8300

«Перемен, мы ждём перемен!» Какие уроки извлекать из трагедии с «Боингом»?

№ 32 от 6 августа 2014 года 06/08/2014

Противостоящие стороны так далеко зашли во взаимных обвинениях, в недоверии и во взаимной неприязни, что, каковы бы ни были результаты объективного анализа, окончательная точка в этом деле поставлена едва ли будет. Или будет поставлена не скоро. Киев, опираясь на гарантии США, будет придерживаться своей версии о виновности повстанцев и Москвы. Да и Вашингтон от своей прокурорской позиции не откажется. На кону политический вес США, где считают, что они всё ещё являются единственным центром мировой политики. Свидетельство тому - реакция США на объективный анализ, сделанный Генштабом России на основе космических данных: Вашингтон его просто «не заметил».

Что касается Европы, то она скорее всего займёт уклончивую позицию. Ссориться с Америкой она поостережётся. США не раз демонстрировали свою способность наказывать за непослушание не только противников, но и союзников. Вспомним недавние миллиардные штрафы, наложенные американскими судами на французские и швейцарские банки.

А как же эксперты, доказательства? А очень просто: если эксперты докажут, что в гибели «Боинга» виновна украинская сторона, их выводы будут поставлены под сомнение или просто отвергнуты. Не исключено, что экспертам попросту не дадут добраться до истины. Как-то очень странным представляется тот факт, что «чёрные ящики», переданные повстанцами представителям Малайзии, уже оказались в руках английских спецов (а следовательно, и спецслужб).

В любом случае США не прекратят свою обвинительную риторику против Москвы. Для сохранения своих мировых позиций Вашингтон заинтересован в новой холодной войне. Она фактически уже идёт. И если для её продолжения украинского сценария и «дела «Боинга» окажется недостаточно, то Вашингтон напишет новые. Создаст новые очаги конфликтов с труднопредсказуемыми последствиями.

А что же европейцы? Когда обнаружится, что в «деле с «Боингом» «руки Путина» нет, а есть киевский коготок, они прибегнут к привычной дипломатической практике: в частных беседах шёпотом будут намекать: мы, дескать, всё понимаем, всё видим, но... против американского «лома» нет приёма.

Что это значит?

Это значит, что ситуация отторжения России как партнёра со всеми вытекающими отсюда экономическими и политическими последствиями может затянуться на многие годы. В условиях почти абсолютного доминирования США на финансовых рынках, в Интернете и в мировых СМИ Москва снова и снова будет попадать в положение мальчика для битья. Надежды на то, что Европа займёт хотя бы нейтральную позицию, не слишком велики. События в Украине вскрыли весьма печальный и для нас, и, в сущности, для самой Европы факт: сильнейшую, накапливающуюся в течение всего послевоенного периода зависимость Европы от США. Эта зависимость распространяется и на многие азиатские страны.

Какие выводы должна сделать Россия? В условиях вынужденных и, судя по всему, длительных ограничений она должна сосредоточиться на решении накопившихся внутренних проблем. Ресурсы страны должны быть брошены не на внешнее державное благолепие, а на развитие. Нужно воспользоваться тем, что в  течение ещё нескольких  (но не бесконечных) десятилетий энергетические и сырьевые ресурсы будут востребованы в мире. А следовательно, у страны будут серьёзные финансовые средства. Эти средства должны быть пущены не на избыточное потребление, не на решение популистских задач, а на создание современного производства. Желательно высокотехнологичного. Нужно сократить зависимость промышленности, в том числе и военной, от импортного оборудования и импортных компонентов. Нужно сократить зависимость от внешних заимствований и создать условия для того, чтобы отечественные капиталы не бежали за границу, а работали дома.

С кого пример?

Нужно изменить ситуацию, при которой большая по площади держава на 60% зависит от продовольственного импорта. Почему скромная по размеру сельхозугодий Германия обеспечивает себя собственным продовольствием, а обладатели богатых чернозёмов и пастбищ едят чужую картошку и чужое мясо? Почему страна прирастает помпезными дворцами, а не дорогами? Зачем покупать футболистов? Почему нет современной автомобильной промышленности, а «патриотичные» депутаты ездят на иномарках? Почему даже простейшие асфальтовые катки и экскаваторы покупаются за границей? Почему при богатейшем опыте в энергетике импортируются 45% газовых турбин, 50% трансформаторов и 100% оборудования для добычи нефти и газа на шельфе?

В Норвегии, чтобы стимулировать сельский труд и сократить отток населения из сельской местности, государство доплачивает крестьянам за каждый взятый в оборот гектар земли и отдельно за каждую корову, овцу или козу. Берите, люди добрые, только работайте на страну, кормите её! Вкладываясь в будущее, самые большие затраты Норвегия несёт на строительство дорог и на образование.

Какие ещё должны произойти драматические события, какие должны упасть на голову «Боинги», чтобы стало наконец понятно, что страну нужно не рисовать на бесконечных форумах, а строить, что нужно делать не политические консервы, а живую политику? Во время перестройки вся страна вместе с Виктором Цоем пела:

Перемен! - требуют
наши сердца.

Перемен! - требуют
наши глаза.

В нашем смехе,
и в наших слезах,
и в пульсации вен:

«Перемен! Мы ждём
перемен!»

Давайте же вспомним эти ритмы и слова. Страна заждалась.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно