545

«Понимаешь, малыш...» 17 мгновений счастья Вячеслава Тихонова

"Аргументы и факты" в Беларуси № 8. Ремни опасности 21/02/2023
Mikhail Svischev / www.globallookpress.com

«Оставить после себя несколько строк в истории — не так уж мало: от большинства людей остается лишь тире между датами», — говорил в фильме «Доживем до понедельника» герой Вячеслава Тихонова, 95-летие которого отмечается 8 февраля.

О том, что останется после него самого в истории, народный артист мог не волноваться. Не так много в отечественном кинематографе исполнителей, кого зрители запомнили не по одной, пусть и роскошной громкой работе, а по целой россыпи ролей-жемчужин. Многие картины с его участием вошли в Золотой фонд советского и российского кино.

Чтобы Тихонова никогда не забыли, ему достаточно было сыграть деревенского тракториста в фильме «Дело было в Пенькове», князя Андрея в «Войне и мире», учителя истории в ленте «Доживем до понедельника» и штандартенфюрера СС в «17 мгновениях весны». Иные скажут: хватило бы одного Штирлица.

А ведь были еще рядовой Стрельцов, писатель Иван Иваныч с любимым Бимом, капитан Суздалев, Володя Осьмухин, архивариус Шарлемань, Константин Гаврилович Кожемякин...

 

 

«Не думай о секундах свысока»

Лейтенанты и матросы, капитаны и майоры, полковник и генерал... Персонажи в погонах актеру доставались неслучайно. С развлечениями в его детстве было туговато. Кино было чуть ли не единственной радостью. Когда в родной Павловский Посад привозили новую ленту, ребята тут же выведывали: «Про войну или про любовь?» Смотреть про чувства мальчишки не хотели. Другое дело — про настоящих героев. Кто-то мечтал стать как они. А Славе, втайне мечтавшем об актерской стезе, особенно нравились Чапаев-Бабочкин и Александр Невский-Черкасов. Родители же видели его инженером или агрономом. Так что подростком он освоил профессию токаря по металлу, во время войны трудился на заводе. Потом поступил в Автомеханический институт... И вдруг в один день рванул на «Мосфильм». Ходил там у проходной, разглядывал все. Пока кто-то не подсказал, что, прежде чем сниматься, надо выучиться. ВГИК Тихонова, однако, не ждал. Если бы не легендарный актер Борис Бибиков, обративший внимание на расстроенного парня, может, и не решился бы Слава во второй раз штурмовать институт.

Ему говорили: «Вы не киногеничны», «Нам нужно лицо попроще». Не будь Ростоцкий упертым, не случилось бы того «Пенькова», которое любят многие поколения зрителей. Его ведь убеждали, что деревенских трактористов с внешностью Тихонова не бывает. «Ну, я его отправил просто в вагончик трактористом на месяц, он там закурил, за что мне всю жизнь не благодарен, запил... и стал вообще трактористом», — вспоминал потом Ростоцкий.

Бондарчук, напротив, был убежден, что Болконский — это совсем не Тихонов. Он рассчитывал на Иннокентия Смоктуновского или Олега Стриженова. Но оба отказались. Пришлось Бондарчуку снимать в роли князя актера с большими рабочими руками, да еще с наколкой «Слава» на кисти.

Сегодня сложно представить кого-то иного в роли Болконского. Но после выхода фильма критики не были благосклонны к Тихонову. Он и сам остался недоволен своим князем. Даже думал распрощаться с актерством. Однако друг Ростоцкий снова спас ситуацию. Ему удалось убедить Вячеслава, что школьного историка может сыграть только он, а если откажется, сам режиссер оставит карьеру и будет выращивать картошку...

Всю жизнь Вячеслав Тихонов тщательно выбирал роли и не боялся отказывать режиссерам. Бегать в течение года из картины в картину, как это принято у современных артистов, было не в его правилах. Снимаясь в «Войне и мире» и «17 мгновениях весны», он манкировал другими предложениями. Ему нужно было сосредоточиться на роли и вжиться в героя, изучив не только первоисточник, но и литературную критику, мемуары. А это требовало времени, умственных усилий, нервного напряжения. В советское время ведь многие режиссеры репетировали прежде, чем снимать. И делали порой десятки дублей. Приходилось думать об экономии пленки, но качество было важнее. Лиознова, Бондарчук, Ростоцкий отвечали за результат головой и карьерой.

Так же относился к работе Вячеслав Тихонов. Вечно сомневающийся, необыкновенно скромный. Скорее закрытый, чем общительный, в конце жизни он, беззаветно любимый зрителями, переживал, что так и не раскрылся в кино в полной мере...

«Мгновенья раздают кому — позор,
Кому бесславье, а кому бессмертие»

В личной жизни он, кажется, напротив, ощущал себя недолюбленным. Хотя уж кого-кого, а Тихонова женщины всего Союза обожали. Многие считали его идеальным претендентом на роль мужа, забрасывали письмами. Но ему с лихвой хватило первой школьной любви, двух официальных браков. А сколько было романов, теперь не вспомнит никто. Как говорит его человек с нимбом: «Ты дурак, Андерсен, что прошел мимо такого чуда, как любовь женщины. Тут я тебя как мужчина не одобряю...»

Интеллигентный до мозга костей, с аристократической внешностью (хоть и из простой семьи), актер старался ничего не рассказывать о личной жизни, тем более — о трагическом раннем уходе сына Владимира. И если в советские годы семейные перипетии удавалось сохранять в тайне, то с наступлением века интернета скрыть что-то стало почти невозможно. Однако многое из того, что известно о приватной стороне жизни актера, рассказано в основном коллегами, журналистами. Подчас — теми, кто плохо его знал.

О браках Тихонова написано немало. Первая его жена Нонна Мордюкова и сама издала книжку мемуаров, где, не стесняясь, «отхлестала» бывшего мужа — «сухаря». Вторая — переводчица Тамара — прожила с актером 42 года. Но в последнее время народ судачил и о разводе супругов — мол, он на любимой Николиной горе, она — на Кропоткинской в Москве.

После смерти актера родственники (жена тогда дала, кажется, первое интервью в жизни) оправдывались: Тамара Ивановна из-за перелома шейки бедра с трудом ходила и не хотела, чтобы ее видели в таком состоянии. К тому же должна была наблюдаться у врачей.

Может, так и было. Только почему же доктор, наблюдавший и лечивший самого Вячеслава Васильевича, констатировал после его смерти: во многом виновато одиночество и ненадлежащий уход. Невыносимо же было смотреть на великого актера, который на закате жизни взирал на мир глазами, полными слез. Дыма-то без огня не бывает. Да и прозвище «великий отшельник», данное Тихонову журналистами, вряд ли было случайным. Поневоле поверишь, что отдушиной для народного артиста стали в последние годы телефонные разговоры со школьной подругой Юлей и вечной радисткой Кэт Екатериной Градовой.

Говорят, отношения с Юлей молодой актер поддерживал, даже когда Нонна ждала ребенка, метался, переживал. А спустя много лет разыскал ее. И оба поняли, что всю жизнь любили друг друга...

Симпатию к Екатерине Градовой «Штирлиц» испытал на съемках легендарной эпопеи. Хотя был женат уже вторым браком. А на нее тогда запал коллега по Театру Сатиры Андрей Миронов. Когда он появился на площадке «17 мгновений весны», все просто рухнули — Миронов считался одним из самых завидных женихов Москвы.

Режиссер, конечно, заметила блеск молнии между Катей и Тихоновым. Но для картины эти флюиды были только во благо («Красавицы его преследовали, и не всегда он мог устоять», — скажет позже Лиознова). Даже на черно-белом экране видно, как неровно дышит Штирлиц по отношению к Кэт. «Понимаешь, малыш...» — говорил он ей нежно (и в этом «малыше» было все!). А потом она плакала у него на плече, когда он вез ее в машине (привет от Дорониной и Ефремова!)...

Тогда им пришлось расстаться. Общение по душам возобновилось лишь на закате жизни Тихонова, когда он мог подолгу беседовать с Катенькой по телефону. Вспоминать, грустить, переживать, радоваться. С ней ему было тепло, уютно. Даже на расстоянии...

В последний раз они разговаривали за неделю до его ухода. «Он по-прежнему был одинок, — признавалась потом Градова. — Мне казалось, он так и не нашел счастья». Но хочется верить, что хотя бы 17 мгновений счастья за 81 год жизни Вячеслав Тихонов испытал. Он это заслужил. Как никто.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно