543

Родом из детства. История семьи ветерана войны Виктора Толмачева

"Аргументы и факты" в Беларуси № 27. Нужны деньги? 05/07/2022

Многие читатели «АиФ» прошли большой жизненный путь, наполненный разными событиями – радостными, трагическими, общественно значимыми и очень личными.

Председатель ветеранской организации ЖЭУ-2 Первомайского района Минска Виктор ТОЛМАЧЕВ из тех, кому есть о чем рассказать и чем поделиться - о своем тяжелом детстве, концлагере, занятиях на пенсии и многом другом...

В оккупации

- Мое детство нельзя назвать легким. Когда началась война, отца, летчика, сразу же призвали в боевую авиацию. Летом 1942 г., защищая переправу Южного фронта, он погиб в воздушном бою, - начинает рассказ с трагических событий Виктор Петрович. - Взрывом его разделило на две части, а из-за того, что документы были и в куртке, и в брюках, его похоронили в двух могилах, решив, что это однофамильцы. В июле мы оказались в оккупации. Немцев стали расселять по деревням, и в каждый дом доселяли по 4-5 человек. В нашем доме до этого и так жили мы с мамой, моя тетя с тремя детьми и дедушка. Все боялись и берегли ценные вещи, но, помню, однажды я сам украл у одного немца конфеты и накормил ими половину деревни. Узнав об этом, мама очень испугалась за меня, но все обошлось.

В 1943 г. началась рельсовая война, и немцы стали регистрировать мужское население. Таким образом, в свои три года я был записан как потенциальный партизан.

Маленький Витя Толмачев с родителями.
Маленький Витя Толмачев с родителями. Фото: Из личного архива

Умудрился потеряться

В конце 1943 г. фронт приблизился к деревне, и нас эвакуировали на тракторе. По пути я умудрился потеряться: было холодно, меня одели в несколько одежек, и при езде по неровной дороге я свалился в канаву. Меня нашли по крику, довезли всех нас до города и бросили под мостом. В ту ночь нас спасла своим теплом корова...

В концлагерь мы попали в феврале 1944 г. Дедушки не стало, остались только я с мамой и тетя с тремя детьми. Когда немцы решили в целях безопасности переместиться подальше от линии фронта, нас использовали в качестве живого щита: машины ехали спереди, в середине и сзади колонны. Мы оказались в Чашниках, голодные, зараженные тифом. А немцы очень боялись этой болезни и расстреливали зараженных. Нам повезло – мы выздоровели.

Спустя некоторое время мы вернулись в нашу деревню. А там – домов нет, ничего нет – только печки. Стали заново строить деревню. После Победы наступил сильный голод, тяжело было всем. Помню, пошли с ребятами в лес, смотрим – вроде съедобное растение (а нас было человек 10-15), и все начали есть плоды, а это оказалась белладонна. А у меня предчувствие – не нужно ее есть. В итоге я единственный, кто не попробовал ядовитое растение, остальные дети отравились и попали в больницу.

Летчик Петр Толмачев (справа) с друзьями.
Летчик Петр Толмачев (справа) с друзьями. Фото: Из личного архива

Студенчество и женитьба

Окончил школу я с серебряной медалью и поехал в Ленинградский военно-механический институт. Конкурс был примерно 30 человек на место среди серебряных медалистов. Я сдал два экзамена по математике (письменный и устный), получил две четверки и поступил на машиностроительный факультет, который занимался стартовыми установками ракет.

В 1968 г. окончил учебу и в этом же году женился. С женой мы жили в одном общежитии, ходили в кино, гуляли. Расписаться мы решили практически сразу, но ближайшая дата, которую нам предложили, была через 4 месяца. Спросили, есть ли «критические» даты, и работница загса назвала нам пятницу, 13-е число. Валя согласилась, и в 1968 г. мы стали мужем и женой. Правда, в день свадьбы я забыл и паспорта, и кольца, но в итоге все прошло хорошо. Свадьба была небольшая, в столовой при общежитии. Спустя год у меня родился первый сын, а потом и второй. 

На пенсии

В 2000 г. меня отправили на пенсию (на тот момент мне было 60 лет). И первое, чем я решил заняться, - узнать подробно историю отца. Я поехал в Подольск, поднял архивное дело, нашел все документы. Уже в 2003 г. я знал о нем, казалось, все.

Затем начал заниматься вопросом получения удостоверения малолетнего узника. Но вот незадача – существует правило, согласно которому должны быть двое свидетелей (не родственников!), которые подтвердят тот факт, что я был в лагере. Но, конечно, никто никого не помнил, все беспокоились только о том, чтобы выжить. Подтвердить этот факт могут только родственники, и мне до сих пор не удалось получить удостоверение, к сожалению…

С нашей ветеранской организацией, которая относится к ЖЭУ-2 (жилищно-эксплуатационный участок) Первомайского района, я познакомился примерно в 2000 г.  - сама она существует с 1994 г. У нас 12 тыс. ветеранов - и это только часть района! Все мы действуем по уставу Белорусского общественного объединения ветеранов. Главное достоинство устава в том, что в нем предусмотрены различные варианты защиты ветеранских прав и дана возможность проявлять инициативу (можно организовать дни рождения, ходить на культурные мероприятия). У меня уже установлены контакты с городской и республиканской ветеранскими организациями. Сейчас я занимаюсь тем, чтобы значимые даты не исчезли из памяти молодежи (22 июня, 3 июля).

Молодым людям хочу сказать, что самое важное качество в человеке – это добродетельность: вот увидел ты бумажку на дороге – подними, выкинь! И, конечно, никуда без образования: учиться нужно всегда, лично я окончил несколько университетов.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно