7293

Вячеслав Костиков: Живем по принципу: «Не до жиру, быть бы живу»

№ 28 от 7 июля 2015 года 07/07/2015

С тем, что «есть проблемы», согласны и сами власти: официальная статистика, аналитики Счётной палаты, эксперты Минэкономразвития, лица, о которых принято говорить как о «приближённых к Кремлю». Несмотря на унаследованную с советских времён привычку «лакировать» действительность, картинки реальной жизни прорываются и на телевизионный экран. Разноголосица слышится лишь в оценках глубины и возможной длительности кризиса. Официальная статистика говорит, что за последний квартал число бедных в стране выросло на 3 млн и составляет 16% населения. Неофициальные подсчёты дают более мрачные цифры: в бедности живут 30-35% российских семей. Налицо и последствия обеднения: на днях В. Путин высказал обеспокоенность тем, что в стране наблюдается рост смертности и заболеваемости.

Нарастание тревоги отмечают и социологи. Люди чаще стали говорить не о величии страны, а о том, как экономические трудности сказываются на обыденной жизни: смогут ли они, как прежде, питаться, отдыхать, обновлять свой гардероб, покупать вещи долговременного пользования.

Критики властей предрекают рост протестной активности и даже рассчитывают воспользоваться этим в ходе приближающихся выборов. Но социологи нарастания протестов пока не фиксируют. Почти не слышно о забастовках. Протесты против задержек или невыплаты зарплаты носят одиночный характер. Люди продолжают доверять власти, президенту, правительству. Пока верят и в то, что трудности носят временный характер.

Новые старые страхи

Но в настроениях населения появились и новые ноты. Социологи фиксируют новый тип тревоги. Людей тревожит не только личное и семейное благополучие, но всё чаще и состояние страны, ее судьба. И связано это с ухудшением отношений с недавно дружественной Западной Европой, с разговорами об изоляции, угрозами новых санкций. Подобные страхи разделяют (по данным «Левада-центра») уже более половины населения. Люди спрашивают: «Не грозит ли нам какая-то катастрофа?», «Не ожидают ли страну непредвиденные, не учтённые властью неприятности?»

На бытовом уровне эти тревоги чаще всего выражаются в привычной для советского человека формуле: «Лишь бы не было войны». Характерно то, что подобные страхи чаще высказывают люди старшего поколения. И это понятно: людям, которые пережили войну, не нужно объяснять, что это такое. Это утрата близких, послевоенная разруха и нищета, трудности восстановительного периода, очереди за ситчиком и мукой. Среди людей старшего поколения такую тревогу высказывают 60% опрошенных.

Подобные страхи весьма опасны для будущего страны. Что означают опасения молодых людей за страну и её будущее? Это значит, что они будут бояться создавать семьи, заводить детей, открывать собственный бизнес. На семейном уровне нарастание тревожности может повлечь за собой рост (и без того высокий) насилия в семье. Может расшириться и привычный соблазн снимать стрессы водкой и табаком. А для самых слабых - наркотиками.

Кризис демократии

У нарастания тревоги за страну имеется и ещё один аспект. На фоне новых страхов (особенно в регионах) людей стали меньше волновать перспективы развития демократии и гражданского общества. Зачем выходить с протестами против нечестных выборов, зачем шуметь против цензурных ограничений, зачем требовать прозрачности при принятии решений, если завтра (не дай бог) война, и не только остатки демократии, но и вся жизнь может полететь в тартарары?

Для рядовых граждан в представлении о том, что «вчера был мир, а сегодня война», нет ничего необычного. Для нашего человека (особенно для тех, кому не изменяет историческая память) почти весь ХХ век был веком военных катастроф, смертей, репрессий, лишений и тяжёлого труда. Это европейцам, празднующим в 2015 году 800-летие Великой хартии вольностей («Magna Carta»), привычно говорить о правах и свободах. А у нас по-прежнему в ходу народное «Не до жиру, быть бы живу».

Особенности восприятия текущего момента населением в немалой степени связаны и с тем, что средний человек по преимуществу всё ещё остаётся советским. А советский человек при первых же раскатах грома норовит привычно прислониться к власти. Человеку, сидящему по вечерам на завалинке или на диване у телевизора, проще и спокойнее думать, что кремлёвская власть хороша и заботлива, что Путин мудр и велик, а все беды - от плохих чиновников, глупых депутатов и вороватых губернаторов. А вот если ещё поставим памятник святому князю Владимиру да вернём на Лубянку Ф. Дзержинского, то, глядишь, с Божьей помощью и с помощью КГБ все беды и рассеются... Что же касается прав и свобод, то, когда потребуется, В. Путин отвалит столько, сколько европейцам с их хартией и не снилось.

*   *   *

Нужно сказать, что такого рода народные настроения власть (и кормящихся при власти) вполне устраивают. Зачем что-то менять, когда дети, друзья, родственники, жёны и «однокорытники» - все пристроены на хлебные места при госкорпорациях, фондах и форумах? Зачем реформы, если чиновники и депутаты из года в год наращивают зарплаты и довольствие? Если губернаторы и городничие царствуют и кормятся на местах, как во времена Гоголя и Салтыкова-Щедрина? Если судебные и силовые чины (в целях сохранения «общественного согласия») тоже приглашены к раздаче у «корыта»? А чтобы всем этим счастливцам было не скучно по вечерам, к себе в компанию они взяли (хорошенько прикормив) группы самых весёлых, ласковых и самых находчивых - артистов, спортсменов, режиссёров, телевизионщиков и просто шутов.

Как в опере Бородина поёт князь Галицкий:

К ночи в терем бы сгоняли

Красных девок всех ко мне,

Девки песни б мне играли,

Князя славили б оне.

Пей, пей, пей, пей, пей, гуляй!

Главное, чтобы никто в ходе хмельного веселья не напоминал о каких-то там реформах, гражданском обществе, правах человека.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно