3408

Дмитрий Дибров: в каком-то смысле меня действительно похищают инопланетяне

«Когда-то было стыдно признаться, что ты не смотришь телевизор, а теперь некоторым стыдно признаться в том, что они его смотрят».

14 ноября телеведущему Дмитрию Диброву исполнилось 55 лет.

Ностальгия по...

Сергей Грачёв, «АиФ»: Дмитрий, к телевидению сегодня многие относятся с презрением. Мол, все его задачи свелись к тому, чтобы развлекать и зомбировать с помощью пропаганды.

Дмитрий Дибров: Развлечений и пропаганды на ТВ сегодня ровно столько же, сколько было, например, в конце 70-х годов. Но надо понять, что мы имеем в виду под формулировкой «наше телевидение». Только федеральные каналы, которых всего четыре? Или мы говорим о двухстах кабельных каналах? Это разные вещи.

— Но вы же понимаете, что большой части населения доступны именно федеральные «кнопки»?

— Нет, не понимаю. Бывая даже в самых отдалённых донских станицах, я вижу спутниковые тарелки на таких деревенских хатах, на которые без слёз и не взглянешь. Так что у той части населения, которая не водку пьёт, а работает, есть доступ и к спутниковому, и к кабельному телевидению.

Что же касается федеральных каналов, то их главное призвание - обеспечивать самосознание нации, быть не названными, а настоящими скрепами. Тот, кто считает иначе, очень ошибается. Но в то же время всё меньше людей включают федеральные «кнопки», чтобы узнать новости. Интернет революционно поменял новостное пространство. Поэтому о событиях народ узнаёт из Сети. А федеральные каналы сейчас смотрят, чтобы узнать официальную точку зрения на ту информацию, которую получили ранее. Это не позволяет человеку выпасть из цивилизации. Зомбирование ли это? Сейчас телевидение вернуло себе ту роль, которую оно всегда выполняло в нашей стране. Роль идеологического хребта нации.

А вообще, я бы хотел немного обидеться… Вы действительно считаете, что программа «Кто хочет стать миллионером?» или «Временно доступен» - это оголтелое развлечение? Если так, то значит, что я недостаточно квалифицированный телевизионщик.  

— На общей волне ностальгии по советскому прошлому люди порой тепло вспоминают и ТВ тех лет…

— Я прекрасно помню, как мы ненавидели советское телевидение, как хохотали над политическими комментаторами Юрием Жуковым или Валентином Зориным, который любил Америку больше себя, а в эфире всячески демонстрировал, как он её ненавидит. Но внутри этой отвратительной пропагандистской машины находились редакторы, которые всеми правдами и неправдами пробивали в эфир постановки Марка Захарова, Евгения Гинзбурга и других. Это было рискованно и отчаянно трудно. Но каждый из этих прекрасных редакторов понимал, что за его спиной стоят миллионы советских интеллектуалов. Конечно, подвиги этих людей вспоминают с теплотой. Ну а когда начала выходить программа «Взгляд», уже было стыдно признаться, что ты не смотришь телевизор, - так же, как теперь некоторым стыдно признаться в том, что они его смотрят.

Страдаем за всех

— А вы чувствуете себя свободным человеком, живущим в свободной стране?

— (Задумывается.) Да, я свободный человек, но чувствую страшную несвободу в том, что вынужден передвигаться по земле, а не по воздуху. А если по существу - что такое свобода?

Понимаете, в основе любой созидательной доктрины - социальной, политической, ментальной, да какой угодно - должно стоять счастье отдельного человека. Если кто-то скажет, что знает рецепт счастья для всех, я подумаю, что он, скорее всего, начитался Гитлера, Бухарина, а ещё хуже -Троцкого. Так что я говорю про свою свободу. Не всякий, кто выступает с той или иной общественной позицией, может похвастаться тем, что у него растёт 9-месячный сын, а другому сыну ещё и пяти лет не исполнилось. Дети - это удочки в будущее. Для меня сейчас они главное. Но раньше, например в 2000-х, я выплясывал на баррикадах осаждённого НТВ. Тогда у меня не было сыновей, и мне казалось очень важным отстоять свободу слова. Сегодня мне кажется важным отстоять будущее своей Родины. А уж будет свобода или не будет - пусть теперь другие выплясывают или не выплясывают на баррикадах. Я уже увидел перспективность таких плясок. Свобода в стране зависит от наших детей. От моего Саши и от моего Феди. Но это произойдёт не раньше, чем они вырастут и станут дельными, достойными, духовными людьми.  

— Иосиф Кобзон рассказывал мне в интервью, что его дочь, живущая в Англии, жалуется на плохое отношение. Ваша дочь много лет живёт во Франции. От неё вы слышали что-то подобное?

— Отношение французов всегда отличалось от отношения к нам англичан - так исторически сложилось. Мы с женой недавно путешествовали по Америке на автомобиле - не накатанными туристическими тропами, а по провинции. За всё время поездки я ни разу не заметил со стороны простых американцев какого-то пренебрежения или страха по отношению к нам. А ярчайший представитель британского интеллектуального сообщества Терри Гиллиам недавно за ужином выразился так: «Вы заслуживаете самого высокого отношения к себе. Потому что вы, как Христос, страдаете за всех нас».

— Вы отметили 55-летний юбилей. Взрослый, уважаемый человек, мэтр телевидения. Зачем же вы на автоответчике своего телефона рассказываете звонящим, что вас в данный момент похищают инопланетяне, поэтому вы не можете говорить?

— Это метафора. В каком-то смысле меня действительно похищают инопланетяне - Достоевский, Феллини, Гюнтер Грасс. Если бы я не отключал служебный телефон и отвечал на все звонки, не осталось бы времени клеить корабли с сыном, читать, играть на гитаре. Да и просто работать бы было некогда.

Сергей Грачёв

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно