598

«Приходилось выкручиваться». Веденеева рассказала об изнанке популярности

"Аргументы и факты" в Беларуси № 30. В огне не горит... 25/07/2023
Татьяна Веденеева.
Татьяна Веденеева. фото из личного архива

10 июля свой юбилей празднует актриса и телеведущая Татьяна Веденеева. На ТВ — советском и российском — она проработала в общей сложности более 40 лет, была любимой ведущей БрежневаГорбачева и миллионов детей, которые отказывались ложиться спать, не посмотрев «Спокойной ночи, малыши!».

В «Тёте» заменила Вертинскую

Мария Март, aif.ru: — Татьяна, в 16 лет вы приехали в Москву из Волгограда, поступили с первого раза в ГИТИС и, ещё будучи студенткой, снялись в фильме «Здравствуйте, я ваша тётя». Как вы попали в одну компанию с мэтрами — Гафтом, Джигарханяном, Козаковым?

Татьяна Веденеева: — В роли племянницы донны Розы Элли Делей, которую я сыграла, должна была сниматься Анастасия Вертинская. Но в последний момент она выбрала другой проект, где роль была больше. У Элли же в фильме почти нет слов. К тому времени все актёры уже были утверждены. Должны были начаться съёмки. В картину я попала без проб. Чудом.

Татьяна Веденеева. «Здравствуйте, я ваша тётя!» (1975)
Татьяна Веденеева. «Здравствуйте, я ваша тётя!» (1975). Фото: Из личного архива Татьяны Веденеевой

Была очень горда собой, что поместилась в костюм, сшитый для Вертинской, — Анастасия отличалась невероятной красотой и стройностью. Я же в юности была пухленькой. Похудела на первом курсе для дебютной роли в картине «Много шума из ничего» по просьбе режиссёра Самсона Самсонова. И мне понравилось быть худенькой. Потом были съёмки в трёхсерийном сериале «Сержант милиции» и драме «Здравствуйте, доктор».

В «Здравствуйте, я ваша тётя!» я снялась на четвёртом курсе. Съёмки часто проходили ночью, потому что собрать Джигархяняна, Гафта, Козакова, Калягина — таких знаменитых и занятых артистов — в одно время и в одном месте можно было только в это время суток. Моя героиня не так часто появляется на экране. Но она была противовесом всему тому сумасшествию, что творилось на экране. Смотрела на это с широко открытыми глазами и с чистой душой. Наверное, поэтому и запомнилась зрителям. Сегодня это один из самых известных отечественных фильмов, он входит в золотой фонд отечественного кино. А тогда, сразу после выхода картины, я не почувствовала, что стала известной, меня не узнавали на улице. Популярность пришла позже.

— А финансовая самостоятельность у вас, студентки, появилась?

— На втором курсе мне удалось переехать из общежития — у директора картины «Много шума из ничего» знакомые уехали работать на Север. Они сдавали однокомнатную квартиру. До этого её снимал Муслим Магомаев. И первое время мне не давали покоя поклонницы Магомаема. Они дежурили на улице, расписали весь подъезд признаниями в любви, звонили по телефону. Злились, услышав женский голос. Не верили, что Магомаев здесь больше не живёт. Но со временем поняли, что я их не обманываю.

Фиктивный брак заключать не стала

— Почему после такого мощного киностарта вы не стали дальше строить актёрскую карьеру?

— После института меня пригласили работать в Театр им. Маяковского. Но там требовалась московская прописка, которой у меня не было. Главный режиссёр сказал, чтобы я решила эту проблему за лето. В то время в таких случаях помогал фиктивный брак. Но я не представляла, как это делается. В итоге в театр меня не взяли. Зато я попала на ТВ. Моя подруга узнала, что на телевидении объявляют конкурс дикторов. Конкурс был 100 человек на место. Но я его выдержала. Первое время работала в ночную смену, зачитывала объявления. Мама переживала, что не видела меня в передачах. Всё изменилось, когда в «Спокойной ночи, малыши!» срочно потребовалась ведущая.

Фото из личного архива Татьяны Веденеевой

— Потом к этому прибавились «Будильник», «Утренняя почта», ведение праздничных концертов и «Огоньков». К середине 80-х вы были одной из самых популярных ведущих СССР. И, как не раз писали, любимицей Брежнева. У вас были какие-то преференции в связи с этим?

— Никаких. На советском телевидении всё было очень строго. Помню, меня вызвало на ковёр начальство и спросило, почему я неправильно прочитала текст. Я сначала даже не поняла, о чём речь. Мне объяснили: в тексте после запятой шло слово «сейчас», я же добавила предлог «а» и сказала «а сейчас». Меня отчитали: у вас же не было «а», почему вы так сказали. А мне просто было так легче. Тогда, в 70-х годах, за лишнее безобидное слово, которое не было прописано в сценарии, могли уволить. Послабления начались во время Перестройки. Это касалось и внешнего вида ведущих.

Я вела в Колонном зале вечер, на котором Горбачев читал свой первый доклад. Пришла в невероятном платье с открытой спиной. Тогда это произвело фурор. Зрители на примере моей спины увидели, что идут перемены (смеётся). Сразу после этой передачи мне резко подняли концертную ставку — до этого она была минимальной, несмотря на мою популярность и то, что на ТВ мне приходили от зрителей мешки писем. Но опять же — сама я никогда ничего не просила.

Фото из личного архива Татьяны Веденеевой

«Потратила на платье две зарплаты»

— Ваши коллеги, ведущие советского ТВ, рассказывали, что на их весьма скромную зарплату им приходилось еще покупать одежду, в которой они снимались.

— Да, приходилось выкручиваться. Более того, на советском ТВ ведущим нельзя было выйти из дома без макияжа. Речь не идёт о боевом раскрасе. Но быть при параде было нужно всегда. Большинство ведущих передвигались на метро, автобусах, троллейбусах, и мы не имели права выглядеть так, чтобы зрители разочаровались. Была такая негласная установка. То есть ты должна была и в жизни выглядеть, как картинка на экране. А на это требовались деньги, время.

К слову, нам ведь никто не оплачивал концертные наряды. Помню, как на один из первых «Огоньков», который был приурочен к 8 Марта, потратила на платье две свои зарплаты. Я пошла тогда к Вячеславу Михайловичу Зайцеву. Он сказал, что у него появился японский искусственный шифон, симпатичный, в цветочек. И мне нужно купить 12 метров, а каждый метр стоил 16 рублей. Это была по тем временам безумная цена. Моя зарплата — 70 рублей. Я купила ткань, а за пошив Слава Зайцев ничего не взял, сделал мне такой подарок.

Платье это не сохранилось. Я свои наряды обычно раздаривала другим ведущим в регионах, республиках, понимая, что им еще тяжелее, чем нам в Москве.

Фото из личного архива Татьяны Веденеевой

— В 90-х, уже после развала Союза, на новом российском ТВ вы стояли у истоков программы «Утро».

— Это было действительно очень интересное время на нашем ТВ. Мы работали в прямом эфире. В отличие от прошлых лет, когда я читала готовые сценарии, здесь я писала тексты сама. И суфлеров у нас тоже не было. За одно утро ко мне мог прийти на передачу и Александр Николаевич Яковлев, правая рука Горбачева, и чемпион мира по шахматам, и бизнесмен. Нужно было обладать широким кругозором, чтобы вести беседы с людьми из совершенно разных областей. Поэтому свобода самовыражения была огромнейшая.

Фото из личного архива Татьяны Веденеевой

Похвала от повара из мишленовского ресторана

— Однако в середине 90-х вы ушли с телевидения. Почему?

— Я не собиралась уходить. Была в отпуске за границей. Устраивала там сына на обучение в школу. Мне требовалось ещё несколько дней, чтобы закончить дела. Попросила три дня за свой счёт. Мне ответили, что работать некому и надо обязательно вернуться. Или писать заявление об уходе. Я физически не успевала вернуться. Было обидно — ведь я впервые за 15 лет попросила за свой счёт. В общем, написала заявление , отправила по факсу, уверенная в душе, что его не примут. А вышло иначе.

— Зато у вас началась новая страница в жизни — вы с нуля открыли предприятие по производству соуса. Знаю, что недавно вы вышли из этого бизнеса. Но 20 лет этим занимались, и, главное, как однажды рассказал ресторатор Новиков, ваши соусы оценил даже повар из французского мишленовского ресторана.

— Всё началось с подарка — домашнего соуса ткемали, привезенного из Тбилиси. Неожиданное сочетание дикой сливы, чеснока и трав мне очень понравилось. Его же можно есть с чем угодно — с рыбой, мясом, с макаронами, овощами. В Грузии хозяйки варят ткемали каждая по собственному рецепту, наверное, там столько рецептов, сколько домохозяек. Сначала провели конкурс рецептов ткемали. Потом обратились к специалистам из Института питания, чтобы адаптировали домашний рецепт к условиям производства и чтобы он при этом сохранил свои качества. Специально собирали урожай именно дикой сливы в Грузии. Завод для выпуска соуса я нашла в Европе. Но мы его быстро стали и в России продавать. И помню звонок от Аркадия Новикова поздним вечером, когда он рассказал про известного повара француза, который сидит напротив него и в восторге от моего ткемали.

Все это потребовало много сил, творчества, организационных способностей. Главное здесь — умение повести за собой людей. В этом весь секрет любого дела.

Фото из личного архива Татьяны Веденеевой

«Я по характеру, в хорошем смысле, хулиганка»

— А вы с тех пор успели вернуться на телевидение в двухтысячных. Поучаствовать там в ярких проектах, а потом уйти служить в театр. На ТВ вас нет уже лет 10. Не тянет?

— Предложения вернуться на ТВ до сих пор есть. Но какие-то для меня не очень вразумительные. Зато мне очень интересен театр. А своих телезрителей я продолжаю встречать повсюду, даже за границей. Помню, как первый раз была огорошена, когда в одном из ресторанов крепкий мужчина лет сорока неожиданно при виде меня воскликнул: «О! Тетя Таня! А я вырос на ваших передачах!» Тогда я как-то поежилась. А потом мне стало приятно. Мы же в «Спокойной ночи, малыши!» старались привить ребятам правильные ценности. Каждая вечерняя история учила чему-то хорошему. Для меня Хрюша и Степашка были уже как живые. Воспринимала их как маленьких друзей.

Фото из личного архива Татьяны Веденеевой

— А театральные зрители. Что они вам говорят?

— Читаю отзывы, сейчас в соцсетях же всё обсуждают. Пишут комментарии под статьями о спектаклях с моим участием. Приятно, что хвалят. Но есть и те, кто критикует. Вот одна женщина недоумевает, почему у меня столько лет одна и та же прическа. И вроде не объяснишь, что я нашла свой образ, это моя визитная карточка. А потом решила — надо прислушаться. И вот теперь стала делать локоны (смеётся).

— Вы абсолютно не выглядите на цифры в паспорте. В чем секрет?

— Это и процедуры красоты, без которых никуда. И правильное питание. Еще я по характеру, в хорошем смысле, хулиганка — могу позволить себе наряды, которые большинству женщин моих ровесниц даже в голову не придёт надеть. А я экспериментов не боюсь. Но вся эта внешняя оболочка может быть бесполезной, если у человека не будет энергии, той энергии, которая и делает молодым. Для этого важно быть занятым. Я занята всю жизнь. С юности привыкла работать по 12 часов. Просто нет времени сосредоточиваться на болячках. Но работа обязательна должна быть любимой, приносить радость. Тогда в любом возрасте будешь чувствовать себя энергичной и молодой.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно