aif.ru counter
6028

Шведский синдром. К чему привел отказ Стокгольма от карантина?

Стокгольм.
Стокгольм. © / TT News Agency / Reuters

Весь мир с интересом следил за Швецией, решившей не вводить жесткий карантин. В стране продолжали работать школы, сады и даже рестораны. Поэтому заявление главного эпидемиолога Швеции о недостаточной эффективности принятых мер быстро стало сенсацией. Но можно ли считать его признанием ошибки? Скорее нет.

Главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл дал интервью местной радиостанции, а вскоре его слова цитировали все мировые СМИ.

Тегнелл признал, что выбранная стратегия привела к высокому числу жертв. Сейчас в десятимиллионной Швеции 40 тысяч заболевших и 4,5 тысячи погибших. Показатель смертности относительно числа инфицированных — 11,2% — самый высокий в мире. Для сравнения: в США, где число заболевших приближается к 2 миллионам, смертность чуть больше 5%.

У ближайших соседей Дании и Норвегии, вводивших локдаун, умерли 580 (5% инфицированных) и 237 (2%) человек соответственно.

«Конечно, у нас высокий показатель смертности, особенно в учреждениях долгосрочного ухода, домах престарелых. Мы знали, что эта возрастная группа уязвима, но не знали, что заболевание происходит так быстро. И меры могли бы быть более эффективными. Например, мы должны были быстрее начать тестирование на коронавирус у пожилых людей», — заявил главный эпидемиолог Тегнелл в интервью Sveriges Radio.

Однако Тегнелл подчеркивает, что не считает это ошибкой, а введение строгого карантина — самым верным решением. На пресс-конференции, собранной после нашумевшего интервью, Тегнелл заявил: «Мы по-прежнему считаем, что стратегия хорошая. С другой стороны, всегда можно что-то улучшить, особенно теперь, проанализировав произошедшее».

По его словам, если бы ученые и политики изначально больше знали о природе болезни, страна могла бы пойти по другому пути. Но этот путь был бы чем-то средним между жесткими мерами, принятыми в Испании, Италии, Франции, и тем, что в итоге выбрала Швеция.

А что же выбрала Швеция?

Ограничения в стране есть. Например, запрет собираться группами более 50 человек. Нельзя посещать родственников в домах престарелых. Запрещен въезд в Швецию из стран, не входящих в ЕС. Высшие учебные заведения переведены на дистанционное обучение. Хотя работают школы и детские сады.

Открыты и тренажерные залы, но тренажеры включены через один в шахматном порядке. Везде расставлена жидкость для дезинфекции.

Отслеживается и расстояние между посетителями ресторанов. Шведский стол и обслуживание через барную стойку запрещены. Рестораны с тесной посадкой и другими нарушениям могут быть оштрафованы и закрыты.

Билеты на поезд продаются из расчета один человек на два сиденья, то есть рядом с пассажиром никто не сядет.

Магазины одежды работают, но примерочные в них закрыты. Многие из них терпят убытки, так как посетителей почти нет. За март обанкротилось 101 предприятие торговли.

Оплачиваемый больничный теперь можно получить с первого дня недомогания: раньше в первые несколько дней человек болел за свой счет. Это стимулирует шведов сидеть дома и не рваться на работу с симптомами ОРВИ.

Интересна риторика, выбранная властью в разговоре с гражданами. В документе с рекомендациями местного Минздрава особенно подчеркивается ответственность каждого человека в борьбе с COVID-19: а что ты сам можешь сделать, чтобы это прекратилось? О личной ответственности каждого в своем выступлении высказался и премьер-министр Стефан Левен. Упор — на сознательность жителей. Большая часть введенных ограничений носит не обязательный, а рекомендательный характер.

Кто болеет?

Жительница Швеции Галина Спивакова объясняет: много пострадавших среди иммигрантов, которые живут скученно. Первый подтвержденный случай в Стокгольме — из Ирана. А около 40% летальных случаев в столице Швеции пришлось на граждан сомалийского происхождения. В силу менталитета они продолжали тесно общаться и заражать родных и близких. Этнические шведы, ведущие более закрытый образ жизни, пострадали меньше.

Вторая крупная группа пострадавших — жители домов престарелых. В возрастной группе 70-90 лет больше всего летальных исходов. Именно о них сказал Тегнелл в своем интервью. Это, пожалуй, самый драматичный эпизод пандемии в Швеции. Власти признают: среагировали на опасность слишком поздно. По данным статистики за апрель 2020 года, почти половина умерших от коронавируса пожилых шведов жили в домах престарелых.

В статье Expressen рассказывается о вспышке коронавируса в одном из таких учреждений: умерла почти половина его обитателей. Одна из медсестер дома престарелых сообщила журналистам, что пациентов хаотично переводили из отделения в отделение, размещали вместе больных и здоровых даже тогда, когда персонал уже подозревал о вспышке. У медсестер не было даже респираторов, и их пришлось делать из подручных материалов: мешков для пылесосов. В это время врачи приезжали в дома престарелых в костюмах химзащиты. Сотрудники работали в обычной одежде. 

Эпизод привлек внимание шведской прокуратуры. Правительство Швеции выделило 2,2 млрд крон ($220 млн) на увеличение штата сотрудников домов престарелых и их дополнительное обучение. 

Также Швеции пришлось оперативно переучивать сотрудников и освобождать койки под ковидарии. При этом отменялись плановые операции: в Швеции очень маленький коечный фонд, один из самых скромных в Европе. По данным правительства, на каждые 100 тысяч жителей приходится 5,8 места в палатах интенсивной терапии. 

Экономика рухнула и без карантина

Швеция не выбрала жесткие карантинные меры, в том числе и для спасения экономики. А в итоге оказалось, что королевство столкнулось с теми же экономическими проблемами, что и соседняя Финляндия, где было введено чрезвычайное положение: закрыты образовательные учреждения, кафе, рестораны и прочие общественные места.

«Влияние (коронавирусной инфекции — прим. ред.) на экономику Швеции так же велико, как на другие страны Северной Европы, судя по тому, что мы сейчас знаем», — цитирует Helsingin Sanomat главного экономиста Swedbank в Финляндии Хайди Шауман.

Обе страны — Швеция и Финляндия — сильно зависят от экспорта. Приостановка предприятий чревата серьезными финансовыми потерями. Как говорится в отчете Swedbank, из-за ограничений, введенных на многих ключевых рынках (особенно в Европе), экспорт уже резко сокращается, большинство компаний страдает из-за разрыва производственных цепочек.

ВВП Финляндии по итогам года снизится на 6%, Швеции — на 5%. 

Эксперты шведского банка SEB ожидают, что в 2020 году ВВП королевства снизится на 6,5%, то есть примерно в тех же пропорциях, что и в США и Германии, где вводились карантинные ограничения из-за коронавируса.

Центральный банк Швеции прогнозирует еще больший спад: на 7% при позитивном сценарии и на 10% — при негативном. Регулятор ожидает роста безработицы до 10,1%.

Интересно, что уже в апреле уровень безработицы в Швеции с учетом сезонных колебаний вырос до 7,9% (в марте показатель был на уровне 6,7%). Без учета сезонных колебаний цифра выше: 8,2%, такие данные приводятся в материалах статистического управления страны. Эксперты агентства Bloomberg считают, что безработица в Швеции может вырасти и до 17%, если не восстановится потребительский спрос. Аналитики не исключают, что экономический спад и рост безработицы могут вылиться в полноценный кризис, в том числе политический. В настоящее время правительство планирует упростить процесс увольнения работников. 

«Пока еще рано говорить, что ситуация у нас будет лучше, чем в других странах. В конце концов, мы думаем, что эффект (экономический) в Швеции будет примерно таким же», — цитирует Financial Times бывшего заместителя руководителя по денежно-кредитной политике Центробанка Швеции Кристину Найман.

Что будет дальше?

Шведское правительство продолжает делать ставку на коллективный иммунитет, просто слегка корректирует стратегию. Главный эпидемиолог страны Андерс Тегнелл подчеркивает, что делать выводы о том, что страны, выбравшие жесткий карантин, правы, рано: «За последние три-четыре месяца мы поняли, что эта болезнь с большой вероятностью может начать снова распространяться». По мнению Тегнелла, это сделает бессмысленным стратегию жесткого локдауна.

В апреле Тегнелл прогнозировал, что к маю у жителей Стокгольма появится коллективный иммунитет. Но исследования показали, что прогноз не сбылся. Согласно новой модели, представленной Стокгольмским университетом, иммунитет выработается в июне.

В то же время жители Швеции говорят о низком охвате тестированием. «Кого тестируют, непонятно. Возможно, больных в уже очень тяжелом состоянии. Тесты сделать сложно. Они недоступны для обычных людей. Нельзя просто так куда-то позвонить или прийти и сказать: „А сделайте мне тест, я плохо себя чувствую/я в группе риска/ я общался с больным“. Только недавно появился тест на антитела за 690 крон, можно купить и сделать за свой счет», — говорит Галина Спивакова.

В начале пандемии Швеция объявляла о планах делать 100 тысяч тестов в неделю. Но на прошлой неделе их было сделано чуть меньше 30 тысяч.

При этом, согласно опросу общественного мнения, 46% населения доверяют действиям правительства. В апреле этот показатель составлял 63%. Опрос проводился с 30 мая по 3 июня, в нем приняли участие 1104 человека.

По мнению директора социологического центра Швеции Турбрьёрна Шёстрёма, правительству необходимо сформировать новый подход к борьбе с коронавирусной инфекцией: люди хотят знать, насколько широко распространилась инфекция и как долго пожилым придется оставаться дома.

Шёстрём подчеркнул, что в ситуации с коронавирусом система здравоохранения выдержала и проявила себя с хорошей стороны, но высокая смертность из-за нового вируса порождает в шведском обществе много вопросов.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых