820

Леди с характером. Как Татьяна Лиознова выбирала между кино и чувствами

"Аргументы и факты" в Беларуси № 14. 7000 пустых домов 06/04/2021

Режиссера Татьяну Лиознову называли «железной леди» советского кино - причем вполне обоснованно: за крутой нрав и бескомпромиссность. А еще за профессионализм: не обладай она подобным характером, наверное, не появились бы на свет шедевры вроде «Карнавала» или «Трех тополей на Плющихе», не говоря уже о «Семнадцати мгновениях весны»… Коллеги называли ее «нежно беспощадной» - такой она и была: в том числе к самой себе и к мужчинам, которых любила.

Девушка с хлопушкой

Многие, увидев Татьяну Михайловну впервые, просто не могли поверить своим глазам: неужели вот эта маленькая хрупкая женщина, «метр с кепкой», и впрямь способна держать в ежовых рукавицах всю съемочную группу, включая самых капризных артистов?! Те, впрочем, в один голос утверждали, что так оно и было. «К актерам она относилась как бог. Но, когда нужно, была железным канцлером», - отзывался о режиссере Василий Лановой. Тем не менее именно Лиозновой многие актеры обязаны своей ошеломительной славой - разумеется, особенно это касается «Семнадцати мгновений…».

К слову, на вопрос, почему она выбрала такую «мужскую» профессию, Татьяна Михайловна отвечала: «Наверное, потому, что в моей жизни всегда не хватало мужского присутствия. У меня на войне погибли отец и три маминых брата. Тот, кто пережил войну, никогда ее не забудет. Это вечная боль и рана».

Тяжелое детство так закалило Татьянин характер, что она не сдалась, даже когда ее - почти как главную героиню «Карнавала» - отчислили из ВГИКа «за профнепригодность»: мол, слишком молода и неопытна для профессии режиссера. Спорить Лиознова не стала, а свою «пригодность» доказала делом: поставила спектакль вместе с другими исключенными студентами и показала его преподавателям. Ее немедленно приняли обратно.

После окончания вуза испытания не закончились. Едва распределившись на киностудию имени Горького, Татьяна потеряла работу из-за «пятой графы». Но кино не бросила: работала «на подхвате», сигналила о начале съемок хлопушкой, трудилась осветителем, монтажером... И в конце концов, изучив мир кино вдоль и поперек, добилась своего - получила место второго режиссера. Первой самостоятельной работой Лиозновой стал фильм «Память сердца» 1958 года, и уж после этого никто больше не смел посягать на ее режиссерский статус.

Начался и закончился

Еще в годы вынужденной безработицы и безденежья Татьяна, чтобы как-то сводить концы с концами, хваталась за любую подработку. В частности, взялась писать заметки в «Литературную газету», которую возглавлял Константин Симонов. Он-то и положил глаз на симпатичную новую сотрудницу - черноглазую миниатюрную девушку. Татьяне, разумеется, льстило внимание именитого писателя, а вот мать была отнюдь не в восторге от того, что за ее дочерью ухаживает мужчина намного старше. Она-то и пресекла едва наметившийся роман на корню. Увидев однажды, как Татьяна возвращается домой на такси в сопровождении Симонова, строго спросила: «Я разве давала тебе деньги на такси?» После этой выволочки будущий режиссер старалась не попадаться на глаза главному редактору, к телефону не подходила, а соседей просила говорить, что ее нет дома.

Коротким оказался и роман со Станиславом Ростоцким, с которым Лиознова познакомилась на съемках фильма «Земля и люди» в 1954 году. Он был подающим надежды режиссером, любимцем Козинцева, она - его молодой ассистенткой. Отношения продолжились и после съемок, однако вскоре переросли в крепкую дружбу.

«Она всю жизнь воспринимала его как друга, - вспоминал кинокритик Вячеслав Шмыров, хорошо знавший Татьяну Михайловну. - Хотя по молодости все отношения из одного состояния часто переходят в какое-то другое. Так что ничего удивительного в том, что их роман начался и закончился».

«Как эта маленькая хрупкая женщина держит всех в ежовых рукавицах?»
«Как эта маленькая хрупкая женщина держит всех в ежовых рукавицах?» Фото: Public domain

Коса на камень

Вообще у Лиозновой, помимо прочего, был уникальный талант поддерживать добрые отношения с бывшими возлюбленными. Например, так получилось со знаменитым летчиком-испытателем, Героем Советского Союза Василием Колошенко - он был консультантом на съемках фильма про пилотов «Им покоряется небо» и сам быстро покорил режиссера безупречными манерами, обходительностью и мужественностью. Вся съемочная группа увлеченно следила за развитием их отношений, но развязки в виде свадьбы так и не дождалась. Зато дружба двух звезд - кинематографа и авиации - длилась всю жизнь, а в очередной ленте Лиозновой «Три тополя на Плющихе» появилась рвущая душу песня «Нежность», посвященная летчикам…

Пожалуй, самый яркий роман у Лиозновой случился с «великим комбинатором» Арчилом Гомиашвили. Ухаживал актер красиво и изысканно, с цветами, подарками и вполне серьезными намерениями (а еще, кстати, в отличие от того же Симонова, получил полное одобрение матери своей избранницы). По иронии судьбы кино их познакомило - и кино же развело. Камнем преткновения стали «Семнадцать мгновений весны», за съемку которых взялась Татьяна Михайловна. Как известно, она долго не могла отыскать подходящего исполнителя на роль Исаева-Штирлица, на которую претендовал в том числе Гомиашвили. В обаянии ему нельзя было отказать, однако Лиознова, хотя еще смутно представляла себе «своего» идеального разведчика, точно знала, что он должен быть совсем другим - с другой внешностью, другим темпераментом, другим взглядом. А потом «нашелся» Вячеслав Тихонов, и все стало на свои места: в блистательно сыгранного им Штирлица были влюблены все женщины Советского Союза.

Однако Гомиашвили отказа не простил, и на этом его отношения с непреклонной «железной леди» закончились.

Мытарства Нины из «Карнавала» (1981 г.) во многом списала с собственной судьбы.
Мытарства Нины из «Карнавала» (1981 г.) во многом списала с собственной судьбы. Фото: Public domain

«Как бы чего не вышло»

Напоследок, правда, у них произошла еще одна встреча: когда «Семнадцать мгновений…» уже были отсняты, Лиознова отправилась на показ фильма в Тбилиси. Тем же самолетом летел и Гомиашвили вместе с малышкой Ниной, дочерью от первого брака: «В самолете моя Ниночка - годика два ей было - начала бегать, помчалась и села на колени к Тане Лиозновой. Я пошел за дочкой, забрал ребенка и сказал Тане: «Вот видишь, история решилась сама - ты везешь металлические банки с фильмом, а я везу этого маленького человечка». Впрочем, если актер рассчитывал задеть бывшую возлюбленную этим замечанием, то цели не достиг - Лиознова и впрямь считала снятые ею фильмы своими детьми… И не терпела, когда их пытались у нее отнять.

Именно поэтому увял роман Лиозновой с зампредседателя Совета министров СССР Владимиром Кириллиным, завязавшийся в начале 80-х, - тогда ей тоже пришлось выбирать между призванием и чувствами. Когда режиссер готовилась к съемкам остросоциального фильма «Мы, нижеподписавшиеся», чиновник без обиняков посоветовал Лиозновой «не лезть в эти дела, как бы чего не вышло», и отказаться от съемок. Татьяна Михайловна предпочла отказаться от самого Кириллина.

За фильм, кстати, она получила премию Всесоюзного телефестиваля в Ереване. А в одном из поздних интервью признавалась: «Не то чтобы я не любила Кириллина… Но ему не следовало на меня давить».

После этого романтических отношений Лиознова больше не заводила. Впрочем, нисколько о том не жалела. В одиночестве Татьяна Михайловна не оставалась: у нее были фильмы, названая дочка Людмила (кстати, ее отцом был Василий Колошенко) и, конечно, письма благодарных поклонников, которые приходили со всего мира до последнего дня ее жизни.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых