1924

Режиссер театра Даниил ФИЛИППОВИЧ: «Наши люди не умеют смотреть спектакли»

Фото: Анна Шарко. / АиФ

Даниилу Филипповичу 26 лет, и в его театральном «багаже» уже есть красный диплом колледжа искусств, почти три десятка постановок и слава эксцентричного режиссера. Спектакли Филипповича могут быть мрачными, грубыми, громкими, но к ним никто не остается равнодушным.  

Очередной эксперимент произошел на сцене ТЮЗа – режиссер объединил поэзию Максима Богдановича и Алоизы Пашкевич (Тётки) в спектакле «Палёты ўдваіх». Что из этого вышло и какими знаками судьбы сопровождалось – читайте в материале «АиФ».

Даниил Филиппович. Фото из архива героя.

«Удивляюсь, как всё прошло цензуру»

– Если загуглить имя «Данила Филиппович», то первой ссылкой будет страничка вашего тёзки на Википедии – русского религиозного деятеля XVII века. Он учил, что для спасения души нужна только одна «книга» – Святой Дух. А какую книгу могли бы назвать вы, современный Данила Филиппович?

– Интересно. Лет до 20 я читал очень много классики, но не могу посоветовать одно-единственное произведение. Каждый человек сам пишет книгу своей жизни. Я вот веду дневники – описываю в них свои переживания. Всегда есть о чем вспомнить: вся моя жизнь – это авантюра. Даже когда я дома сижу и никого не трогаю, вдруг что-то может произойти.

– Расскажите о вашем спектакле «Палёты ўдваіх», который сейчас можно посмотреть в ТЮЗе. Почему постановка посвящена двум белорусским поэтам?

– Идею предложил художественный руководитель театра, и я согласился – мне интересна любая «движуха». Но, если честно, раньше я был не очень знаком с белорусской литературой. Мне не близок и язык, хотя я его считаю красивым. Думаю, мне это простительно – я азербайджанец.

«Палёты ўдваіх». Фото: Анна Шарко.

Долго ли длилась работа над сценарием?

– Я написал его за 4 часа на одном дыхании. Заведующий редчастью не исправил ни строчки. Это странно, потому что я всё сделал по-своему: разрушил структуру изначальных произведений, переплел строчками творчество двух поэтов, поднял актуальные темы. Удивляюсь, как это прошло цензуру.

«Большинство белорусов не умеют созерцать»

– Что вам больше всего запомнилось при подготовке спектакля?

– Во время репетиций такие совпадения происходили! Например, я читал строчки из произведения «Апокрыф» Богдановича: «Добра быць коласам, але шчаслівы той, каму дадзена быць васільком. Бо нашто каласы, калі няма васількоў?».

И в одно утро я вышел из квартиры и увидел на лифте наклейку с этими самыми строчками. И с прикрепленным колосом. 

Интересные совпадения случаются и во время спектакля – например, когда со сцены звучит стихотворение Богдановича «Пагоня», каждый раз в зале у кого-то звонит телефон. Это знак, что нас слышат?  

– И это при том, что в театре всегда просят отключать звук...

– Да, у нас люди не умеют смотреть спектакли. Мне есть с чем сравнить: я видел публику в Москве, Питере, Берлине. Там совсем другое отношение к театру.

Большинство белорусов не могут просто созерцать. Зрители словно приходят с ожиданием, что в театре им что-то должны. Относятся к спектаклям потребительски. А здесь нужно проявить уважение к труду театралов и сконцентрироваться на их идеях.

– А какие отзывы были у зрителей на спектакль «Палёты ўдваіх»?  

– В целом положительные. Но я с удовольствием принимаю критику – из-за похвалы, мне кажется, становлюсь хуже. Хочу, чтобы во время просмотра зритель постоянно задавал себе вопросы: что символизирует дверь на сцене? Что происходит с героем Богдановича? А с героиней Тётки?

Этот спектакль – не просто про любовь. Он скорее про невозможность выйти из некоторых жизненных обстоятельств. 

Даниил Филиппович. Фото из архива героя.

Работа на Влада Бумагу – не искусство

– Каково это: быть молодым режиссером в Беларуси? Не думаю, что работа в театральной сфере прибыльная...

– Да, но это мое любимое дело. Хотя однажды мне предлагали стать режиссером для видеоблога Влада Бумаги. Творческая команда хотела внести интеллектуальную часть на канал с детскими форматами, это похвально.

Мне предлагали хорошие деньги, но я отказался. В теории мог бы попробовать, если бы не был занят другими проектами. А вообще такая работа – это не про искусство, а про жизнь без финансовых забот.

– Есть ли ощущение, что в нашей стране театром интересуются немногие?    

– Если подойти к людям в Питере и попросить их назвать, например, пять театральных режиссеров, назовет каждый второй. А у нас – нет.

Обратите внимание на белорусские афиши: большинство из них – абстрактные, на них нет лиц актеров. Ко мне на премьеру однажды приезжал ректор российского ГИТИСа, и на входе он долго рассматривал афишу. Потом спросил: «Даниил, а где твое имя? Ты же режиссер спектакля!».  

«Палёты ўдваіх». Фото: Анна Шарко.

– Кстати о ГИТИСе. Почему ты поступил туда после минского колледжа искусств?

– Мне не хватило белорусского образования. Режиссура – это профессия воздуха, ей не научишь, как математике. Тут нужно уметь себя продавать. В год моего выпуска только два режиссера получили красный диплом: и я один из них. 

Я поступил на заочное в ГИТИС во время распределения. Одновременно совершенствовался в профессии: создал театр «Открытое пространство» и три года был его руководителем.

«Мне не хватает свободы»

– Как тебе работается с актерами?

– До и после каждого спектакля мы разговариваем с ними, настраиваемся, обсуждаем то, что будет происходить на сцене. Но раньше я был очень жесток с актерами и сейчас бы извинился перед многими. Доходило до того, что бросался в них стульями... Думаю, у кого-то я даже вызвал отвращение к театру. Сейчас я фильтрую то, что говорю, стараюсь меньше конфликтовать.

Актеров «Палётаў удваіх» очень люблю, сам выбрал их на эти роли. Александр Гладкий (исполнитель роли Максима Богдановича. – прим. «АиФ») – мой первый художественный руководитель в колледже искусств. Было странно учить своего учителя, но он слушал меня, записывал. И это при том что у него большой опыт в театре. Я это ценю.

Актер Александр Гладкий. Фото: Анна Шарко.

А Мария Якимчук (исполнительница роли Алоизы Пашкевич. – прим. «АиФ») пришла в театр недавно, но я её сразу заметил. Колоритная актриса, а какие волосы! Они сыграли отдельную роль в постановке.

Актриса Мария Якимчук. Фото: Анна Шарко.

- Вы планируете оставаться в Беларуси?

– Пока что да, но в будущем – не знаю. Тут мне не хватает свободы. А я люблю эпатаж на сцене. Однажды в Минске я ставил спектакль по пьесе «Пьяные» известного российского режиссера Ивана Вырыпаева. Там актеры нецензурно ругались, курили, говорили богохульства. Но это не главное: в пьесе поднимались острые и важные темы. Я боялся, что у меня возникнут проблемы. Ведь если захотеть, во всём можно найти что-то запретное, неподобающее.

Кстати, онлайн-премьера «Пьяных» состоится 13 марта в 19:00 на моем YouTube-канале. Буду рад каждому зрителю. 

Если режиссерам давать свободу, они такие потрясающие вещи создают! За границей я бы мог расти дальше. В Германии, например. Мечтаю когда-нибудь соединить все виды искусства в одной постановке. Пускай это будет арена, где будет место театру, кино, цирку! Пусть это безумие длится хоть 12 часов! Надеюсь, однажды я придумаю, как это сделать.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых