1416

Струны не для скуки. Как супруги Никитины решали дилемму физиков и лириков

"Аргументы и факты" в Беларуси № 49. Беларусь в мировых рейтингах 08/12/2020
Когда поют, то понимают и чувствуют друг друга без слов.
Когда поют, то понимают и чувствуют друг друга без слов. Фото из открытых источников

Татьяна и Сергей Никитины - размежевать эти два имени совершенно невозможно: кажется, что они спаялись друг с другом крепко-накрепко, превратившись в неразделимый сплав - причем как на сцене, так и за кулисами. В их жизни вообще много чего намешано: любовь, музыка, алгебра с гармонией… Впрочем, чего еще ожидать от дуэта самых лиричных «физиков» советской эстрады?

Печалиться давайте

Каждый знает, что Сергей Никитин - тот самый бард и композитор, который вместе со своей женой Татьяной поет под гитару про «Резинового ёжика с дырочкой в боку» и «Большой секрет для маленькой компании». Ведь на этих композициях выросло не одно поколение, а уж сколько салатов оливье было наготовлено под песни из «Иронии судьбы…» и «Москва слезам не верит» в канун Нового Года - и вовсе подсчету не подлежит. Хотя супругам Никитиным такая задачка, наверное, как раз по зубам: мало кому известно, что они оба - кандидаты физико-математических наук. И, кстати, страшно не любят расхожий штамп про «физиков и лириков» - мол, вместе им не сойтись. На самом деле, объясняет Сергей Яковлевич, никакого противоречия между «физиками и лириками» нет - просто у каждого человека, как известно, мозг состоит из двух полушарий. Правая половина отвечает за иррациональное, художественное - другими словами, за лирику. Левая - за рациональное: за физику, математику, в общем, за логику. Смена деятельности, то есть переключение с «физики на лирику» и наоборот, помогает отдыхать то одной половине мозга, то другой. Поэтому сочетание двух столь разных видов деятельности лишь улучшает работу каждого полушария, и это естественное и очень полезное сочетание.

В случае Никитиных такой подход, безусловно, оправдал себя. Песни у технарского дуэта получались «нетехничные» - негромкие, без спецэффектов и «прибамбасов», зато удивительно искренние и душевные. Как сейчас говорят - «ламповые». Такие лучше всего слушать даже не в зале с микрофонами и кучей аппаратуры, а где-нибудь возле камина или у лесного костра. Слушать и «печалиться об этом и о том»…

Сопротивление бесполезно

К слову, Сергей Яковлевич даже не получил «официального» музыкального образования - что, впрочем, не помешало ему стать одним из самых любимых в народе композиторов. Гитару он впервые взял в руки в 15 лет, находясь под сильным впечатлением от песен Булата Окуджавы, и самостоятельно научился перебирать струны - обычная история для паренька конца пятидесятых. Тогда многие пытались петь «под Окуджаву», мечтал об этом и Никитин - тогда он еще не знал, что однажды не просто сравняется с Булатом Шалвовичем в популярности, но даже станет его другом.

В те годы «физики» были, как известно, в почете - даже больше, чем барды с гитарами, хотя одно другому не мешало. На физфак МГУ Никитин поступил после школы - и ни разу не пожалел о выбранной профессии. Кстати, прямая задача кафедры акустики, где учился будущий композитор, - подробное исследование звука, во многом сходное с изучением тонкостей музыкальных интонаций. Так что, можно сказать, музыка из жизни Сергея никуда и не уходила.

В 1964-м Никитин, к тому времени успевший организовать на факультете музыкальный квинтет, познакомился с первокурсницей Татьяной Садыковой, приехавшей из Душанбе. Для новеньких устроили вечер-посвящение с танцами. Молодой музыкант сразу обратил внимание на симпатичную провинциалку, но в тот раз так и не решился подойти. Зато потом стал частым гостем в общежитии, где поселилась Таня, - вместе с компанией приятелей развлекал ее и других девчонок трюками вроде спиритических сеансов. Каждый раз после посиделок подруги ломали головы над двумя вопросами: как ребятам удается этот фокус и кто из девушек кому нравится? Впрочем, насчет Сергея все вскоре стало ясно: своей симпатии к Тане он не скрывал. Как и она - ответной. Татьяна Хашимовна позднее признавалась: «Где-то наверху кто-то так повелел, а мы и не сопротивлялись».

Свитер судьбы

Дело на всех парах шло к свадьбе. Но прежде жениху предстояло отправиться в Душанбе и по всем правилам познакомиться с родней Татьяны - на Востоке всегда с почтением относились к традициям. Однако возникла загвоздка: отца семейства Хашима Умаровича в то время не оказалось дома - он отдыхал в санатории и о визите будущего зятя узнал, так сказать, задним числом, чем был очень разгневан. А вот брат Татьяны, едва увидев Никитина, сходящего с трапа самолета в шикарном модном свитере «кольчугой», был сражен: Сергей показался ему настоящим столичным франтом. Кстати, о свитере: как потом вспоминали супруги, свитер Сергею подарила некая девушка, с которой он встречался до знакомства с Татьяной. Разумеется, Татьяна сразу его распустила и связала из тех же ниток новый: чтобы ничто не напоминало жениху о «бывшей»! Позднее, уже перед самой свадьбой, Сергей познакомился и с Таниным отцом - и быстро с ним подружился.

Творческий дуэт Никитиных, кстати, сложился еще до того, как образовался дуэт семейный. Татьяна скоро влилась в организованный Сергеем студенческий квинтет - надо сказать, ансамбль был очень популярен: ребята много выступали на разных концертных площадках, в том числе за рубежом. Например, в 1972 году они с огромным успехом выступили в Берлине на фестивале политической песни. А еще через пару лет параллельно с квинтетом Татьяна и Сергей начали петь и дуэтом. Между прочим, увлечение музыкой и нагрянувшая любовь не помешали обоим успешно окончить МГУ и заниматься научной деятельностью - изучать физику и проводить сложные исследования. В то же время они уже понимали: лирики в их жизни становится все больше, а значит, физике рано или поздно придется уступить дорогу.

Застенчивая наглость

Едва познакомившись, Татьяна и Сергей всегда и всюду появлялись вместе - и на учебе, и на сцене. Когда же поженились, то и вовсе стали неразлучными - их воспринимали как единое целое. Сын Саша и первая слава появились у супругов практически одновременно. Их концерты пользовались неизменным успехом - трогательные песни сразу пришлись публике по душе. А «Под музыку Вивальди» однажды услышал сам великий Поль Мориа - композиция ему так понравилась, что он исполнил ее со своим оркестром.

Сына Александра тоже научили играть: только не на семиструнной гитаре, как у отца, а на шестиструнной.
Сына Александра тоже научили играть: только не на семиструнной гитаре, как у отца, а на шестиструнной. Фото: Фото из открытых источников

Настоящая же популярность пришла к Сергею Яковлевичу после выхода на экраны фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!» - задушевные песни в его исполнении сразу покорили советских зрителей. Потом последовали и другие картины - в том числе знаменитая «Москва слезам не верит» с бессмертной «Александрой».

На сцене супруги словно понимали и чувствовали друг друга без слов - им достаточно было взгляда или жеста. Некоторые зрители, правда, были уверены: бойкая, энергичная Татьяна «командует» более спокойным и сдержанным Сергеем, «подавляет» его. Но это было не так. За внешней мягкостью и уступчивостью Никитина - несгибаемый характер, о котором Михаил Жванецкий говорил: «Застенчивая наглость».

Они и сегодня неразлучны, как в юности. Вдвоем летают в гости к сыну, перебравшемуся в Америку, вместе выходят на сцену… Правда, некоторые песни своей молодости исполнять сегодня отказываются: мол, голоса уже не те, не хочется портить публике впечатление. И поклонники еще больше уважают их за честность.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых