6681

Полюбить Гамлета. Режиссёр Валерий Фокин - об умении работать душой

№ 12 от 21 марта 2012 года 21/03/2012

Толстой - это фэнтези?

- Валерий Владимирович, в советское время люди шли в театр думать головой и работать душой. Почему сейчас идут в основном развлекаться?

- Появились огромные возможности, соблазны массовой культуры. Новая цивилизация вместе с техническими достижениями принесла много морального разрушения. Тот же Интернет. С одной стороны, это удобно, а с другой - он убил в нас способность добиваться. Помню, как ходил в библиотеку, стоял в очереди за книгой, мечтал, как буду её читать. А сегодня мой младший сын тыкает пальцем в компьютер - и тут же получает искомое. Я уж не говорю про разницу в чтении книги и текста с экрана.

Молодые поколения перестали бороться, всё стало доступным: любовь, секс… И - всё поплыло. И театр тоже поплыл. Сегодня мы ничему не удивляемся, хотя показывают нам всё - и убийства, и катастрофы. Моральные табу отменены, зачёркнуты. Информационная свобода стала полной. И тут возникает большая проблема: как управлять этой свободой без рамок и тормозов? Понятно, что ни в коем случае нельзя вводить цензуру. У человека должен быть собственный внутренний контролёр - совесть, мораль, вкус. И драматический театр - вместе со школой, семьёй, церковью - отвечает за воспитание такого внутреннего контролёра.

Вообще, вся наша жизнь поменялась - и довольно круто. Стала сложнее, жёстче, злее… Многие сегодня совершенно не хотят думать о каких-то серьёзных вещах, а желают просто отдыхать. Отдыхать от своих проблем, которых всё больше и больше. Естественно, в искусстве должны быть и чисто развлекательные жанры. Но, по моему убеждению, серьёзный русский драматический театр не должен просто развлекать. Это не его функция. В настоящем театре зрители должны получать импульс к осознанию проблем и изменению себя.

- А вас не расстраивает, что многие «новые» зрители не знают, кто такой Гамлет, к примеру?

- Новые зрители - это наши дети и внуки. Их надо воспитывать. Потому что если мы их только развлекаем, то теряем. Это и негосударственно, и аморально. Я горжусь, что у нас в Александринском театре, старейшем в России, в зале около 60% зрителей - молодёжь. Да, многие из них не знают и не читали «Гамлета», «Чайку», «Живой труп». У меня один мальчик спросил: ««Живой труп» - это что, фэнтези?» Я сначала внутренне оскорбился, а потом перестал обижаться, потому что мне всё равно, читал он Толстого или нет. Мне важно, что он пришёл в театр. И что он из него вынесет. Одна студентка написала в Интернете, что она прогуляла университет, потому что вчера смотрела спектакль «Гамлет», он ей жутко понравился, и сейчас она читает пьесу.

Право на идею

- Насколько же театр в силах повлиять на человека?

- Переделать человека нельзя, но театр может дать импульс к изменению. Он этим всегда занимался, назначение русского драматического театра - в просветительстве. Гоголь называл театр «кафедрой, с которой можно много добра принести людям». Но сегодня театру, который обращается к человеку, его духовным устремлениям, чрезвычайно сложно существовать. Чиновники приравнивают театр к социальной сфере, к услугам. Они считают, что хороший театр - тот, где много зрителей и много спектаклей. А это совершенно не показатель. Больше спектаклей? Каких? Можно играть с двумя табуретками три раза в день. А где искусство? Единственное, что может спасти, - это личная воля руководителя, желание отстоять право на художественную идею. Нельзя предавать дело, которому ты служишь.

Елена ПЕТРОВА

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно