431

Котёночкин: долгая дорога к Волку. Чем ещё славен автор «Ну, погоди!»

Вячеслав Котёночкин.
Вячеслав Котёночкин. / «Возврата нет» (1973) / Кадр из фильма

95 лет назад, 20 июня 1927 года, в Москве, в семье бухгалтера и домохозяйки появился на свет мальчик. Впоследствии его будет знать и любить вся страна, что на первый взгляд не совсем логично — на экране он появится всего лишь один раз, в фильме «Возврата нет» 1973 года. Да и то в эпизодической роли паромщика.

С другой стороны, на тех, кто работает за кадром, внимание обращают лишь в тех случаях, когда им удаётся сделать что-то совершенно невероятное. Как, например, это удалось Леониду Гайдаю или Эльдару Рязанову. Ну и нашему герою — Вячеславу Котёночкину.

Как Сорняк героем стал

«Невероятное» Котёночкина — это, как можно догадаться, грандиозное мультипликационное полотно «Ну, погоди!», которое, собственно, и сделало его всесоюзной знаменитостью. И которое, почти не кривя душой, можно сравнить — пусть и по одному-единственному параметру — с романом Александра Пушкина «Евгений Онегин». Роман Пушкина, как известно, критик Виссарион Белинский назвал «энциклопедией русской жизни». «Ну, погоди!» с некоторыми оговорками можно назвать энциклопедией жизни советской. Хорошо, ладно — детской энциклопедией. Это ведь тоже дорогого стоит.

Именно поэтому в случае Котёночкина так трудно следовать сложившейся традиции отмечать юбилеи творческих фигур очередным «Пять лучших мультфильмов мэтра». Сравнение с эпическим «Ну, погоди!» заведомо проиграет любое отдельно взятое творение Котёночкина. Возможно, кто-то вспомнит одну из первых его самостоятельных работ в качестве режиссёра — мультик «Лягушка-путешественница». Он прекрасен, спору нет. Но это всё-таки экранизация сказки русского классика Всеволода Гаршина. Мини-сериал «Он попался!» и «Попался, который кусался!» тоже не вполне самостоятельны — заяц, фигурирующий в этих лентах, похож на зайца из «Ну, погоди!» до степени смешения. Наособицу стоит «Котёнок с улицы Лизюкова». Мультфильм культовый и даже добавивший городу Воронежу ещё одну достопримечательность — памятник тому самому котёнку на той самой улице. Однако продолжения он не получил, став одной из последних работ Котёночкина.

Между тем, у него есть несколько картин, без которых серия «Ну, погоди!» могла бы либо не состояться вовсе либо стать совсем другой, и уж точно менее успешной. Среди этих картин выделяются две — мультфильмы «Чудесница» и «Межа» 1957 и 1967 гг. соответственно.

«Чудесницу» называют поворотным моментом в карьере Котёночкина. И, в общем, есть за что. Это классическая пропагандистская картина времён Никиты Хрущёва. Разумеется, о Кукурузе — царице полей, которая переезжает с юга на север, чтобы и тут, в наших березняках и осинах, показать, на что способна. Как и полагается, у героя должен быть антагонист. В данном случае это Сорняк. Он выскакивает из-под земли с гитарой и, шествуя во главе банды своих подельников, урезывает абсолютно разбойничий музон. Дичайшую смесь салонного романса и откровенного блатняка с текстом: «Мы овёс с пшеницей сгложем, кукурузу уничтожим, на полях останется труха! Ха-ха!» Потом, правда, в лучах рассветного солнца появляется советский трактор, и Сорняку приходит хана. Он бежит, бросая гитару, которую под жалостное треньканье лопающихся струн трактор назидательно давит колёсами.

Именно этой двухминутной сценой и занимался Котёночкин, пребывающий тогда в статусе художника-мультипликатора. При её просмотре сразу становится понятно, откуда что взялось. Отвязная мимика и «хулиганская» манера музицирования Сорняка — ну вылитый Волк, а эпизод с разбитой гитарой потом повторится в «Ну, погоди!» как минимум дважды — во втором и в пятнадцатом выпусках. Между прочим, в записи хора сорняков принял участие совсем молодой студент школы-студии МХАТ Владимир Высоцкий — об этом моменте несколько раз говорила его первая жена Людмила Абрамова. Стоит ли упоминать, что изначально роль Волка писалась под Высоцкого? Или напоминать, что он всё-таки проник в «Ну, погоди!», где Волк в первом же выпуске лезет к Зайцу на балкон именно под его «Парня в горы тяни — рискни»?

В общем, краткий триумф и позорный разгром хулиганов-сорняков — самый крутой и динамичный эпизод всего мультфильма «Чудесница». Что, конечно же, было замечено. Котёночкина приглашает к себе в сатирический киножурнал «Фитиль» сам Сергей Михалков. Причём сразу на должность режиссёра анимационных вставок — по сравнению с художником-мультипликатором это был огромный шаг вперёд. Так что сатирические моменты в «Ну, погоди!» взялись не с потолка. Кстати, Волк и Заяц тоже потом прочно прописались в «Фитиле» — с их участием было снято четыре выпуска.

Как родились Заяц и Волк

Спустя десять лет после «Чудесницы» появился мультик «Межа». Вообще-то этот проект считался невезучим, чуть ли не проклятым. Изначально на основе русского фольклора предполагали снять полный метр о противоборстве хвата-солдата, подлого царя и злобного Змея Горыныча. Но несколько режиссёров, едва принявшись за дело, что называется, соскакивали с темы. А вот художник-постановщик оставался, надеясь непонятно на что. Жизнь показала, что он не прогадал. Явился Котёночкин и спас проект, урезав мультик до 20 минут и придав ему динамику. Не прогадал, впрочем, и сам Котёночкин, поскольку дождавшегося его художника-постановщика звали Светозаром Русаковым. Он-то и придумал канонический облик Волка и Зайца, а также придал каждой серии неповторимый колорит, раз за разом помещая приключения героев в разные декорации.

Именно этот тандем и создал ту дивную, уютную, чарующую картину советского викторианства, запечатлённую в «Ну, погоди!». А прямиком из «Межи» в шестнадцатый выпуск приключений Волка и Зайца явился тот самый Змей Горыныч — действие там происходит в мире сказок. К сожалению, этот выпуск, вышедший на экраны в 1986 году, стал последним. Если не по букве, то по духу — точно. После него Русаков уходит на пенсию, потом умирает бессменный «голос Волка», актёр Анатолий Папанов, и история советского «Ну, Погоди!» заканчивается. Следующие выпуски появились только в 1993 году, и прежнего впечатления уже не производили.

Как «Ну, погоди!» Тома и Джерри обскакал

Но «классические» шестнадцать серий до сих пор вполне конкурентоспособны. И даже могут легко уделать бесконечную погоню американского кота за американской мышью. «Ну, погоди!» постоянно сравнивают с мультсериалом «Том и Джерри». Это тема отдельная, и разговор об этом должен быть особым. Пока что можно заметить только одно. В отличие от Тома и Джерри, которые, будучи животными, ходят без штанов и тупо пакостят друг другу в ограниченном пространстве дома, наши Волк и Заяц — почти что люди, им открыт весь мир, включая парки культуры, метро, магазины, пляжи, сценические подмостки, телестудии, цирковые арены и даже стадионы Олимпийских игр.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно