телеканал «Авто плюс», что делает мою жизнь еще более интересной. У меня ещё масса интересных задумок, которые я могу реализовать. 

​— Например? 

​— Я мог бы заниматься и молодыми артистами. Но это возможно в абсолютно других условиях. Чем старше ты становишься, тем меньше тебе хочется унижаться и ходить к программным директорам на поклон и попрошайничать: «Поставьте артиста в эфир». Или просить не уничтожать артиста. 

​— А каких музыкантов и каким образом уничтожают? Неужели Валерию?

​— Музыканты по-прежнему сталкиваются с преодолением, чтобы попасть на радио.  Понятно, что есть песни, которые пробивают себе дорогу без участия радио. Но радио (помимо интернета) по-прежнему остается провайдером — то есть поставщиком — музыкального контента и формирует музыкальные вкусы населения. Я не то что жалуюсь. Просто констатирую: за последние 3 года ни одна новая песня Валерии не попала на «патриотическое», как утверждает его владелец Владимир Киселёв, «Русское радио». Радио стало неким инструментом для сведения счетов. 

​В период управления РМГ Владимиром Киселевым музыканты не избавились от унижений, а, наоборот, стали заложниками каких-то надуманных им вещей.  Не хочется в период юбилея говорить об этом. Но самое неблагородное дело сводить со мной счеты через моих жену и детей. Мы, представители шоу-бизнеса, выступили против Киселева и поддержали Сергея Кожевникова в период перепродажи «Русского радио». Закончилось все тем, что все побежали к Киселеву на поклон. А мы с Лерой остались в гордом одиночестве. 

​Получается, что никого нельзя критиковать. Все обижаются. Я высказал мнение, что мне не нравится клип Филиппа Киркорова и Коли Баскова «Ибица». Я считал и считаю, что артисты такого калибра не должны опускаться и ловить хайп на клоунаде. Обливаться дерьмом, чтобы привлечь внимание, мне кажется, неправильно. Я всего лишь высказал свою позицию. 

​— И Филипп на тебя обиделся?

​— Да. Теперь я для него враг. Я не претендую на любовь Киркорова. Но хочу иметь право на свою точку зрения. Мне всегда казалось, что Филипп — довольно ироничный человек и к себе относится с долей самокритики. Увы, мы хотим критиковать других, но сами не желаем подвергаться критике. Это то, что меня беспокоит и волнует.

— Ты возглавил автомобильный канал. Но, насколько я тебя знаю, вроде бы ты не очень хорошо разбираешься в автомобилях?

​— Я не разбираюсь?! Все мы, мальчики, любим машинки (смеётся). У меня в свое время был автосервис. Я же занимаюсь телевизионным контентом, а не производством автомобилей. Если бы меня сделали директором автозавода, это был бы другой разговор. 

​— Какой контент тебе все-таки интереснее и ближе: «машинки» или шоу-бизнес, на котором ты не одну собаку съел? 

​— Я человек разносторонний, мне все интересно. Конечно, я себя комфортнее чувствую в индустрии развлечений. Мне нравится организовывать шоу, концерты. Но мы с годами растем. Руководить тематическим каналом мне тоже нравится. Я мог бы быть даже руководителем большого федерального канала. У меня достаточно опыта. Я работаю с телевидением уже много лет. Если мне в ближайшем будущем удастся стать совладельцем каких-нибудь музыкальных медиа, наступит райское время для музыкантов. Они себя будут чувствовать очень комфортно в период моего руководства. Основная задача продюсера — помогать музыканту найти дорогу к слушателю, дать возможность аудитории познакомиться с творчеством артиста. И пусть публика сама решает, насколько это творчество ей нужно. А у нас получается так: сначала артист сам себя раскрутит, а потом за ним уже бегают радиостанции и телевидение. Мы должны на начальном этапе помогать артистам.​

​Если вернуться к моему 50-летию, то хочу сказать: каждый человек проходит определенные этапы. У меня по-прежнему активный период в жизни. Это не подведение итогов. Это просто другая ступень. Я не собираюсь сдаваться и менять свою позицию. Продолжаю любить, работать, воспитывать детей, путешествовать. И не чувствую себя человеком, которому исполнилось 50. 

​— Несколько лет назад разгорелся конфликт между тобой и твоими детьми от предыдущего брака: Данаей и Дмитрием. Они обвинили тебя в том, что ты им не помогаешь. Вы не наладили отношения? 

​— Это очень сложно сделать. Вопрос не в том, кто кому уступит. Я готов уступить. Но я хочу, чтобы они стали частью цивилизованного общества и правильно воспринимали какие-то вещи. Я готов помогать и быть рядом. Но не готов терпеть оскорбления. 

​— Сейчас ты им не помогаешь? 

​— Я считаю, что, когда человеку исполняется 22 года, ты уже не ребенку помогаешь, а являешься спонсором взрослого человека. Задача родителей вырастить ребенка, дать ему образование. А  вот дальше они должны отправиться в свободное плавание. Мы не бросаем их. Но и все время их «спонсировать» тоже неправильно. У нас сегодня только один ребенок на дотации: он учится. Мы готовы оплачивать образование детям, помочь устроиться на работу. Но мы не готовы содержать своих детей на иждивении до их пенсии. Они должны сами выстраивать свою жизнь и не воспринимать нас как собес. 

​— Еще у тебя непростые отношения с Авраамом Руссо, которого ты продюсировал. Сейчас у него вроде бы все хорошо. Он вернулся в Россию, выступает... 

​— …Я рад, что у него все хорошо. Но для меня он остаётся подонком. 5 апреля состоится суд (Руссо утверждает, что 15 лет назад его похитили и избили. Племянник бизнесмена Тельмана Исмаилова и его водитель проходят по делу в качестве подозреваемыхРед.), куда меня вызвали в качестве свидетеля. Я вынужден тратить время на суды. У меня позиция простая: артист хорош настолько, насколько хороша его последняя песня. Я вкладывал свое время и силы в Руссо. Прошло время, а я ничего не получил, кроме повестки в суд.

Ты был и продюсером Николая Носкова 8 лет. Видел вашу свежую совместную фотографию у тебя в Instagram. Как его самочувствие после инсульта? Вернется ли он на сцену?

​— У Коли сейчас непростая ситуация. Трудно дать оценку. Он пытается встать на ноги. Но время, увы, работает не на него, а против. 

— Ты сказал, что можешь руководить даже федеральным каналом, накопил большой опыт. Как тебе кажется, Владимир Зеленский, обошедший в первом туре выборов Петра Порошенко, сможет управлять такой непростой страной, как Украина? 

​— Мы знакомы с Зеленским. Он не озлобленный, воспитанный, образованный. У людей, которые за него голосовали, есть надежда, что он будет договариваться, искать какие-то компромиссы по урегулированию конфликтов. Мы связаны пуповиной, которую нельзя просто взять и отрезать. Мы с любовью относимся к Украине и украинцам. Надеюсь, что Зеленский сможет консолидировать общество и станет серьезным политическим тяжеловесом. Я ему этого желаю, по крайней мере. 

​Если он победит во втором туре, то станет легитимным президентом. Он придет к власти не на костях, как Порошенко. Зеленского обвиняют в том, что за ним стоит Коломойский. Слушайте, у всех есть спонсоры. Ни одна предвыборная кампания ни в одной стране не обходилась без спонсоров. Другой вопрос — чего ждут спонсоры, если побеждает тот, кого они спонсируют. У всех есть обязательства.

​— Валерия спела не одну песню на стихи Михаила Гуцериева. Тебя не смущает, что на радиостанциях, ему принадлежащих, звучит много песен, написанных на его стихи? Не вредит ли это нашему шоу-бизнесу?

​— У Михаила Сафарбековича есть поэтический дар, ему нравится писать стихи. У него есть своё медиапространство, где он может демонстрировать плоды своего творчества. Гуцериев же никого не заставляет петь песни на его стихи. Артисты сами принимают решение о том, какие песни им петь. У нас вышла новая песня, написанная Дубцовой, а не Гуцериевым. Но эта песня крутится на всех радиостанциях, принадлежащих Гуцериеву. Михаил Сафарбекович — очень порядочный и искренний человек. Для меня он Шиндлер русского шоу-бизнеса. Благодаря ему многие артисты имеют возможность оставаться в медийном пространстве. 

​— Самая большая ошибка, которую ты совершил? 

​— Я был как дагестанский канатоходец: балансировал и был со всеми в прекрасных отношениях до тех пор, пока из-за Ларисы Синельщиковой не перессорился со многими людьми в шоу-бизнесе. Я убедил Валерию принять участие в отборочном туре «Евровидения-2009». И тем самым подставил ее. Это самая большая моя ошибка, которую исправить уже не могу. Артистка такого масштаба не должна была участвовать в отборочном туре! Это мой продюсерский просчет. Я человек эмоциональный, всегда иду на передовой. Желание быть справедливым и правдивым меня иногда подводит. Интриг и сплетен по поводу меня всегда было много. Моя карьера в какой-то момент чуть не пошла под откос. И в этом смысле я бесконечно благодарен Валерии за ее преданность и порядочность по отношению ко мне.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно