22864

Оксана Фандера сказала «нет» эротическим сценам

№ 2 от 11 января 2012 года 11/01/2012

- Я не думаю, что искусство должно заниматься морализаторством, - отвечает актриса Оксана ФАНДЕРА. - Если бы Репин руководствовался принципами морали, вряд ли он написал бы картину «Иван Грозный убивает своего сына»: а вдруг она и других подтолкнёт к детоубийству? Можно привести массу подобных примеров из самых разных областей искусства, будь то живопись, литература, фотография, кино. Слава богу, мы прошли период советской цензуры, когда от искусства требовали в первую очередь морализаторства и идеологического соответствия.

- А для вас лично есть какие-либо табу в актёрской профессии?

- Как для зрителя табу на экране для меня нет, но как актрисе психологическое душевное обнажение даётся мне проще, чем обнажение физическое. Я не считаю своё тело тем инструментом, который необходимо использовать для создания роли. В общем, я не Моника Беллуччи (смеётся).

- А разве в начале вашей кинокарьеры вам не приходилось раздеваться перед камерой? - Практически все мои фильмы до 1990 года так или иначе содержали эротические сцены. И даже если изначально этих сцен в сценарии не было, режиссёры весьма охотно дописывали их в ходе съёмок. Тогда в нашем кино просто не существовало понятий «юридический договор», «контракт»... Я становилась заложницей ситуации. Мне оставалось либо просить режиссёра не заставлять меня обнажаться в кадре, либо пытаться ставить ультиматум. Так как на тот момент у меня ещё не было актёрского образования, я чувствовала себя совершенно беспомощной и вынуждена была доверять режиссёру.

Сейчас, если речь заходит об обнажении в кадре, я говорю: берите дублёра. Например, в картине «Красный жемчуг любви» в эротических сценах меня заменяла дублёрша.

- Оксана, вы мало снимаетесь в кино. Раньше вы отказывались, поскольку не видели достойных сценариев. А что сейчас? Режиссёры стали приглашать реже?

- Не могу сказать, что количество предложений уменьшилось. Я регулярно и очень ответственно читаю множество присланных мне сценариев. Причём читаю даже в том случае, если понимаю, что это полная ерунда.

- А в каком-нибудь сериале вы бы согласились сниматься при условии, что там у вас будет интересная роль?

- Пару раз я заезжала на съёмочную площадку к друзьям, которые в тот момент снимались в сериалах, и увидела, что там в большинстве своём люди просто зарабатывают деньги. Даже если из 50 человек на площадке 6 неравнодушны к процессу, их с лихвой перекрывают 44 равнодушных.

- Ваш сын Иван учится в ГИТИСе на режиссёрско-актёрском отделении. Вы не отговаривали его от решения пойти по стопам родителей - стать актёром или режиссёром, как ваш супруг Филипп Янковский?

- Нет, а какой в этом смысл? С одной стороны, я не отговаривала, а с другой - не обольщала. Сказала: мешать не буду, но и помогать тоже. Думала, он не справится, но пока у него всё получается. Я видела одну из его режиссёрских театральных работ и была приятно удивлена. Он способный, я им довольна.

- А дочь Лиза уже решила, куда будет поступать?

- Она тоже собирается на актёрское. Но время до поступления ещё есть, и надеюсь, что она изменит своё решение. Я ей, как и Ване, сказала: «Хочешь - пожалуйста. Но только сама». В моём понимании быть актёром означает состоять в браке с этой профессией. Поступление в институт - это только помолвка.

Сергей ГРАЧЁВ


Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно