925

«Марина – значит «морская». Как учительница стала штурманом ледокола

Второй помощник капитала «Ямала» Марина Старовойтова.
Второй помощник капитала «Ямала» Марина Старовойтова. Из личного архива

Последние 15 лет Марина Старовойтова ходит по морям и океанам. За это время с должности дневального она выросла сначала до рулевого, а затем до старшего помощника капитана – второго по значимости человека на борту.

Самым опасным был её первый рейс в должности старпома. Тогда экипаж сначала столкнулся с обледенением судна, а затем с 10-балльным штормом.

«Пираты нас не догнали»

Марину с детства тянуло к героическим профессиям. В старших классах мечтала поступить в военное училище. Ходила в военкомат, писала в Рязанское десантное училище. Но тогда, в конце 1990-х гг., это оказалось невозможным. Девушек в десантное училище разрешили принимать только спустя 10 лет. В итоге Марина после школы поступила в педагогический институт в Брянске. К детям у неё всегда лежала душа. И они к ней тянулись. Получив диплом учителя русского языка и литературы, вернулась на родину – в городок Унеча Брянской обл., устроилась в сельскую школу. «Вставала в 5 утра, потом 40 минут на электричке и столько же пешком, потому что до деревни автобусы не ходили, – рассказывает Марина. – Потом сняла жильё недалеко от школы. Дети помогали делать ремонт». 

А через несколько лет Марина огорошила родственников решением всё бросить и ехать в ­незнакомый Мурманск. Дух авантюризма и романтики, который в ней жил с детства, подтолкнул к тому, чтобы резко изменить жизнь. Да и имя её – Марина – в переводе с греческого значит «морская».

В Мурманске Марина прошла собеседование в пароход­стве. И была принята на должность дневального на атомный контейнеровоз «Севморпуть». В её обязанности входило накрывать стол в кают-компании. Она убиралась, мыла посуду, следила за порядком. На борту учительница русского языка узнавала новые для себя слова: «комингс» (порог), «переборка» (стена), «гальюн» (туалет), «подволок» (потолок), «палуба» (пол) и т. д. И конечно, училась справляться с качкой. «Ледоколы в силу строения качает сильнее. Особенно в осенний период в  Баренцевом море. Все по-разному переносят качку: одни не могут есть, потому что постоянно мутит, другие, наоборот, всё время хотят есть. Я не могла ни есть, ни пить, постоянно мутило, но работу никто не отменял. В момент качки всё, что не закреплено, падает. Есть качка бортовая (с одного борта на другой) и килевая (с носа на корму). Когда качка бортовая, то невозможно нормально поспать. Поэтому в каюте есть и койка, и диван. Стоят они по-разному: одна – вдоль, другой – поперёк. От типа качки и выбираешь, где спать». 

Своё морское крещение она проходила 11 месяцев – именно столько Марина отработала свой первый рейс. И чётко поняла – остаётся. 

После она работала дневальным на танкере. «В 2008 г. мы проходили Аденский залив. Этот район опасен пиратами. Постоянно приходили сводки о захвате очередного судна. Хоть мы постоянно проводили учения и готовились к этому переходу, но пройти незамеченными не удалось. Наше судно начал преследовать катер. Спасла ­высокая скорость танкера».

Останавливаться на должно­сти дневального не входило в планы Марины. И она поступила на заочное отделение «Макаровки» – Государственного университета морского и речного флота им. адмирала Макарова в Санкт-Петербурге. Продолжала ходить в море и одновременно учиться. На работе получила сначала квалификацию матроса 2-го класса, затем 1-го. Была старшим рулевым. А когда получила диплом судоводителя, была принята на должность 3-го помощника капитана. Затем работала 2-м помощником и старпомом.

Её первый рейс в должности старпома оказался проверкой на прочность. «На балкере (судно для перевозки насыпных грузов. – Ред.) мы доставили в Сабетту крупную партию щебня, затем на терминале полуострова Чайка погрузили уголь и отправились с ним по трассе Северного морского пути в Китай, – рассказывает Марина. – Уникальный маршрут. Прошли все моря  Северного Ледовитого океана: Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское. За весь переход преодолели 5850 морских миль. Когда вышли с Берингова пролива, получили сообщение, что в Тихом океане по нашему маршруту надвигаются два мощнейших циклона. Мы должны были от них спрятаться в Олюторском заливе, но не успели. Нас так мотало, что казалось, судно при очередном заваливании на борт больше не выровняется. Шторм 10 баллов, всё трещало и скрипело, вода заливала палубу. Достигнув залива, мы несколько дней приводили судно в порядок. А до этого шторма в Чукотском море мы получили жуткое обледенение корабля. Вся команда отбивала лёд. В этом же рейсе была ещё одна опасность: был момент, когда нас понесло на скалы, оставалось 13 миль. А глубина под нами большая – якорь не бросишь. Достигнув порта Таншаня, выгрузили уголь. Судно надо было приводить в порядок, за ремонт отвечает старпом. В порту удивлялись: впервые видели девушку-старпома на ремонтных работах». 

Работа в Арктике

На балкере в качестве старпома Марина отвечала и за погрузку, а значит, надо подготовить трюмы, рассчитать остойчивость (способность судна сопротивляться кренящему действию внешних сил и возвращаться в прямое положение. – Ред.) и по­грузить судно. В Арктике приходилось по многу часов работать при температуре -20° и ниже. Это происходило, когда экипаж занимался доставкой груза с судна на берег. Зачистка трюмов после выгрузки тоже на ней. Каждый трюм размером со спортзал: «Сначала работает bobcat (небольшой экскаватор-погрузчик. – Ред.), но потом всё равно все берут лопаты, вёдра и вычищают остатки груза. Затем следует замывка трюмов. Надо не только руководить, но ещё и вкалывать. Какая бы погода ни была, как бы ты себя ни чувст­вовал. Море не любит слабых». 

Последние два года  Марина работает 2-м помощником капитана на атомном ледоколе «Ямал». В её обязанности входят планирование и контроль маршрута атомохода, работа с электронными и бумажными картами. Она следит за ледовой обстановкой, метеопрогнозом, структурой льда, глубинами, за судами, которые идут следом за ледоколом.

Атомный ледокол «Ямал».
Атомный ледокол «Ямал». Фото: Commons.wikimedia.org

Обычно её график выглядит так: 4 месяца в море и столько же дома. Дома ждёт 10-летний сын Артём, старшая сестра Екатерина с племянниками. Все 15 лет Марину в рейс провожала бабушка, благословляла в дорогу. Но в этом году её не стало. Год был для семьи тяжёлый. Не стало и папы Марины. Он успел порадоваться успехам дочери. В начале года видел по ТВ специальный репортаж о Марине – «Штурман Старовойтова».

Когда Марина приезжает домой в родную Унечу, каждый раз мелькает мысль: ­«Какая у меня большая квартира!» «И это притом что квартира у меня одно­комнатная. Просто после каюты она кажется такой просторной». В отпуске всё своё время ­посвящает сыну. Вместе с близкими любит ездить на рыбалку с ночёвкой в палатке. Занимается огородом, выращивает клубнику, смородину, малину. 

Атомный ледокол «Ямал».
Атомный ледокол «Ямал». Фото: Commons.wikimedia.org

Журналисты часто спрашивают Марину, ставит ли она цель – стать капитаном. Она же предпочитает не загадывать. Море научило её жить настоящим. Но если такое случится, то Марина станет первой в мире женщиной – капитаном атомного ледокола. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно