9607

Закон о жертвах нацизма в Беларуси. Сможет ли он консолидировать общество?

№ 19 от 8 мая 2013 года 08/05/2013
ДОКУМЕНТАЛЬНО

Из приказа командующего 9-й немецкой армией генерала Гарпе «О саботажничестве» от 8.03.1944 г.«касаемо обращения с гражданским населением, захваченным при обследовании бандитских (партизанских) группировок»: «Необходимо расстреливать пленных бандитов, пособников и подозреваемых в бандитизме как иррегулярных бойцов; по причине высокой потребности в рабочей силе в Рейхе с ними обращаются как с военнопленными и вывозят в Германию для отбытия наказания на принудительных работах. От исполнения настоящего приказа освобождались женщины с малыми детьми, потому что это требовало разлуки детей с матерями. Настоящее положение отныне отменено ввиду того, что доказано, что в бандитских нападениях замешаны большей частью женщины с оружием в руках».

Из приказа рейхсмаршала Геринга от 16.10.1942 г.: «При диверсионном акте против железной дороги - успешного  или неуспешного - находящиеся вблизи населенные пункты должны быть сожжены, поскольку население при розыске не содействует аресту виновников. Мужское население должно быть расстреляно, женщины и дети должны быть отправлены в лагеря».

Почему узники концлагерей, попавшие туда из-за активного сопротивления фашистам, не считаются участниками войны? Почему законодатель никак не обозначил статус круглых сирот и детей войны, других мирных жертв нацизма и не дал оценку их страданиям? Люди в своих письмах в редакцию жалуются не столько на разные размеры льгот, сколько на это деление, будто от войны можно пострадать в большей или меньшей степени.  Сможет ли разработка Закона о жертвах нацизма стать объединяющим фактором? Тему обсудили эксперты.

19_34-35_01По мнению Аркадия ШКУРАНА, председателя инициативной группы по выработке проекта Закона о жертвах нацистских преследований, данный закон необходим в Беларуси в первую очередь потому, что в нынешнем Законе о ветеранах  не определены многие категории, пострадавшие в ВОВ, - например, дети войны, мирное население: «Три года во время оккупации белорусский народ находился лицом к лицу со смертью, многие оказывали активное сопротивление врагу, подвергались за это зверствам, попадали в концлагеря за деятельность своих мужей/отцов-партизан, но по нынешнему законодательству получается, что большинство граждан довольствовались режимом Гитлера и жили спокойно, поскольку не считаются сегодня ни участниками войны, ни пострадавшими от нацизма. Бундестаг Германии признал население Беларуси жертвами нацизма, а мы? Принятие Закона о жертвах нацистских преследований должно стать актом признания нашим государством того факта, что в Беларуси во время войны творились страшные злодеяния. Он важен именно с исторической, политической  и моральной точки зрения».

Историческая ошибка

19_34-35_02Владимир ШАКУТИН, председатель Белорусского союза общественных объединений бывших узников фашизма «Эхо войны», также считает необходимым принятие такого Закона, поскольку он может решить проблему статуса бывших узников концлагерей: «Если раньше, с 1992 по 2001 год, до изменения Закона о ветеранах, мы были приравнены в правах к участникам войны, то сегодня относимся к «некоторой категории граждан, пострадавших от последствий войн». Это грубая историческая ошибка. Люди, прошедшие концлагеря, - не просто рядовые граждане, не жертвы: это патриоты, которые защищали страну, оказывали сопротивление и за это попадали в лагеря. Мы представляем поколение пионеров и комсомольцев, которые ответили на Директиву ЦК, призывающую «широко привлечь детей и женщин в качестве разведчиков и связистов» и бороться с врагом, «убивать чем попало: топором, косой, ломом, ножом». Прежде чем оказаться в страшных лагерях - Освенциме, Бухенвальде, Майданеке и др., люди прошли в гестапо допросы с пристрастием. А наше государство не считает бывших узников участниками войны. Это унижение поколения, которое сражалось за страну. Поэтому эту ошибку надо исправлять, принимая новый Закон».

19_34-35_03Закон о жертвах нацизма необходим, чтобы законодатели  в угоду конъюнктуре не своевольничали, пересматривая как исторические итоги войны, так и свои обязательства перед прошедшим войну поколением, считает Федор ВЕРАС, председатель общественного объединения бывших узников фашизма концлагеря «Озаричи»: «В 2007 году с принятием Закона о социальных льготах бывшие узники концлагерей потеряли право на бесплатное медобеспечение. Еще недавно нас было около 100 тысяч, сегодня - около 30 тысяч. Неужели правительство, президент не понимают, что лишение бесплатного медобслуживания людей, которые столько выстрадали и приобрели из-за войны многочисленные хронические заболевания, недопустимо? У меня складывается впечатление, что все делается для того, чтобы мы быстрее ушли. Но мы так воспитаны жизнью, что делаем все возможное, чтобы  передать другим поколениям всю правду о войне, поэтому так активно отстаиваем свои права. Но это нашим властным структурам не нужно».

19_34-35_04Сегодняшние категории пострадавших в ВОВ нуждаются в значительном расширении. Например, в нашем законодательстве до сих пор не прописаны статус и гарантии круглым сиротам войны, рассказала Софья СУРОВЕЦ, представитель ОО круглых сирот военного времени: «16 лет как мы создали организацию и стучимся во все инстанции, чтобы нас приравняли к пострадавшим. Ответ один: «Круглые сироты в большинстве своем достигли пенсионного возраста и являются ветеранами труда, для которых предусмотрены меры защиты».

Мне почти 75 лет, кроме заработанной пенсии и наград - я, как и многие мои собратья по несчастью, работавшие с 14 лет, ничего не имею. Моего отца расстреляли немцы, мама, не выдержав этих страданий, умерла при родах. Мы, голые, голодные, ходили по лесам, прежде чем нас отправили в детдомы. Разве мы не заслуживаем статуса пострадавших? Нашей категории в первую очередь необходимы бесплатные лекарства. Неужели нас так много, чтобы эта льгота была непосильной для страны? Непризнание сирот войны  - это стыд для государства».

Пора изучать нашу историю

19_34-35_05Одна из причин отсутствия консолидации в обществе по вопросу войны связана с тем, что мы, как это ни парадоксально звучит спустя 70 лет, все еще мало о ней знаем. Такое мнение высказала Анжелика АНОШКО, председатель МОО «Взаимопонимание». «На недавней международной конференции, посвященной Хатыни, ее участниками была озвучена серьезная проблема: истории ВОВ в образовательном процессе уделяется очень мало внимания, школьная программа вообще включает несерьезное количество часов по этой теме. Более того, иностранные гости конференции заметили, что за границей очень мало знают о страданиях мирных жителей Беларуси в военный период. Это говорит о том, что мы  сами не предпринимаем к этому активных шагов. В первую очередь подача системной и достоверной информации должна исходить от нас. Для этого нужна большая работа с архивами, свидетелями. И должна быть правовая основа, чтобы двигаться дальше. Поэтому в резолюции конференции участники признали необходимость разработки законодательного акта о мирных жертвах нацизма. Речь идет о целом поколении мирных граждан Беларуси, поэтому то, что до сих пор нет объединяющего закона, который бы дал оценку их страданиям и стал основой для развития социальной поддержки в широком смысле, - это упущение».

Фиксировать, пока не поздно

19_34-35_06Работа должна вестись по двум направлениям: подготовка проекта закона о жертвах нацизма, который в первую очередь решит их социальные проблемы, и сохранение памяти о войне, считает кандидат исторических наук, преподаватель БГУ Кузьма КОЗАК: «Среди воевавших и погибших на территории Беларуси известен только каждый третий, среди узников концлагерей и гетто - только каждый десятый. Мы относительно хорошо знаем две-три сожженных деревни - а их были сотни, из 260 лагерей смерти и мест принудительного содержания на территории Беларуси на слуху только Озаричи, Тростенец, Масюковщина. Но, к примеру, из 10 тысяч погибших узников Дроздов известна только одна фамилия. Еще очень многое не изучено. Для многих из наших сограждан война началась в 1939 году - уже тогда бомбили территорию Беларуси, появились первые военнопленные, принудительные рабочие, умершие и погибшие. Их надо учесть? Надо. Или, к примеру, дети, рожденные без отцов, изнасилованные во время войны женщины - это жертвы? Жертвы. Но вы не найдете ни одного примера, чтобы женщина рассказала об этом и ее материал опубликовали. И война у нас получилась слишком красивая. А наши свидетели через 10-15 лет исчезнут, так и не оставив задокументированных воспоминаний. Надо собирать информацию, объединять усилия участников тех событий, историков, представителей власти, педагогов, социальных работников, психологов. Беларусь - уникальная страна в мире, которая так пострадала, и то, что у нас нет Закона о жертвах нацизма, не делает чести - не только законодателям, но и нам всем. Нужно заниматься этим правильно, не зацикливаться на проблеме только своей категории, и тогда будет результат».

Есть и закон, и соцгарантии

19_34-35_07Зинаида МАНДРОВСКАЯ, заместитель председателя Постоянной комиссии по труду и социальной защите Палаты представителей Национального собрания РБ, согласна с тем, что с исторической памятью  о жертвах нацизма в Беларуси есть  проблемы и, чтобы понять друг друга, обеспечить консолидацию нашего общества, надо объединяться именно в этой исторической плоскости: «Сегодня для этого есть хорошая возможность - создается новый музей  Великой Отечественной войны, в котором можно представить более полную и достоверную информацию как о подвигах войск, так и о страданиях мирного населения Беларуси. Безусловно, система образования должна донести до молодежи нашу недавнюю историю». Но депутат не согласна, что государство не определило статус  бывших узников фашизма и не заботится о старшем поколении: «Мы внимательно изучали Закон Украины о жертвах нацизма. Но почему он был там принят? Этот закон в контексте националистических проявлений в Украине определил, кто пострадал от нацистов, и прописал пакет социальных льгот для жертв нацизма, потому что в сложившихся экономических условиях в Украине люди в этом очень нуждались. У нас же ситуация другая: государство проводит сильную социально ориентированную политику и поддерживает  граждан, переживших страшную войну. Люди, достигшие 75-80 лет, имеют сегодня надбавки к пенсии. Эти надбавки были обусловлены как раз пониманием того, что пожилому человеку нужны дополнительные средства на лечение. Что касается бывших узников концлагерей, то среди них - более 6 тысяч - инвалиды I и II гр., есть инвалиды  III гр., и они имеют право на  90%-е и 50%-е скидки со стоимости лекарственных средств, другие льготы. Присутствующие здесь уважаемые ветераны тратят только 10-15% от своей пенсии на квартплату и коммунальные платежи - это совсем не так, как в Украине».

Необходимости в принятии отдельного Закона о жертвах нацизма депутат не видит: «У нас уже есть необходимая правовая база -  Закон «О государственных социальных льготах…» и Закон «О ветеранах», куда можно внести изменения, изменив при правовой проработке вопроса категорию «пострадавшие в годы Великой Отечественной войны» на «жертвы нацистских преследований». Если эти изменения обеспечат согласие, то это необходимо рассматривать.  Наша комиссия не единожды выступала с предложением об изменении правового положения бывших узников концлагерей, гетто и других жертв нацизма. Будем делать это и дальше. Все - и депутаты, и правительство - заинтересованы в согласии».

 

ЦИФРА

По данным Министерства труда и социальной защиты, в Беларуси проживают:

  • 26 829 чел. - ветераны ВОВ
  • 32 525 чел. - бывшие узники фашистских концлагерей и бывшие несовершеннолетние узников
  • 1819 чел. - члены семей военнослужащих, партизан, подпольщиков, погибших в годы ВОВ
  • 969 чел. - инвалиды с детства вследствие ранения, контузии, увечья, связанных с боевыми действиями.

Законодательный статус определен только для этих категорий.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно