392

«Вам бы подстричься, хотя бы «под польку». Воспоминания о Кондрате Крапиве

Подписчик "АиФ" Анатолий Мурашкевич, член союза Архитекторов СССР, на страницах издания делится воспоминаниями о встрече с Кондратом Крапивой. Встрече, которая по его словам, во многом повлияла на всю дальнейшую жизнь...

Смотрю последние известия  по ТВ и вижу сообщение, что исполняется 125 лет белорусскому классику сатирику Кондрату Крапиве (1896—1991).  Сразу вспомнилась встреча с ним и беседа в далеком 1954 году. 

Я сижу на скамейке в скверике слева от памятника Дзержинскому. День теплый, хороший, начало августа. Я очень расстроен, не знаю, как дальше быть, перебираю разные варианты своей дальнейшей жизни. Все не так, как я мечтал, к чему готовился, что делать, как поступить в сложившейся ситуации. Я был погружен в свои мысли, и со стороны было заметно, что я в серьезном раздумье. Вдруг к скамейке, где я сидел, подходит мужчина, как мне тогда показалось, среднего возраста, одетый «как все», и спрашивает у меня:

- Можно, молодой человек, присесть?

- Садитесь, - говорю я, а сам думаю, зачем спрашивать, место на скамейке есть. Садится рядом, смотрит внимательно на меня, я уже отвлекаюсь от своих мыслей и думаю, что ему от меня надо. Думаю, может какой-то знакомый, но нет, не знаю его.

Анатолий Мурашкевич.
Анатолий Мурашкевич. Фото: Public domain

- Давайте знакомиться, я Кондрат Крапива, - говорит он, - знаете такого?

Я буквально был сражен этим, забыл все, зачем я здесь, о чем думал, о чем переживал.

- Ой! Кондрат Крапива! - воскликнул я. - Конечно! Я знаю ваши басни, некоторые из них я даже читал со сцены в школе. Вот, например, «Жаба у каляiне»: "…тут колам хрась, і кроў, i гразь, пад кола жаба не падлазь…"

Видно было, что ему понравилось, что его узнали, и он мне говорит:

- Прохожу мимо, вижу, необычный молодой человек чем-то очень расстроен, что-то у него случилось, ведь так? Расскажите о себе, откуда вы, почему здесь.

Я начинаю внимательно его рассматривать и замечаю, что он не такой, как на картинке в учебнике. Там я его запомнил хмурым, суровым, даже неприятным, а здесь передо мной человек мило улыбался, располагал к себе, и это же Кондрат Крапива! Живой классик! И я ему подобно рассказал, что приехал из Славгорода, бывшего Пропойска, переименованного после войны, где я родился и прожил все эти годы. Что во время войны немцы спалили наш дом и мы вынуждены были убежать в лес, где и находились вплоть до освобождения в конце 1943 года. В Славгороде я окончил школу и собирался поступать в Москву в архитектурный институт. Я с детства рисовал и знал, чем буду заниматься в жизни. Но в прошлом году в Минске в политехническом институте на строительном факультете было открыто архитектурное отделение, и в этом году будет второй набор. Я подумал, почему бы мне не поступить в Минск, все-таки ближе к дому, к родителям, в своей республике. И вот я приехал поступать и читаю на доске объявлений, что «на архитектуру» будет принята всего одна группа - 24 человека, причем половина уже зачислена, видимо, это медалисты и какие-то льготники. Остается совсем мало мест, и это на всю республику. Я оценил свои шансы после деревенской школы и загрустил, даже несмотря на то что рисовал и чертил очень неплохо. Вот сижу и думаю, что дальше делать. Домой ехать не могу и не хочу, ведь знавшие меня с детства люди были уверены, что я буду учиться дальше.

Кондрат Крапива внимательно выслушал меня, ни разу не перебив, и, слегка помолчав, говорит:

- С учебой все понятно. Вы что-то решите и найдете выход. Сейчас время вступительных экзаменов, посмотрите, подумайте, чем вы в будущем могли бы заниматься, куда, пока не поздно, еще можно поступить.

- В том-то и дело, - говорю ему я, - что легко можно поступить на такие факультеты, как водопровод и канализация, отопление и вентиляция, торфяной и другие. НО (!) я туда не хочу, я хочу только на архитектуру, только этим хочу заниматься.

- Да, в таком случае рекомендовать что-то не могу, вижу, что вы убежденный и целеустремленный молодой человек. Но ответьте мне еще на один вопрос: почему у вас такая странная прическа? Почему такие длинные волосы?

- Все очень просто, - отвечаю я. - Мой учитель, профессиональный художник Михаил Федорович Немиленцев, носит длинные волосы, поэтому и я в подражание ему вот уже два года не посещал парикмахерскую.

Тут надо сказать, что, где бы я ни был, я всегда обращал на себя внимание такой прической, ловил улыбки и взгляды. Тогда еще совершенно не было моды на длинные волосы, как это стало лет 10-15 спустя, с наступлением эпохи "Битлз" и хиппи.

Кондрат Крапива был явно удовлетворен моим ответом и, немного подумав, сказал:

- Знаете, я бы вам посоветовал после нашего разговора пойти в парикмахерскую и подстричься хотя бы «под польку», и я это очень настоятельно рекомендую. А вот когда станете известным художником, тогда и вернетесь к этому вопросу, если захотите. А пока до свидания, помните, с вашей целеустремленностью у вас ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО, все образуется, не переживайте.

Он протянул мне руку, и мы попрощались.

Его слова, что у меня все будет хорошо, окрылили меня, грустные мысли ушли прочь, я пошел в парикмахерскую и подстригся «под польку». Начиналась новая жизнь. Много что пришлось пройти и преодолеть, но в 1965 году я успешно окончил Московский архитектурный институт и распределился в Минск. Всю жизнь проработал в проектных организациях и ушел на пенсию в 90-х с должности главного архитектора проектного института. Жизнь сложилась так, как я мечтал, возможно, в том числе потому, что я вовремя услышал эти слова: «У вас все будет хорошо»!

Архитектор, член Союза архитекторов СССР, пенсионер Анатолий Мурашкевич

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых