aif.ru counter
1300

Любимый артиллерист Сталина. Странная карьера Григория Кулика

Григорий Кулик.
Григорий Кулик. © / wikipedia.org

У этого человека сложилась уникальная в своем роде репутация. После того как его посмертно реабилитировали, вернув звание Героя Советского Союза и Маршала Советского Союза, у его бывших сослуживцев часто спрашивали об отношении к несправедливо репрессированному.

Фейерверкер с Полтавщины

Но советские журналисты, желавшие написать положительный текст о Григории Кулике, получали совсем не тот ответ, который рассчитывали: «Не командир, а стихийное бедствие. Он был способен потерпеть поражение там, где это невозможно. Провалил все задания, которые ему поручали».

Что же такого натворил Григорий Кулик и за что его так не любили?

Григорий Иванович Кулик родился в крестьянской семье на хуторе Дудниково Полтавской губернии 9 ноября 1890 года.

Младший сын небогатых родителей, Гриша был их любимцем. Мальчик сумел окончить школу-четырехлетку, что для того времени для крестьянского паренька из украинской глубинки было завидной судьбой.

В ноябре 1912 года Кулика призвали в армию. Полученное начальное образование способствовало тому, что хлопца отправили в артиллерию, где он дослужился до должности фейерверкера, что соответствует унтер-офицерскому чину.

«19.04.1915, находясь на выдвинутом вперед взводе при д. Мецина Мала, под сильным действительным артиллерийским и ружейным огнём отбивался от наступающих германцев до последнего патрона, с установкой на картечь, оказывая поддержку пехоте», — говорилось в представлении к награждению Григория Кулика Георгиевским крестом 4-й степени.

После Февральской революции в частях стали создаваться солдатские комитеты, и Кулик по этой линии поднялся высоко, став делегатом на съезд представителей частей Западного фронта. Офицерам его активность не нравилась, его даже один раз арестовали, но вскоре освободили.

Царская армия разваливалась на глазах, и артиллерист Кулик, успевший вступить в партию большевиков, уехал домой на Полтавщину, где собрал красногвардейский отряд.

Удачные знакомства

Подразделение Кулика участвовало в стычках с немцами и со сторонниками независимой Украины. В апреле 1918 года отряд присоединился к 5-й Украинской армии, руководил которой Клим Ворошилов. Это знакомство стало для Кулика судьбоносным. В качестве начальника артиллерии он перемещался вместе с Ворошиловым, следуя за его новыми назначениями.

Григорий Кулик своими пушками нанес немало потерь белогвардейцам при обороне Царицына, чем произвел сильное впечатление на одного из руководителей обороны Иосифа Сталина. Так был заложен фундамент будущей карьеры Григория Ивановича.

Гражданскую войну Кулик заканчивал в качестве начальника артиллерий 1-й Конной армии.

После окончания войны он являлся начальником артиллерии Северо-Кавказского военного округа. Окончив курсы высшего комсостава Кулик получил назначение на должность помощника начальника артиллерии РККА. В 1926 году он становится начальником Главного артиллерийского управления РККА (ГАУ РККА).

В 1935 году, когда в армии ввели звания, Кулику присвоили комкора. Сталин, убежденный в том, что его старый знакомый наделен недюжинным военным талантом, в 1936 году отправил Кулика в Испанию в качестве военного советника. Но «генерал Купер» ничем особо не помог республиканцам, воюющим против мятежников Франко. В 1937 году его отозвали домой, вернув на должность начальника артиллерийского управления.

Ссора на Халхин-Голе и звание Героя

В январе 1939 года Кулик стал заместителем наркома обороны, получив звание командарма 1-го ранга.

Во время знаменитых боев на реке Халхин-Гол в качестве куратора из Москвы был прислан Кулик. Решительному и вспыльчивому комдиву Георгию Жукову крайне не понравилось вмешательство заместителя наркома в управление войсками, о чем он высказался открыто. Ворошилов, которому доложили о конфликте, встал на сторону Жукова, а Кулику объявил выговор и отозвал в столицу.

Эта неприятная история вскоре забылась, поскольку во время советско-финской войны Григорий Кулик сумел отличиться. Сосредоточив большие силы артиллерии на отдельных участках фронта, он разбивал укрепленную финскую оборону, что в результате повлияло на конечный итог войны.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в советско-финляндской войне командарму 1-го ранга Кулику Григорию Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». 7 мая того же года его произвели в Маршалы Советского Союза.

Вряд ли Григорию Ивановичу тогда могло прийти в голову, что впереди его ждет головокружительно падение.

«Приказал всем снять знаки различия, затем переодеться в крестьянскую одежду»

В июне 1941 года Кулика как опытного командира отправили в штаб Западного фронта. Он должен был руководить действиями 3-й и 10-й армий и организовать контрудар силами конно-механизированной группы.

В первые дни войны на Западном фронте царил хаос, и в этом хаосе Кулик исчез на целые две недели. В Москве с тревогой ждали немецких сообщений, предполагая самое худшее.

Но маршал объявился, причем в довольно специфическом виде. Вот что об этом докладывал начальник 3-го отдела 10-й армии полковой комиссар Лось: «Непонятно поведение Зам. Наркома Обороны маршала Кулика. Он приказал всем снять знаки различия, выбросить документы, затем переодеться в крестьянскую одежду, и сам переоделся в крестьянскую одежду. Сам он никаких документов с собой не имел, не знаю, взял ли он их с собой из Москвы. Предлагал бросить оружие, а мне лично ордена и документы, однако кроме его адъютанта, майора по званию, фамилию забыл, никто документов и оружия не бросил. Мотивировал он это тем, что, если попадёмся к противнику, он примет нас за крестьян и отпустит.

Перед самым переходом фронта т. Кулик ехал на крестьянской подводе по той самой дороге, по которой двигались немецкие танки, <...> и только счастливая случайность спасла нас от встречи с немцами. Маршал т. Кулик говорил, что хорошо умеет плавать, однако переплывать реку не стал, а ждал, пока сколотят плот».

Этот случай сильно разочаровал Сталина, но до реальной опалы дело не дошло. Кулика назначили в группу по формированию новых стрелковых, танковых и артиллерийских частей, но исключили из нее уже через две недели. Маршал через свои связи стал пробивать у железнодорожников приоритет для перевозок артиллеристов, чем внес хаос в графики военных эшелонов.

Сдача Керчи

В сентябре 1941 года под командование маршала отдали 54-ю армию. Назначение не по рангу, но, видимо, к тому времени высшее армейское руководство поняло, что ничего более серьезного Кулику поручать нельзя.

И здесь маршал снова столкнулся с Жуковым. Того назначили командующим Ленинградским фронтом, поставив задачу остановить немцев. Взаимодействия у маршала и генерала армии не вышло и на сей раз. Жуков был убежден, что Кулик срывает операции своими безграмотными действиями, а маршал в свою очередь обвинял командующего фронтом в том, что тот отдает необдуманные и поспешные приказы, что ведет к бессмысленным потерям. Вот только авторитет Жукова на тот момент был уже несоизмеримо выше, и Кулика сняли с командования, отправив на Северный Кавказ.

В ноябре 1941 года маршала командируют в Керчь с приказом организовать оборону и город ни в коем случае не сдавать. Но, осмотревшись на месте, Кулик приказал начать эвакуацию техники и людей, а 16 ноября Керчь была занята гитлеровцами. Отведя силы на Таманский полуостров, маршал отправился в Ростов-на-Дону. И буквально на следующий день после его прибытия город пал, и Кулику в очередной раз пришлось спасаться бегством.

Это переполнило чашу терпения Сталина. И хотя Ростов удалось оперативно отбить, а отстоять Керчь, по словам Кулика, было невозможно из-за полной деморализации войск и больших потерь, на сей раз маршала отдали под суд.

«Нарушил военную присягу, забыл свой воинский долг»

16 февраля 1942 года Специальным присутствием Верховного Суда СССР Маршал Советского Союза Кулик был обвинён по статье 193-21 п. «б» Уголовного кодекса РСФСР в воинском должностном преступлении, а именно, что он в ноябре 1941 года, являясь уполномоченным Ставки Верховного Главнокомандования на Керченском направлении, вопреки приказу Ставки, отдал войскам распоряжение об оставлении города Керчи. Суд признал Кулика виновным и возбудил ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР о лишении Кулика воинского звания Маршала Советского Союза, звания Героя Советского Союза и всех правительственных наград.

В соответствии с этим приговором Президиум Верховного Совета СССР 19 февраля 1942 года принял указ, которым Кулик был лишён звания Героя Советского Союза, трёх орденов Ленина, трёх орденов Красного Знамени и других наград, лишён звания Маршала Советского Союза.

Решение суда было доведено до личного состава в приказе наркома обороны СССР, в котором, в частности, говорилось: «Кулик по прибытии 12 ноября 1941 года в город Керчь не только не принял на месте решительных мер против панических настроений командования крымских войск, но своим пораженческим поведением в Керчи только усилил панику и деморализацию в среде командования крымских войск. Такое поведение Кулика не случайно, так как аналогичное его пораженческое поведение имело место также при самовольной сдаче в ноябре 1941 года города Ростова, без санкции Ставки и вопреки приказу Ставки. Кроме того, как установлено, Кулик во время пребывания на фронте систематически пьянствовал, вёл развратный образ жизни и злоупотреблял званием Маршала Советского Союза и заместителя наркома обороны, занимался самоснабжением и расхищением государственной собственности, растрачивая сотни тысяч рублей на пьянки из средств государства и внося разложение в ряды нашего начсостава. Кулик Г. И., допустив в ноябре 1941 года самовольную сдачу противнику городов Керчи и Ростова, нарушил военную присягу, забыл свой воинский долг и нанёс серьёзный ущерб делу обороны страны».

Последний шанс

После такого можно было ожидать самого худшего, но расстрела Кулик избежал. Опозоренного на всю Красную Армию в назидание другим, его понизили до звания генерал-майора и оставили в распоряжении наркома обороны.

Григорий Иванович был человеком честолюбивым, и случившееся его сильно задело. Обиду он гасил водкой и в хмелю порой начинал высказывать претензии к высшему руководству за несправедливое наказание. Но претензии были заочными, а товарищ Сталин был погружен в текущие дела, и о чем там вещает Кулик, его мало интересовало.

В апреле 1943 года показалось, что худшие для бывшего маршала времена прошли. Его повысили до генерал-лейтенанта и назначили командующим 4-й гвардейской армией, входившей в состав Степного военного округа.

Летом 1943 года 4-я гвардейская армия Кулика принимала участие в Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции.

Маршал Александр Василевский в своих воспоминаниях писал: «Для усиления Воронежского фронта <...> Ватутину передали 4-ю гвардейскую армию Г. И. Кулика. С горьким чувством вспоминаю я этого человека. В начале войны он неудачно выполнял задания Ставки на Западном направлении, потом так же плохо командовал одной из армий под Ленинградом. В силу своих отрицательных личных качеств он не пользовался уважением в войсках и не умел организованно руководить действиями войск...»

Маршал Жуков также дает Кулику нелестную характеристику: «18 августа противник нанёс контрудар из района Ахтырки. Для его ликвидации в сражение была дополнительно введена 4-я гвардейская армия, прибывшая из резерва Ставки. Командовал ею генерал Г. И. Кулик. К сожалению, он плохо справлялся со своими обязанностями, и вскоре его пришлось освободить от командования».

Вполне вероятно, что Григорий Иванович Кулик искренне хотел проявить себя, доказать, что много стоит как военачальник. Вот только одного желания мало. Он был неплохим артиллеристом, но стать кем-то большим оказалось не в его силах.

«Использовал красноармейцев на строительстве личной дачи»

В январе 1944 года Кулика назначили заместителем начальника Главного управления формирования и укомплектования РККА. Летом того же года даже вернули часть наград, ранее отобранных по решению суда.

Но он продолжал рассуждать о том, что маршальского звания его лишили не по делу. И в конце концов доигрался.

В феврале 1945 года, когда не за горами уже была победа над Третьим Рейхом, начальник Главного управления формирования и укомплектования войск Смородинов и член Военного совета управления Колесников представили заместителю наркома обороны Николаю Булганину записку, в которой говорилось: «Генерал-лейтенант Кулик совершенно не работает над собой, не изучает опыт войны, потерял вкус, остроту и интерес к работе, вследствие чего не может обеспечить перестройку боевой подготовки запасных дивизий в соответствии с требованиями фронта и эффективно руководить ею. <...> Бытовая распущенность, нечистоплотность и барахольство тов. Кулика компрометируют его в глазах офицеров и генералов. <...> Всем известно, что Кулик в сентябре-ноябре месяце привез с фронта пять легковых машин, двух племенных коров, незаконно использовал красноармейцев на строительстве личной дачи под Москвой. Кроме того, по сообщению Главного военного прокурора Красной Армии, Кулик, будучи в августе месяце 1944 года в Крыму, присвоил себе в Кореизе в поселковом совете (спецпереселенцев) дачу с имуществом — мебелью, посудой и т. д. — без оплаты стоимости».

12 апреля 1945 года приказом Народного комиссара обороны № 069 Г. И. Кулика сняли с работы «за бездеятельность». В июле 1945 года, когда других награждали по итогам войны, Кулика вновь понизили до звания генерал-майора и назначили заместителем командующего войсками Приволжского военного округа. Меньше чем через год его отправили в отставку.

Разговор на смертный приговор

Тут-то Григорий Иванович разговорился окончательно. Коротая время за бутылкой с другими отставниками, он костерил на чем свет стоит не только более удачливых советских военачальников, но и лично Иосифа Виссарионовича.

11 января 1947 года его арестовали. Вместе с ним задержали генерал-полковника Василия Гордова, Героя Советского Союза, бывшего командующего войсками Приволжского военного округа. Третьим арестованным стал бывший начальник штаба округа генерал-майор Филипп Рыбальченко.

Из посиделок обиженных генералов следователи сконструировали «заговорщическую группу для борьбы с Советской властью». До суда дело дошло в августе 1950 года. Все трое отрицали обвинения в «злобной клевете на советский строй, руководителей ВКП(б) и правительства» и намерениях «реставрировать капитализм в СССР».

23 августа 1950 года Григорий Кулик был приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу. На следующий день приговор привели в исполнение. Участь бывшего маршала разделили генералы Гордов и Рыбальченко.

При Никите Хрущеве Кулик, Гордов и Рыбальченко оказались в числе реабилитированных.

28 сентября 1957 года указом Президиума Верховного Совета СССР Григорий Кулик был восстановлен в воинском звании Маршала Советского Союза, в звании Героя Советского Союза и в правах на государственные награды.

Так что звание, о потере которого он так горевал, в итоге к нему вернулось. Посмертно...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых