44456

Александр Ефремов: «Когда не было кино, меня спас театр»

№ 18 от 4 мая 2011 года 04/05/2011

- 1 мая мне исполнилось 60 лет, - говорит режиссер, недавно получивший звание народного артиста Беларуси. - В этом году отмечает 30-летие Театр-студия киноактера, который я двадцать лет возглавляю как художественный руководитель. В 1971 году я поступил во ВГИК - получается, уже сорок лет в кино… Но итоги подводить не хочется. Я постоянно нахожусь в процессе: за последние несколько лет снял приличное количество картин, которые покупают наши соседи (возможно, фильм «Покушение» покажут 8,9,10 мая на российском Первом канале), поставил несколько спектаклей. Если Бог даст сил и здоровья, буду продолжать в том же ритме, тем более у меня сейчас много интересных предложений от московских каналов.

- В вашей творческой биографии еще был пункт - должность генерального директора Национальной киностудии «Беларусьфильм», в которой вы пробыли недолго.

- Возглавить киностудию, согласиться на руководство было моей ошибкой. Мне казалось, что я смогу что-то сделать, найти выход из состояния растерянности и тупика, которые царили тогда. Однако когда я вплотную столкнулся с огромным кругом административных проблем, понял, что справиться с ними мне не под силу. И я с головой ушел в съемки.

- Александр Васильевич, последние лет десять у вас не было простоя, как у некоторых режиссеров?

- Нет, я сделал для канала СТВ телевизионную картину «12 месяцев», в которой снимались Эвелина Сакуро, Олеся Пуховая, Дарья Мороз, Михаил Светин, Наталья Варлей и белорусские эстрадные исполнители, потом были мелодрамы «Дунечка», «Рифмуется с любовью»…

- А потом одна за одной военные картины: «Снайпер», «Покушение» и «Немец», над которым вы заканчиваете работу. Правда ли, что вы не хотели браться за военное кино, чтобы избежать стереотипов «Партизанфильма»?

- (Задумался.) Я слышал высказывания некоторых своих легкомысленных коллег, снявших фильмы на военную тематику: «Моя картина тему войны закрыла. Все, больше можно не снимать»…

…У меня был близкий опыт общения с военной картиной - «Иди и смотри» Элема Климова. Я видел, как рождалось это кино. Мне казалось, что так честно, мощно, так удивительно художественно и больно снять ленту о войне, как это сделал Климов, - невозможно. И не стоит этого делать. Поэтому я на эту тему поглядывал с внутренней настороженностью.

Я не говорю, что снятые мной картины приближаются по художественному уровню и социальной значимости к тому, что сделал Элем Германович, но я, со своей стороны, пытался быть честным и искренним.

Театр для киноактеров

- Как в вашей жизни появился Театр-студия киноактера?

- В 90-е, когда были очень сложные времена, театр меня спас. Тогда кино снимали все кто угодно и о чем угодно: неприятно было вариться в этой кинематографической каше. Тем не менее в те годы я сделал фильмы «Наш человек в Сан-Ремо», который в прокате, если не ошибаюсь, собрал за год 22 миллиона зрителей, и «Экзамен на директора». Но состояние общей растерянности: куда идти, с кем идти, какими флагами размахивать? - очень угнетало. И так получилось, что меня пригласили в Театр-студию киноактера, который остался без режиссера: Борис Луценко ушел в Русский театр.

В театре тоже был кризис. Помню, когда я только пришел, часть спектаклей пришлось снять. Зрителей практически не было. У нас была контрольная цифра - двенадцать человек: я перед началом спектакля выглядывал из-за кулис, и если в зале сидело меньше двенадцати человек, то постановку отменяли, если больше - играли.

- Когда публика стала возвращаться в театр?

- Александр Беспалый поставил спектакль «Мы идем смотреть Чапаева» по пьесе Олега Данилова. Мы угадали с постановкой, она попала во время, хотя нам говорили: «Зачем вы это ставите? Кому это нужно?»

Я часто спектакль смотрел на сцене из-за кулис и заметил одну женщину, которая время от времени приходила на постановку. Однажды я подошел к ней и спросил: «Вижу вас уже не в первый раз. Что вас приводит на этот спектакль?» И она ответила: «Когда я смотрю его, то понимаю, что мы выживем».

Мы постепенно стали подниматься, и сегодня, по моим скромным подсчетам, за двадцать лет через наш маленький зал на 224 места только официально, по приобретенным в кассе билетам, прошли 1 миллион 200 тысяч человек.

- Правда ли, что появлению Театра-студии киноактера посодействовал Петр Машеров?

- Действительно, Машеров подписал указ о создании театра, который одно время был единственным театром киноактера на постсоветском пространстве. Мы сумели его сохранить. Когда на кинофестиваль «Лістапад» приезжали известные артисты из Москвы, где театр киноактера долгое время не работал, и приходили на наши спектакли, они с завистью говорили: «Какие вы молодцы!»

А начиналось все так: когда в Минск приехал белорусский вгиковский курс Игоря Таланкина, ребята какое-то время на киностудии «Беларусьфильм» снимались в массовках, эпизодах, озвучивали фильмы, а главных ролей было мало, поэтому у них стали появляться мысли: надо создать свой театр! Огромная благодарность и поклон Валерию Анисенко, который взялся за реализацию этого проекта. У него получилось! У них у всех получилось!

Кинороли

- Вы часто снимаете актеров Театра-студии киноактера в своих фильмах...

- Стараюсь. Я, честно говоря, предпочитаю с актерами, с которыми поработал и сумел наладить эмоциональный контакт, не терять связи. Валерия Арланова, Павел Харланчук, Александр Ткаченок, Олеся Пуховая, Сергей Журавель снимаются практически в каждой моей картине. Более того, есть артисты, с которыми я впервые встретился на съемочной площадке, а потом они пришли в театр и стали ведущими актерами. Олеся Пуховая снялась в телефильме «12 месяцев», и я пригласил ее в труппу. Георгий Сивохин сыграл в ленте «Покушение», пришел в театр - и сейчас у него две главных роли.

- А почему вы не пользуетесь служебным положением и не снимаетесь в своих картинах в главных ролях?

- Никогда не стремился к этому, хотя у меня есть большие кинороли, но у других режиссеров, например, у Александра Колбышева в многосерийном фильме «Падающая звезда». Я горжусь своей работой в фильме у немецкого режиссера - картине «Побег из ГУЛАГА». Еще в одной немецкой ленте мы сыграли с Анатолием Котеневым. На премьере в Берлине даже хвалили мой немецкий язык, что для меня было диво. (Смеется.)

- Александр Васильевич, в одном из своих интервью мама голливудской звезды Милы Йовович актриса Галина Логинова рассказала о вашем с ней романе

- С Галей Логиновой мы вместе учились во ВГИКе. Сейчас, к сожалению, мы почти не общаемся, но когда были помоложе, я часто приезжал в Киев, где она жила. Милка тогда была совсем маленькая, и когда мы ходили гулять, я носил ее на плечах. Так что Мила Йовович сидела у меня на шее. (Смеется.)

- За это она просто обязана сняться у вас в картине!

- В российском фильме «Выкрутасы» гонорар Йовович составил 9 миллионов долларов - это приблизительно сумма годового бюджета киностудии «Беларусьфильм». Так что говорить об участии Милы в белорусском кино, сами понимаете…

- Вы как-то сказали, что вы единственный белорусский режиссер, чьи фильмы сегодня продаются.

- Не продаются, а окупаются. Пока получается так.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых