aif.ru counter
7660

«Вот только не надо сеять панику». Вместо лозунгов нужна полная информация

Правдивой информации не бывает много, а вот недостаток ее в обществе крайне опасен.
Правдивой информации не бывает много, а вот недостаток ее в обществе крайне опасен. © / Фото из открытых источников

Конечно, паника ужасна и весьма деструктивна. Она не позволяет людям адекватно понимать критическую ситуцию, быстро находить оптимальные решения, действовать разумно. Она заводит, выматывает, озлобляет, приводит к несуразным действиям...

Но, черт возьми, люди имеют право паниковать, так как они имеют право жить, имеют право бояться. Страху человека нельзя приказать немедленно исчезнуть. Но с ним можно правильно работать, его развитие можно предупредить.

Профилактика любой паники и социального напряжения – это в первую очередь правдивая информация. Но не только!.. Так считает преподаватель спецкурса для сотрудников пресс-служб и специалистов по связям с общественностью, автор книги «Технология популярности, или Паблик Рилейшнз», кандидат филологических наук Игорь СОКОЛОВ.

Во многих странах постсоветского пространства фраза «вот только не надо, товарищи, сеять панику» все еще актуальна и достаточно вредна. Она сама по себе уже констатация выращенной искусственно проблемы – страха и тревожности общества. Традиции советского прошлого мало эффективного вертикального управления коммуникациями весьма крепки. (Кстати, благодаря развитию технологии общественных связей сейчас все достаточно быстро меняется.)

Даже начинающим специалистам в области управления коммуникаций понятно, что в основе многочисленных вспышек масштабных и локальных панических настроений в истории СССР чаще всего была сама власть, а точнее - ее неправильная работа по взаимодействию с общественностью.

В эпицентрах различных катастроф, катаклизмов, локальных бедствий в отдельных республиках отсутствие правды и постоянного объективного информационного потока со стороны официальных СМИ (иных-то было весьма мало) быстро вызывало недоверие людей. Недоверие формировало слухи. Затем слухи усиливали страхи. Затем возрастала тревожность, как следствие, резко росло социальное напряжение различных аудиторий.

В итоге формировалась самая благоприятная для волнений среда, в которой самопроизвольно появляются многочисленные индукторы (паникеры). Они быстро притягивают внимание, разрушают нормы целесообразного поведения, парализуют своим страхом ближних, все быстрее гипнотизируют силой криков или наоборот ложной уверенностью целые группы людей. В этот момент и наступает «праздник полной неадекватности толпы».

Интересно, что подобная методично повторяющаяся в СССР ошибка управления коммуникациями, которая и формировала почву для развития паники, никак не была связана с размерами и угрозами самих природных катаклизмом. Как правило, отдельный человек даже не имел возможности повлиять на глобальную ситуацию. Но повлиять на себя и на поведение окружающих людей он мог. Не хватало лишь одного - правды.

Фундаментальная суть паники заключалась в дозировании информации, наличии полуправды или даже лжи. (Кстати в отдельных исследованиях указывается, что в этой формуле сила дезинформирования общественности могла быть равна скорости нарастания паники.) Сегодня в развитых странах эти уроки прошлого хорошо изучены, и природа эффективных коммуникаций по сути является наукой и технологией формирования общественных связей.

Словом, чтобы в обществе, стране, семье, компании во время какого-либо локального или глобального кризиса были столь необходимые единство, доверие и сопричастность, нужно постоянно правдиво и прозрачно информировать людей. И в этой ситуации правдивой информации не бывает много, а вот недостаток ее в обществе крайне опасен.

Симптомы формирования паники можно легко увидеть еще до того, как она начинает давать первые всходы. Процесс формирования можно распознать по системным неправильным коммуникациям и таким образом предупредить проблему, не раздувая страх и тревожность, спасая десятки или тысячи жизней людей, экономя ресурсы и страхуя общество от несуразных хаотичных действий и метаний.

Ошибки коммуникаций и предпосылки появления паники в период различных катаклизмов в истории СССР не единожды были проанализированы. Они примитивны и просты…

• Когда в ситуации катастроф или каких-либо существенных кризисов нет единого руководящего центра ответственности или оперативного штаба для быстрого принятия решений и мгновенной реакции на ситуацию.

• Когда события меняются каждый час, но каждый час нет оперативного информирования о решениях, действиях, планах центра ответственности.

• Когда в вечерних программах новостей все больше не информируют, а типа успокаивают, официальные новости становятся больше похожи на списки достижений, а не на новости.

• Когда до представителей СМИ и любых лидеров мнений не доведены чёткий график и место ежедневных обязательных почасовых брифингов.

• Когда за работу и противодействие катаклизмам отвечают одновременно различные ведомства, организации, а из-за этого в глазах общественности их ответственность размыта, информация и оценки угроз постоянно не совпадают, жизненно важные рекомендации отличаются.

• Когда в ситуации быстро меняющихся реалий ранее принятые властью явно неверные решения не отменяются из-за принципа.

• Когда каждое важное заявление различных официальных лиц является не столько информированием по сути проблемы, сколько опровержением того, о чем люди уже давно тайком шепчутся на своих кухнях (а теперь уже и в соцсетях).

• Когда эмоционально наполненная откровенная дезинформация со стороны различных злопыхателей (теперь это анонимные фейки и «мнения» ботов) на фоне информационного голода проглатывается общественностью быстрее из-за нехватки реальных правдивых фактов.

• Когда новости от незнакомых людей из очереди в магазине за колбасой (теперь это еще и соцсети) опережают новости от официальных источников.

• Когда при невероятно широком разнообразии новейших каналов коммуникаций региональные чиновники по-прежнему используют для общения письма в бутылке (теперь это пресс-релизы, которые утвердили на вторые или третьи сутки).

• Когда утром наконец появляются новые, «более правильные» официальные цифры о том, что вчера вечером широкая общественность уже устала бояться и комментировать на работе и в подъездах (теперь это еще и месенджеры).

• Когда ответственные лица на ТВ в микрофон говорят одно, а яркий немой язык жестов их выдает и сообщает совсем другое.

• Когда в одном коротком сюжете или газетном материале авторы успевают два-три раза убедительно подчеркнуть, что у нас, мол, все не так плохо, как у других.

• Когда журналисты виноваты в том, что начинают сами выискивать и комментировать информацию, которую не могут получить официально.

• Когда вдруг ситуация в Гондурасе или череда каких-то огромных далеких космических проблем неожиданно начинает преобладать в информационном облаке родной страны.

• Когда все кругом говорят, что чего-то там необходимого в магазинах много, но почему-то несут большие пакеты и в лифте молча смотрят в пол.

• Когда в новостях появляются не новости, а рекомендации о том, как к тем или иным событиям всем нужно относиться.

• Когда аргументов и цифр вдруг становится меньше, а разговоров о гражданской ответственности, чувстве долга и патриотизме - больше.

• Когда одни и те же «диванные эксперты» в СМИ долго не уступают свое место ученым и реальным профессионалам.

• Когда у власти появляется все больше секретности, которая очень быстро формирует дополнительное любопытство, которое в свою очередь быстро перерастает в недоверие.

• Когда в русле какой-либо очередной социально-значимой проблематики искусственная легендаризация событий прошлого или напыщенная героизация отдельных начальников становятся вдруг темой основных информационных потоков.

• Когда официально долго не сообщаются грустные цифры, печальные данные, поражения и ошибки. Рано или поздно они доходят через официальные или неофициальные каналы, но становятся еще страшнее, причиняют общественности еще больше боли, усиливают недоверие.

Есть еще несколько десятков таких «когда…», хотя, если сформулировать суть одним абзацем, то надо просто иметь в виду следующее…

Люди – это суть и основа любого государства и любой экономики, без них все это бессмысленно. В период критических ситуаций у людей спрос на правдивую информацию возрастает, так как она создает ощущение контроля над своей жизнью и безопасностью. Люди бывают недоверчивы, люди бывают мало информированы или дезинформированы. Но люди никогда не бывают не правы.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых