6278

Позывной «Джек». Как сегодня живет разведчик легендарной группы

"Аргументы и факты" в Беларуси № 33. Офис на диване 13/08/2019
Евгений Олейник / АиФ

75 лет назад, в июле 1944 года, в Восточную Пруссию (форпост фашистской Германии) с секретным заданием забросили диверсионно-разведывательную группу с кодовым названием «Джек». Её участники добывали разведданные, но почти все погибли. До наших дней дожил только Геннадий Юшкевич.

Геннадий Владимирович родился в 1928 году в Минске. Его детство было таким же, как у большинства сверстников: холодным и голодным. Мальчик хорошо учился, посещал кружки Минского Дворца пионеров: оборонные, столярный, слесарный, учился играть на баяне и танцевать. Был занят с утра до вечера. Он будто предчувствовал, что станет разведчиком, а эта профессия, как известно, требует разносторонних навыков.

Вскоре после прихода гитлеровцев в Минск мать Геннадия – сотрудницу Народного комиссариата просвещения – арестовали и казнили. Сирота познал детдом, крестьянский быт, а затем примкнул к партизанам.

Мальчишка попал в специальную диверсионно-разведывательную группу «Чайка» под командованием Михаила Ильича Минакова, которая действовала под Минском. Геннадий был связным, курьером, проводником. Освоил немецкий язык и участвовал в боевых операциях.

Ловкий и быстрый, он мог незаметно пробраться к эшелону и установить магнитную мину.

В «Чайке» Геннадий познакомился с разведчиком Павлом Крылатых. Это знакомство сыграло ключевую роль в его дальнейшей судьбе.

«Джек»

23 июня 1944 года советские войска начали операцию «Багратион». В этой операции в том числе использовались и разведданные группы «Чайка».

На этом для несовершеннолетнего Геннадия война должна была закончиться. Но благодаря боевым друзьям – Павлу Крылатых, Наполеону Рыдзевскому – он опять оказался в кругу разведчиков. По их рекомендации руководство разведотдела включило Геннадия в состав диверсионно-разведывательной группы «Джек» (названа по псевдониму командира Павла Крылатых). Группе предстояло действовать в оперативном тылу (примыкал к линии фронта. Прим.) врага в Восточной Пруссии в районе расположения резиденции Гитлера Вольфсшанце.

«При заполнении документов накинул себе один год, что дало мне право войти в состав группы. Я тогда еще не знал, что нас ждет», – рассказывает Геннадий Юшкевич.

Фото: АиФ/ Из личного архива Геннадия Юшкевича

Красная Армия подошла к границам Восточной Пруссии, но немцы укрепились очень серьезно. Нужны были разведданные. С этой целью во вражеский тыл отправляли спецразведгруппы.

«Перед отправкой начальник разведотдела штаба 3-го белорусского фронта Евгений Алешин сказал: «Месяца через два встретимся». А получилось, что в тылу врага мы провели 179 дней».

На второй день после высадки погиб командир. Его место занял заместитель Николай Шпаков. Группа продолжила выполнение боевого задания, которое заключалось в том, чтобы взять под контроль коммуникации врага, расположение баз снабжения, аэродромов, передвижения воинских частей, выявлять новые виды вооружения.

«У немцев были свои обозначения, к примеру, «горка шаров» – это склад боеприпасов, «слон» – склад горючего».

Командир группы «Джек» Павел Крылатых (слева) погиб на второй день.
Командир группы «Джек» Павел Крылатых (слева) погиб на второй день. Фото: АиФ/ Из личного архива Геннадия Юшкевича

«Марафоны»

Боеприпасов у разведчиков было мало, еды не было почти совсем. Вести наблюдение приходилось по многу часов подряд и днем, и ночью. Спали урывками, мокли. Разжигать огонь было нельзя. А вокруг – вражеские войска и враждебное население.

«Например, всю ночь мы разведывали укрепрайон или аэродром. После этого по рации отправляли донесение в Центр. Затем надо было срочно сворачиваться и уходить из этого места, потому что немцы реагировали мгновенно: блокировали квадрат, откуда шел радиосигнал, окружали его и прочесывали лес. Это мы называли «марафон». Мы в короткие сроки уходили на 10-15 километров от места передачи. Уставали очень».

Иногда выскользнуть из капкана не удавалось. Тогда группа применяла такую тактику – разворачивалась и давала встречный бой. Пробивала брешь и уходила в ночь.

Положил троих

Для нормального человека убийство – за гранью. Геннадий прочувствовал это на себе.

«После очередного «марафона» командир дал команду отдыхать. Я и разведчик Иван Овчаров вышли в дозор. Заняли позиции на просеке, распределили зоны наблюдения. Спустя какое-то время слышу шорох с его стороны и шепот: «Нихт шиссен!» («Не стреляйте!»)

Я не сразу понял, в чем дело: уставший мозг почти спал. Поворачиваюсь в его сторону: Иван стоит в полный рост, автомат у ног. А через просеку напротив него – трое немцев. Я крикнул не своим голосом: «Гевер аб!» («Оружие к ноге!») У солдат сработал инстинкт на команду, и они опустили оружие. Я поднял автомат, передернул затвор и скосил их тремя очередями.

Лица солдат, которых я застрелил, еще долго были у меня перед глазами. Я не мог успокоиться. А потом понял: сделал то, что должен был по законам войны».

Это не единственный случай, когда скорость реакции Геннадия спасала группу. Однажды он вместе с другим разведчиком Иваном Мельниковым уничтожил пулеметный расчет. Эти факты зафиксированы в радиограммах Центру.

В августе во время блокады группы «Джек» Геннадий вышел прямо на двоих пожилых фольксштурмовцев (народное ополчение), которые находились в цепи окружения.

«Один из них упал на колени и протянул мне часы, говоря при этом: «Гольдене ур!» («Золотые часы!») Я оттолкнул его ногой. Что стрелять в старика?»

Группе удалось 179 дней продержаться под самым носом у Гитлера благодаря профессионализму разведчиков и в какой-то степени удаче. Но отряд постоянно терял людей. Погибли все, кроме троих, среди которых оказался и Геннадий.

Семья

После войны Геннадий вернулся в Минск и работал в лагере для немецких военнопленных, экстерном окончил среднюю школу, потом с отличием – офицерскую школу и Белгосуниверситет и был принят в органы внутренних дел. Вышел на пенсию в 1967 году.

Личная жизнь ветерана, по его выражению, сложилась нормально. Женился (супруга Лариса ушла из жизни в 2003 году), имеет двух дочерей: старшая Оля и младшая Алла. Сейчас они обе на пенсии. У пенсионера пятеро внуков и восемь правнуков.

Кавалер трёх орденов – Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, Славы 3-й степени – живет один. Собственное жилье он получил только через 30 лет после окончания войны.

Геннадию Владимировичу 91 год, и он сам ведет домашнее хозяйство: убирает, готовит, покупает продукты.

«По хозяйству иногда столько дел, что и дня не хватает. Еще лет 10-15 назад я много времени проводил на даче: косил, занимался огородом. Но сейчас уже почти не езжу туда. До сих пор люблю собирать грибы».

На здоровье ветеран не жалуется. Немного «шалит» давление, но это возрастное, сердца, по его словам, он «не слышит». Почти каждый день он начинает с зарядки с гантелями и делает ее 35-40 минут. Ежедневно гуляет по 35-40 минут.

«В свободное время много читаю. Особенно люблю все, что связано с историей Беларуси. Люблю стихи. И сам пишу. Одно из последних называется «Сестренка Юля». У меня мысль работает на созидание. Задался целью написать обо всем, что помню с первых шагов своей жизни. Уже собралось немало страниц.

Как перешел 90-летний рубеж, почувствовал себя в другом измерении. Стараюсь держать себя в форме».

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно