2801

Защита Судоплатова. История генерала НКВД с «лицензией на убийство»

«Все, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказанию и для блага государства.
Александр Дюма, «Три мушкетера»

Пока существует сам институт государства, ему будут нужны люди, защищающие его интересы, в том числе и самыми жесткими методами. Истина, известная с древних времен, не потеряла своей актуальности и по сию пору.

Подвиги не для массовой аудитории

Джеймс Бонд, литературный, а затем и киногерой, придуманный офицером британской разведки Яном Флемингом, свел мир с ума. Похождениями «агента 007» бредили и в СССР, сетуя на то, что у нас подобных героев не было.

Суровый рыцарь революции Феликс Дзержинский не был известен фирменным коктейлем, тягой к роскошным авто и красивым женщинам. Образ сурового аскета, закованного в броню установленных норм, распространился и на все советские спецслужбы.

Советский разведчик, размахивающий «лицензией на убийство» и привозящий из командировки знойную красавицу — нонсенс. О том, что в жизни все было намного круче, чем в самых популярных кинолентах, в нашей стране стали узнавать уже распада СССР, когда многие тайны ушедшей державы можно стало раскрывать.

Тогда впервые и прозвучала фамилия Судоплатов, которую до того знали лишь немногие посвященные профессионалы. Человек, ставший наконечником разящего копья «Красной империи», стал жертвой репрессий в тот момент, когда, согласно официальной версии, невинно репрессированные выходили на свободу.

Я хату покинул, пошел воевать...

Гражданская война в России носила максимально ожесточенный характер. Вытесненные за рубеж белые строили планы мести, не ограничивая себя в средствах. Индивидуальный террор, нападение банд на приграничные районы, подготовка интервенции — никаких препятствий противники большевиков для себя не видели. Сотрудничество с иностранными спецслужбами для реализации поставленных целей грехом не считалось.

Для вновь созданных спецслужб Советской Республики нейтрализация подобных атак была вопросом выживания.

Уроженец Мелитополя Павел Судоплатов в Красную Армию вступил добровольцем в возрасте 12 лет, и никогда о выборе своем не жалел. Ему было 14, когда пришлось сменить погибшего шифровальщика в Особом отделе дивизии. Подростка назначили на ответственный пост от безысходности, но доверие он оправдал в полной мере.

После Гражданской войны Судоплатов совмещал учебу с работой в ГПУ, и в 1933 году его перевели в элиту — Иностранный отдел.

Взрывной вкус для вождя националистов

Павел отлично знал украинский язык, и его определили работать по националистам. Судоплатов показал себя с наилучшей стороны. Ему удалось внедриться в ближайшее окружение лидера украинских националистов Евгения Коновальца. К тому времени вождь радикалов тесно сотрудничал с немецкими спецслужбами, и эти связи представляли реальную опасность для СССР. Советский агент получил приказ о ликвидации и справился с задачей виртуозно.

Зная, что Коновалец не может устоять перед шоколадными конфетами, Судоплатов доставил ему презент в Роттердам.

«Я вошел в ресторан, подсел к нему, и после непродолжительного разговора мы условились снова встретиться в центре Роттердама в 17:00. Я вручил ему подарок, коробку шоколадных конфет, и сказал, что мне сейчас надо возвращаться на судно. Уходя, я положил коробку на столик рядом с ним. Мы пожали друг другу руки, и я вышел, сдерживая свое инстинктивное желание тут же броситься бежать», — вспоминал диверсант.

Операция была проведена четко, а про уход Судоплатова можно написать целый роман, который легко затмит творения Флеминга.

Некоторые историки уверяли, что убийство Коновальца не развалило структуру украинского национализма, но это не совсем так. Гибель признанного вождя привела к расколу и вражде между фракциями, что определенно сыграло на руку СССР.

«Утка» с ледорубом

Пройдя по краю в период «Большого террора», Судоплатов уцелел и стал главным специалистом по диверсионной деятельности. В этом качестве он курировал подготовку и проведение операции «Утка» — по физическому устранению Льва Троцкого.

Проигравший борьбу за власть в СССР организатор РККА становился крайне опасен на фоне приближавшегося мирового конфликта. Гражданская война в Испании, проигранная республиканцами, показала, что конфликты между «троцкистами» и «сталинистами» имеют губительные последствия. Лев Давидович от своих политических амбиций отказываться не собирался, и угроза того, что он попытается воспользоваться большой войной в своих интересах, была весьма велика. Масштаб фигуры Троцкого был таков, что ему не составляло трудности поднять на борьбу единомышленников везде, в том числе и в Советском Союзе.

Удар ледорубом, на который Судоплатов вывел Рамона Меркадера, конечно, не был примером благородства и проявления чистой политики. Но и сам Лев Давидович в революционные годы подобных методов не чурался. Вариант с ударом в спину слева с гибелью Троцкого был закрыт.

После начала Великой Отечественной войны Судоплатов возглавил Особую группу при НКВД, курировавшую партизанские операции и разведывательно-диверсионную деятельность в тылу противника. Самые успешные диверсии, уничтожение высокопоставленных представителей оккупационной администрации, удары по транспортным сетям — нити от всего этого в своих руках держал Павел Судоплатов.

«Монастырь» и «Березино»: победа без единого выстрела

Но разведчики, как известно, «рыцари плаща и кинжала». Про мастерское владение «кинжалом» мы уже сказали, но Судоплатов умел работать и без применения крайних методов. В 1941 году он начал операцию под кодовым названием «Монастырь» — немцам подбросили информацию о существовании в СССР монархической организации «Престол», ищущей контактов с немецкой разведкой. Гитлеровцы не просто поверили в легенду, но и получали информацию от «своего человека в Генштабе РККА». И верить агенту продолжали даже после того, как им всучили дезинформацию, повлиявшую на исход Сталинградского сражения!

Свой успех Судоплатов повторил в ходе радиоигры «Березино» — немцы поверили в существование в лесах Белоруссии немецкой группировки в 2000 человек, ведущей партизанскую войну. Снабжение отряда гитлеровцы продолжали вплоть до мая 1945 года, не зная о том, что всех их поставки и агенты прибывают прямо в руки НКВД.

Еще не отгремела война, а Судоплатову пришлось переключаться на западное направление. В главе отдела «С» он возглавил операции по получению информации по «атомной тематике». И, как всегда, справился отлично, сэкономив советским физикам и инженерам несколько лет работы.

Смерть Сталина и падение Лаврентия Берии ударили не только по тем, кто работал в репрессивной системе, но и по тем, кто выполнял для страны разведывательно-диверсионные операции.

 

15 лет от Никиты Хрущева

Для Хрущева Судоплатов был «человеком Берии», а значит, подлежал нейтрализации.

Пять лет в следственных изоляторах и психиатрических клиниках, а затем приговор — 15 лет заключения «за активное пособничество изменнику Родины Берии в подготовке государственного переворота, производство опытов над людьми, похищения и многочисленные убийства».

После отбытого срока наступило забвение: ему разрешалось работать в ветеранском движении, но книги позволялось издавать только под псевдонимом и на нейтральные темы.

Злая ирония судьбы — Судоплатова реабилитировали в 1992 году, когда уже не было страны, которой он служил. Его книга «Разведка и Кремль: Записки нежелательного свидетеля» стала мировой сенсацией, но в России она вышла в 1996-м, в год смерти «диверсанта №1».

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно