22129

Актер Евгений Леонов-Гладышев взялся за режиссуру

№ 15 от 14 апреля 2010 года 14/04/2010

15_23_01Не миновала известного актера и сериальная стезя, на которую он, как и все, ступил в наши дни. Сначала была «Убойная сила», где Леонов-Гладышев сыграл майора Шишкина, потом «Потерявшие солнце» и роль начальника службы безопасности, еще через несколько лет - главная роль в сериале «Атаман». Периодически Евгений Борисович занимается еще одним своим любимым делом - режиссурой: в 1992 году Леонов-Гладышев в соавторстве с Виктором Трахтенбергом снял социальную драму «Высшая мера», а в середине 2000-х - сериал «Дом Надежды». А еще известный кинематографист преподает, но то, что творится сегодня в творческих вузах, его не очень-то радует. О профессии, о назначении актера, о допустимом и не допустимом в творчестве Евгений Леонов-Гладышев искренне говорил с минскими слушателями недавно открывшейся киношколы.

Звезды - штучный товар

- Смотрю по телевизору все эти «фабрики звезд» и понимаю, что звезды на фабриках не делаются. Это штучный товар…

Меня настораживает сложившаяся тенденция: в то время как в МГИМО, где готовят дипломатов, конкурс 11 человек на место, в театральном институте - 250. Я прекрасно понимаю, что это не связано с популярностью актерской профессии. Прежде всего это связано с тем, что большинство девочек и мальчиков ни-че-го не знают о профессии. Не знают, что их ждет в будущем. Не знают, что каждый день придется на сцене раздеваться - я выражаюсь фигурально. Когда я приезжаю домой после спектакля - у меня вся спина мокрая. Меня колотит всего. Потому что я еще там, в спектакле… И так было всегда. Я не понимаю поверхностного отношения к профессии.

…Набирая каждый раз курс, отмечаю: да, хорошая фигурка, и даже личико, о, играет на гитаре, хуже, чем я, но играет… Но дело не в этом. Дело в том, что за всем этим пустота.

Избавиться от штампов

- Я как-то спросил у Олега Павловича Табакова: «Что для вас репетиции в театре?» Он ответил на полном серьезе: «Возможность избавиться от штампов». Хороший актер имеет десять штампов, плохой - два, а гениальный - сотни, но это все равно штампы.

В своей книге Иннокентий Смоктуновский написал: «Я, как актер, намного интереснее Смоктуновского-человека». Это неправда! Потому что в профессии, которой мы пытаемся заниматься и учимся всю жизнь, от роли к роли, человеческое нутро всегда видно на экране и на сцене.

Почему много плохих картин?

- У меня никогда не было режиссерских амбиций, но особенно в последнее время меня стал волновать вопрос: что такое кинорежиссура? Почему сегодня так много плохих картин? Почему снимают на цифру? Конечно, очень просто критиковать, а что если снять самому?

Предыстория моего первого режиссерского опыта такова: сидели мы в ресторане Дома кино с Павлом Чухраем и Борисом Токаревым, и я рассказывал, как не складывается спектакль, - репетировали пьесу Евгения Козловского «Бокс». Паша и говорит: «А ты напиши сценарий». Написал - прочитали. «Запускайся!» Я не поверил сначала, а потом стал готовиться к съемкам. На главную роль пригласил Алексея Серебрякова - удивительный актер!

Картина «Высшая мера» затрагивает очень серьезную тему - мучительные размышления человека, приговоренного за преступления к исключительной мере наказания.

Искусство должно теребить

- Мое твердое убеждение: искусство не должно давать советов! Не должно заниматься перевоспитанием. Искусство должно теребить, эмоционально зажигать душонку, сердечко рвать… А рассказывать со сцены: «Вы так не делайте, ребята» - это глупости большие. Если человек нормальный, адекватный - он все поймет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно