aif.ru counter
248

«Сушки» от Павла Осиповича. Как конструктор Сухой штурмовик делал

Памятник Павлу Сухому.
Памятник Павлу Сухому. © / Аляксандр Сакалоў / Commons.wikimedia.org

Все корифеи советской авиации — при погонах. ЯковлевТуполев — генерал-полковники, ИльюшинЛавочкинМикоян — генерал-лейтенанты, Мясищев — генерал-майор. И только Павел Сухой как был прапорщиком, так им и остался.

«Отвечаю за все»

А стоит взглянуть на нынешние постсоветские ВКС: основа истребительной авиации — Су-27 и его потомки. Основа фронтовой бомбардировочной авиации — Су-24. Единственный представитель штурмовой авиации — Су-25. Вот как раз о том, как этот самолет вставал на крыло, и хотелось бы рассказать сегодня, в день 125-летия Павла Осиповича.

Сухой (1895-1975) был довольно замкнутым и непубличным человеком. Родился на территории нынешней Беларуси, во время Первой мировой войны служил в артиллерии. Учился в МВТУ, работал у Туполева, перед войной получил собственное КБ. Работавший там ведущим конструктором Олег Самойлович оставил после себя прекрасную книгу «Рядом с Сухим».

«Основные технические решения Сухой принимал лично, — писал про шефа Самойлович. — Для обсуждения проблемы П. О. никогда не боялся окружать себя талантливыми людьми. Наоборот, он их искал и доверял им наиболее ответственные участки работы. Не каждый Генеральный конструктор на это способен! Более того, даже если конструктор принимал неграмотное решение, Сухой никогда не упрекал его за это, лишь тактично объяснял, где тот неправ. В случаях грубых просчетов, приводивших к летным происшествиям, он брал всю ответственность на себя: «Я Генеральный конструктор, и я отвечаю за всё».

Это конец?

Самолет непосредственной авиаподдержки сухопутных войск Су-25 был «зачат» в неофициальном разговоре двух человек. Первым был полковник ВВС по фамилии Савченко, который преподавал тактику в Академии им. Гагарина. Вторым — автор мемуаров «Рядом с Сухим» Самойлович. Вдвоем они решили, что Советскому Союзу вскоре вероятно понадобится штурмовик, которых у нас не разрабатывали со времен поршневых самолетов военного времени Ил-2 и Ил-10. Самойлович санкционировал разработку на свой страх и риск. Сухому об этом доложили, лишь когда по проекту образовались робкие успехи.

«Реакция его была молниеносной, — пишет Самойлович, — начинаем разработку аванпроекта. И тут же приказал строить макет самолета. Штурмовику было присвоено наименование Су-25... В августе 1968 г. был разработан аванпроект самолета, который мы разослали в Генеральный Штаб, Военно-воздушным силам, МАП, ЦАГИ и морякам. На это мы получили сокрушительный вердикт: такой самолет ВВС не нужен. Вспоминаю свою встречу с П.О.:

— Павел Осипович, это конец? Мы прекращаем разработку?

— Ни в коем случае. Эта тема приобретет союзников. Кроме того, не забывайте, что я во время войны разрабатывал самолеты-штурмовики: Су-2ШБ, Су-6, Су-8. Я считаю, что мы обязаны восстановить штурмовое направление в нашей фронтовой авиации».

Сухой принял решение строить Су-25 на свой риск, без решения вышестоящих организаций, за счет средств, выделяемых на другие темы, то есть практически нелегально. Как в воду глядел Павел Осипович! Вскоре маршала Малиновского на посту министра обороны сменил маршал Гречко, и Министерство обороны обратилось в Минавиапром с просьбой начать работы по созданию самолета-штурмовика. В отличие от предшественника, Гречко не был сторонником того, что войну можно выиграть только ракетами.

«Брюки клёш шить не буду»

Но военные еще испортили проектировщикам немало крови. То требовали ввести в экипаж бортстрелка, как было в войну. То хотели, чтобы скорость у земли составляла 1200 км/ч. Все доводы конструкторов, что на такой скорости пилот не успеет даже прицелиться, разбивались о железобетонное: но 1200 — это же больше, чем 900!

«Летом 1971 г. ВВС предприняли последнюю попытку уговорить Сухого делать самолет Су-25 на максимальную скорость у земли 1200 км/ч, — писал в мемуарах Самойлович. — К нам в КБ приехал начальник Управления заказов ВВС генерал-лейтенант Виктор Романович Ефремов, очень культурный человек и грамотный инженер...

Ефремов: - Павел Осипович, давайте встанем на такую позицию: вы — ателье, а я — заказчик. И если я прихожу к вам и заказываю брюки, которые мне нужны, вы обязаны их пошить, потому что я заказчик и плачу деньги.

Сухой: - Виктор Романович, но мы ателье высшего разряда, поэтому обязаны воспитывать вкус у заказчика. Сейчас в моде узкие брюки (при этом Сухой улыбнулся и поставил ногу на стул), и, если вы закажете мне клёши шириной 42 см, я их шить не буду».

И не стал. В конце концов спор вокруг скорости закончился компромиссом: обе стороны согласились на 1000 км/ч. Впервые в бою Су-25 были использованы в Афганистане в 1980 г. Павел Осипович Сухой не дожил до этого пять лет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых