398

И Видов такой молодой… Как снимался кинохит «Всадник без головы»

23 июля 1973 года в советский прокат вышел фильм «Всадник без головы» — Владимир Вайншток, снявший в 30-е годы «Детей капитана Гранта», вернулся в режиссеру спустя 35 лет и снял самый известный советский вестерн.

Вестерны считаются исключительно американским жанром — там почти обязательными элементами являются бесконечные прерии, коварные или благородные индейцы, мужественные ковбои и шерифы, бандиты и прочие обитатели Дикого Запада. Но все это не мешало кинематографистам других стран снимать свои собственные версии похождений тех же героев — например, в немецких вестернах снимался югославский актер Гойко Митич, и созданный им образ Чингачгука навеки остался в памяти миллионов советских зрителей. Ну а изобретателем жанра «спагетти-вестерн» был итальянский режиссер Серджио Леоне, который снимал свои фильмы «Долларовой» трилогии вовсе не в Америке, а в соседней Испании.

В СССР с вестернами было негусто — отечественные кинематографисты предпочитали похожий жанр «истерна», с Гражданской войной в качестве исторического фона. Но все-таки отдельные фильмы были чистыми вестернами — почти такими же, как в далеком Голливуде, но с хорошо знакомыми актерами. И одним из главных советских вестернов стал «Всадник без головы» режиссера Владимира Вайнштока — экранизация одноименного романа Майн Рида.

Кто такой режиссер Вайншток?

Ответить на этот простой вопрос сразу, пожалуй, и не получится, хотя Владимир Вайншток оставил заметный след в неформальном «золотом фонде» советского кино. Он начинал еще в 1920-е, снимал немые короткометражки, многие из которых до наших дней просто не сохранились. В тридцатые годы Вайншток перешел в полнометражное звуковое кино и буквально в один момент стал признанным мастером приключенческого кино. В 1936-37 гг. он снял фильмы «Дети капитана Гранта» (тот самый, с музыкой Исаака Дунаевского и песнями о капитане и веселом ветре) и «Остров сокровищ», в котором юнгу Джима играла 30-летняя актриса Клавдия Пугачёва.

Cоветский кинорежиссёр и сценарист Владимир Вайншток.
Cоветский кинорежиссёр и сценарист Владимир Вайншток. Фото: Commons.wikimedia.org

После такого успеха Вайншток вроде бы должен был и дальше снимать любимое зрителями кино, но он сначала стал киночиновником — был одним из руководителей «Мосфильма», занимался эвакуацией студии в Алма-Ату и организацией ее работы после возвращения. А потом он вообще оказался вне кинопроцесса — по одной версии, пострадал из-за борьбы с космополитами, а по другой — потому что работал на советские спецслужбы.

Режиссер или шпион?

Возвращение Вайнштока в кино подтверждало версию про спецслужбы — он был автором сценария документального фильма про Василия Шульгина, монархиста и одного из организаторов Белого движения, который был арестован в конце Великой Отечественной войны в Югославии и затем отсидел 12 лет в лагерях. Впрочем, фильм оказался больше в пользу этого осколка прошлого мира и в прокат не выходил. Зато затем Вайншток (опять под псевдонимом Владимиров) написал сценарии к шпионскому детективу «Мертвый сезон», для чего часто общался с Рудольфом Абелем и Кононом Молодым, и к историческому боевику «Миссия в Кабуле», который тоже потребовал очень специфических знаний.

Правда, в те же годы Вайншток был еще и редактором журнала «Спутник кинофестиваля», который издавался во время проведения Московского международного кинофестиваля, а также руководил писательским кооперативом. В общем, не режиссер и сценарист, а загадка международного масштаба. И вот этот загадочный человек в конце 1960-х решает вспомнить молодость — ему на тот момент было около шестидесяти — и снова сесть в режиссерское кресло.

Куба, любовь моя

Выбранный материал для экранизации — роман Майн Рида «Всадник без головы» — был по тем временам беспроигрышной ставкой. В СССР вовсю крутили немецкие вестерны с Гойко Митичем, да и американская продукция до советских экранов добиралась — «Великолепную семерку» в 1961 году посмотрели 67 млн зрителей. Только что вышли две части «Неуловимых мстителей» (54,5 млн и 66,2 млн), и уже велась работа над третьим фильмом. Так что добро на свой проект Вайншток получил достаточно легко — а уж почему, бог весть. То ли чиновники из Госкино помнили свои детские впечатления от увертюры Дунаевского и наполненных ветром парусов на большом экране, то ли благодаря каким-то секретным указаниям, поступившим откуда надо.

Вроде бы первоначально Вайншток хотел снимать в Югославии — там уже была готовая инфраструктура как раз для вестернов, — но из-за Чехословацких событий 1968 года югославский вариант так и не был реализован. Но режиссер все-таки сумел пробить то, что сейчас называют модным словом «копродукция», — партнерами стали кубинские кинематографисты. Правда, Дикий Запад пришлось организовывать в Крыму — но после гайдаевских «Деловых людей» в этом ничего особенного никто не видел. К тому же Белая скала вполне справилась с задачей создания пейзажей Техаса, хотя выбранное поначалу место съемок было занято — там делали Италию для детской сказки «Чиполлино».

А рабов сыграли студенты

В актерском составе ничего необычного не было. С Видовым режиссер был знаком по работе над фильмом «Миссия в Кабуле», внешность у актера для техасского мустангера Мориса Джеральда была подходящей, а список работ — с главными ролями в «Обыкновенном чуде» Эраста Гарина и «Сказке о царе Салтане» Александра Птушко — весьма солидным. Ну а Людмила Савельева только что сыграла Наташу Ростову в эпопее Сергея Бондарчука «Война и мир» — и вряд ли какая рекомендация могла быть масштабнее.

В принципе, Вайншток собрал в своем фильме целый интернационал — ряд заметных ролей играли кубинские актеры, и даже негры-рабы были студентами симферопольских вузов из африканских стран; тогда о толерантности особо не думали. Ну а в итоге сюжет Майн Рида, пейзажи Крыма, легкая экзотика происходящего на экране и склонность режиссера к приключенческой тематике дали хорошие плоды.

Успех, успех, еще успех

«Всадник без головы» вышел в советский прокат ровно полвека назад, 23 июля 1973 года. В том году конкуренция среди релизов была высокой — лидером стала военная драма Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие...» (66 млн зрителей), второе место занял Леонид Гайдай со своей комедией «Иван Васильевич меняет профессию» (60,7 млн)... а Вайншток со своей картиной был четвертым — ее посмотрели 51,7 млн зрителей. По нынешним временам — заоблачные цифры аудитории. Это был успех не только для режиссера — Видов стал любимцем всех женщин страны, а Морис из «Всадника без головы» до сих пор остается самой известной его работой.

В общем, возвращение Вайнштока в режиссуру оказалось триумфальным, и он продолжил снимать фильмы. Вскоре вышла «Сломанная подкова» — детектив по мотивам романа Жюля Верна, который оказался не слишком востребованным. Ну а в 1978-м Вайншток снял «Вооружен и очень опасен» — еще один вестерн (на этот раз по мотивам «Калифорнийских рассказов» Брета Гарта) — с Донатасом Банионисом (знакомым режиссеру по «Мертвому сезону») и россыпью других советских звезд, а также с песнями Владимира Высоцкого.

Это снова был успех — 39,2 млн зрителей и 4-е место в прокате среди советских релизов; любопытно, что снимался фильм все там же, в Крыму, у Белой скалы. Но для Вайнштока эта картина стала лебединой песней — он скончался через два месяца после ее премьеры. Ему было 70 лет

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно