5700

Партизанская конница. Из истории Первой кавалерийской партизанской бригады

№ 33 от 11 августа 2015 года 11/08/2015

Истоки рождения

Партизанский отряд, которым командовал Дмитрий Денисенко, был организован при помощи подпольной комсомольской молодежной организации д. Бережно Кореличского района, секретарем которой был Евгений Кремко. Весной 1942 года члены подпольной организации помогли устроить побег из лагеря военнопленных вблизи д. Новый Свержень, недалеко от г. Столбцы. 17 военнопленных вооружили в д. Бережно и направили в Налибокскую пущу, где они влились в отряд им. Чапаева, который дислоцировался в Воложинском районе. Там находился и бывший боец 6-й Кубано-Терской Чангорской казачьей дивизии Дмитрий Денисенко, который до этого был заключен в Новосверженском лагере. Позже группа в составе 10 человек вышла из отряда им. Чапаева, вернулась в бывший Мирский район и стала действовать самостоятельно, а в декабре 1942 года объединилась с группой Дмитрия Семенцова.

В конце 1942 года группа партизан под командованием Д. А. Денисенко стала именоваться Особым казачьим партизанским  отрядом, с апреля 1944 года – 1-м особым кавалерийским дивизионом в составе двух эскадронов, затем – Первой белорусской кавалерийской партизанской бригадой. Количество партизан в ней составляло 531 человек.

Дела боевые

Весь личный состав дивизиона ездил на лошадях. Партизанская конница накопила немалый боевой опыт, активно действуя в тылу врага. Вспоминается успешная засада на тракте Барановичи-Столбцы у местечка Полонечка. По данным разведки, немцы тщательно следили за состоянием телефонной линии вдоль этого тракта. При нарушении связи для восстановления линии они немедленно высылали специальные группы на автомашинах. Это делалось и в ночное время. Мы решили разрушить систему поддержания бесперебойной связи. Задуманную операцию совершили в ночь с 26 на 27 декабря. Для засады была выбрана южная окраина местечка Полонечка. Сюда вышли основные силы отряда. Остальные партизаны под командованием Николая Клименко должны были перерезать телефонную линию в нескольких местах северо-восточнее местечка и прикрыть наши главные силы со стороны городского поселка Мир. Появления фашистов мы ожидали со стороны Барановичей. Справа от тракта, за постройками в полисадниках, залегли партизаны во главе с Федором Ватолиным. Здесь же установили нашу «катюшу» (45-миллиметровую пушку), которая должна была первой открыть огонь. Пространство слева, представлявшее собой ровный торфяной луг, перекрывалось огнем пяти станковых и ручных пулеметов партизанской засады. Поскольку Клименко не давал о себе знать и не было ясно, выполнил ли он задачу, командир приказал перерезать телефонную линию в самом местечке. Потянулись минуты ожидания, началась метель. Наконец от Клименко прибыл связной с сообщением, что задача выполнена, но вражеские телефонисты не появились. Мороз усилился, и мы начали замерзать в засаде. И только в третьем часу ночи впереди замигал фонарик. Это разведчики сигналили о появлении немцев. Дальнейшие события развивались как в калейдоскопе.  Две машины, полные солдат, на большой скорости приближались к месту засады. Николай Васютинский должен был произвести первый выстрел из пушки. Из-за отсутствия панорамы наводка пушки осуществлялась по стволу, а выстрел из-за неисправности замка производился ударом лопаты по бойку. Но удар саперной лопаты оказался неточным – выстрела не последовало.

Oгонь!

Автомашина с гитлеровцами продолжала следовать в нашу сторону, за ней шла вторая. Обстановку разрядила команда «Огонь!», которую подал командир отряда. В ту же секунду заработали более сотни партизанских пулеметов, автоматов, винтовок. На гитлеровцев обрушился шквал огня. Сразу загорелась вторая машина. Очередь бронебойно-зажигательных пуль, выпущенная нашим пулеметчиком Василием Синявиным, попала в мотор. Гитлеровцы, находившиеся в первой машине, пытались отстреливаться. Этим попыткам положил конец удачный выстрел нашей пушки. Снаряд угодил в переднюю часть кузова. А от разрыва снаряда сдетонировал ящик гранат, находившийся там. Всего в этом бою нами были уничтожены 38 вражеских солдат, офицеров и пленен один итальянец, который остался в живых, оказавшись под бортом разбитой автомашины. В первое время он был определен под наблюдение в хозвзвод отряда, затем принимал вместе с нами участие в боевых операциях.  После расформирования дивизиона в июле 1944 года Вано (мы звали его Иваном) был определен разнорабочим в отделение «Щорсы» племсовхоза «Кореличи», где и работал до выезда в Италию в пятидесятых годах. В этом бою были захвачены несколько ручных пулеметов, 20 автоматов и винтовок, 8 телефонных аппаратов и несколько километров телефонного кабеля. Но главное, что немцы больше не выезжали на восстановление линии связи в ночное время. Эта операция прошла без потерь с нашей стороны.

Крупная неудача

Но не всегда дело заканчивалось успешно. Нашей самой крупной неудачей стал бой у деревни Тудорово Кореличского района в конце мая 1944 года. Была устроена засада колонне немецких автомашин, которая, по полученным сведениям, должна была следовать из Новогрудка в Кореличи. Шел десятый час утра. Со стороны Новогрудка ничего не было слышно. В это время со стороны Кореличей двигалась колонна немцев и полицейских. Я в это время находился во дворе первого дома со стороны дороги Новогрудок-Кореличи, и моей задачей было снять разведку, поскольку у меня была винтовка-«бесшумка». Первые два всадника стремительно, галопом ворвались в деревню и оказались возле дома, в котором мы с еще одним бойцом находились в засаде. Я только успел приготовиться к выстрелу, как вдруг последовала пулеметная очередь со стороны д. Стрельники. Стрелял командир отряда, но пули прошли выше всадников, и они соскочили с лошадей на обочину дороги в противоположном от нас направлении. В это время с востока послышалась пулеметно-ружейная стрельба, а через пару минут в деревне начали рваться вражеские мины. Задымились подожженные зажигательными пулями отдельные пристройки. Бой разгорался все сильнее. Группа немцев и полицейских появилась на северной окраине деревни и открыла огонь вдоль улицы, где расположились наши коневоды. Обстановка на восточной окраине ухудшилась. Здесь появился наш командир артиллерии Николай Васютинский и бросился вдоль дороги, чтобы обойти группу фашистов с фланга, но был сражен пулеметной очередью. В это время прибывший к нам посыльный сообщил, что был ранен командир Денисенко, он отдал приказ комиссару Гречениченко взять руководство боем в свои руки и вывести дивизию, пока к немцам не подошла помощь из Новогрудка. К этому времени были убиты начальник особого отдела нашего дивизиона Николай Шевко, командир отделения Саша Кистень, тяжело ранен партизан Григорий Сучко.

В этом бою, по нашим подсчетам, были убиты шесть полицейских, в том числе два всадника-разведчика, который мною были взяты в плен. Ранение Денисенко оказалось серьезным, и он надолго вышел из строя.

Память

На Доброчи у нас было братское кладбище, на котором захоронены 26 наших погибших в боях товарищей. Командир бригады Денисенко, работая в последние годы председателем колхоза имени Жданова в Новогрудском районе, организовал перезахоронение останков в городском поселке Любча. Сам Денисенко похоронен также в Любче, на гражданском кладбище.

Степан Лейко, бывший
секретарь комсомольской
организации первого отряда

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых