aif.ru counter
2172

Стыд и храм. Почему в Европе горят, рушатся и за бесценок продаются церкви?

Пожар в соборе Святых Петра и Павла в Нанте.
Пожар в соборе Святых Петра и Павла в Нанте. © / STEPHANE MAHE / Reuters

26 июля полиция арестовала 39-летнего выходца из Руанды, работавшего в качестве добровольца в сгоревшем соборе Святых Петра и Павла в Нанте. Волонтер признался в поджоге церкви.

Трагедия в Нанте обратила внимание на проблему, которая теперь стала актуальной для всей Европы. Только во Франции за последние 15 лет снесено или погибло 30 церквей, а в других странах их число достигает сотен. В чем причина такого общеевропейского тренда, разбирался АиФ.ru.

Случайность или поджог?

Пожар в одном из крупнейших готических соборов Франции (он лишь на шесть метров ниже знаменитого и тоже сгоревшего год назад Нотр-Дам-де-Пари) и крупнейшей церкви Бретани произошел 18 июля. Из-за того, что возгорание произошло сразу в трех местах, полиция с самого начала не исключала версию поджога.

Уже спустя несколько дней был задержан 39-летний выходец из Руанды, работавший в церкви на добровольных началах. Правда, вскоре его отпустили, однако в воскресенье, 26 июля, он был арестован и сознался в поджоге. Мотивы его поступка не разглашаются. Арестованному грозит до 10 лет тюрьмы и штраф в 150 тыс. евро.

Правда, самому собору, включенному в реестр памятников Франции за целых 29 лет до конца строительства в 1891 году (а начали его строить в 1434-м), это вряд ли поможет. Каменный каркас церкви пострадал мало, но, как и в случае с собором Парижской Богоматери, особую ценность представляет не только сама постройка, но и ее «начинка». Французские соборы хранят уникальные исторические артефакты, которые первыми гибнут в пожарах.

Вот и в Нанте сгорели витражи XVI века, центральная оконная роза XV века, орган собора XVII века работы Жака Жирардо (один из лучших во Франции). Утрачена картина Ипполита Фландрена «Святой Клер, исцеляющий слепых», увидев которую мэтр неоклассицизма XIX века Жан Огюст Доминик Энгр воскликнул: «Нет, друг мой, живопись не пропала». У произведения искусства, висевшего рядом с распределительным щитом, просто не было шансов уцелеть.

Разрушения могли бы быть еще большими, но спасла проведенная три года назад реставрация. Благодаря ей были укреплены своды здания, и церковь, которую возводили без малого 400 лет, спаслась от обрушения.

Церкви оскверняют

Очередной пожар в памятнике искусства, притягивающем сотни тысяч туристов, возобновил по всей Европе дискуссии, притихшие было через некоторое время после пожара в Нотр-Дам-де-Пари. Что происходит с христианскими церквями, почему они одна за другой горят по всей Европе?

Согласно статистике только во Франции с января 2018 года по апрель 2019-го (когда случилась трагедия в соборе Парижской Богоматери) в церквях вспыхнуло два десятка крупных пожаров. Проверки, которые прошли по всей стране, показали, что в большинстве старинных церквей попросту отсутствуют современные противопожарные системы. Впрочем, даже если они есть, от поджогов они не спасают. В Нанте система была, но не сработала: видимо, её вывел из строя поджигатель, мигрант из Руанды. Кстати, до сих пор неясно, что же стало причиной пожара в Нотр-Дам-де-Пари. Власти отрицают вариант с поджогом, однако далеко не все французы им верят.

Но подобное происходит не только во Франции, где в среднем оскверняется по две церкви каждый день (только за 2019 год во французских церквях произошло 875 актов вандализма). Похожая ситуация в Германии, рассказывает "АиФ" историк-религиовед Борис Якеменко.

«Церкви оскверняются, грабятся, поджигаются, разрушаются установленные на вершинах гор кресты, уничтожаются священные статуи вдоль дорог, атакам вандалов подвергаются христианские символы на кладбищах. Преступниками, как правило, являются иммигранты. Так, накануне Рождества 2016 года в немецкой земле Северный Рейн-Вестфалия, где проживают более миллиона мусульман, было разбито множество распятий и обезглавлено около 50 общественных христианских статуй. В том же году после прибытия в Германию ещё одного миллиона мигрантов — преимущественно исламского вероисповедания, — по сообщениям в местной прессе, в городе Дюльмене „не проходит и дня без нападений на христианские статуи, притом что в городе вместе с ближайшими окрестностями проживают менее 50 000 человек“», — говорит Якеменко.

Вера уходит

Впрочем, церкви вымирают и без помощи мигрантов. В Лондоне начиная с 2001 года было закрыто более 500 церквей, а сейчас в год закрывается около 20. В Германии с 1990 по 2010 год было закрыто 340 церквей. А Католическая церковь Германии закрыла за последнее десятилетие 515 храмов. В планах — закрыть еще 700.

В Нидерландах к 2025 году будут закрыты две трети католических церквей. В соседней Бельгии планируют повесить замок на 108 церквей. Продают церковные здания в Северной Европе, причем они находятся в таком состоянии, что уходят за бесценок. В Швеции широко разошлась история о храме, проданном всего за 1 крону. В Норвегии из 3 тысяч церквей доступны для посещения лишь 1,2 тысячи. Остальные закрыты из-за отсутствия надлежащего технического обслуживания.

По всей Европе храмы переделывают под овощные рынки, квартиры, отели, даже ночные клубы. Короче, там происходит все то, что происходило в СССР в годы борьбы с религией. Однако церкви закрываются вовсе не из-за того, что люди боятся последствий из-за посещения службы. Просто в европейских странах год от года снижается количество верующих.

В той же Великобритании в 1983 году верующими себя называли 70% населения, а сейчас — всего 40%. Во Франции верующих 34%, в Швеции — всего 23%. Церкви пустеют, они не нужны в таком количестве. При этом многие храмы представляют собой памятники архитектуры. Однако денег на их содержание часто не находится. На место одной паствы зачастую приходит другая. Во Франции правительство Макрона приняло решение передать мусульманам свыше 50 французских церквей. И это на фоне того, как весь христианский мир громко переживал по поводу возобновления по решению президента Турции Эрдогана мусульманских богослужений в стамбульской Святой Софии...

«Большинство европейцев не просто теряют религиозность: им становится всё равно, что происходит с их культурным наследием. Люди не готовы тратить деньги содержание церквей. Даже когда сгорел Нотр-Дам-де-Пари, пожертвования шли скорее не ради спасения собора, а потому, что так положено, потому что это хорошая возможность прорекламировать себя», — говорит АиФ.ru Борис Якеменко.

Эта тенденция, к сожалению, зашла так далеко, что должно произойти действительно какое-то большое потрясение, чтобы ситуация изменилась, считает религиовед. «Пожар в соборе Парижской Богоматери, несмотря на всю свою культурную значимость, таким потрясением не стал», — констатирует он. А что еще могло бы пробудить Европу, пока представить себе сложно.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых