2232

Для души и вечности. Карлом Фаберже руководили азарт и чувство прекрасного

Откуда его род?

В любой энциклопедии о Карле Фаберже написано примерно так: «Сын обрусевшего немца». И это правда. Но, кроме энциклопедий, существует ещё и русский фольклор. То, что Карл попал в него, — само по себе честь великая. Наш герой присутствует в одном из уральских сказов Павла Бажова. Причём упомянут там с уважением: «У царей... по подарочным делам был француз Фабержей. В своём деле понимающий».

Род Фаберже действительно происходит из Франции. Они были протестантами и, спасаясь от религиозного преследования, выехали в Германию в 1685 г. Носили они тогда фамилию Фаври.

В Российской империи, в городе Пярну, что в нынешней Эстонии, обосновался дед Карла. Там фамилия приобрела привычный для нас вид — Фаберже. Отец Карла Густав ювелирному делу приехал учиться в Петербург. Сын его станет одним из самых знаменитых ювелиров мира. Сам же Густав специализировался на прозаических шкатулках.

Когда стал царским ювелиром?

В том, что Карл Фаберже достиг таких высот, «повинны» любовь, археология, мастерст­во и удача. Именно в такой последовательности. В 1872 г. Карл Фаберже, уже глава одноимённой фирмы, женится на рижской немке Августе Юлии Якобс. Её отец, Богдан Якобс, был мастером-краснодеревщиком. Но не простым. Он управлял мебельными мастерскими императорского двора. Первый шаг к высотам был сделан.

Впрочем, ещё до этого Карл работал в Эрмитаже. Профиль — оценка, ремонт и реставрация ювелирных изделий. На взлёте общего интереса к археологии он увлекается работами скиф­ских мастеров — пытается копировать тончайшие украшения из керченского кургана Куль-Оба. Эти работы попадают на московскую выставку в 1882 г. И производят фурор. Карлу удаётся раскрыть тайну мелкой зерни — техника древних мастеров считалась утраченной. Копия скифского гребня IV в. до н. э. привлекла внимание самого императора Александ­ра III: «Я их не могу различить!»

Императорское пасхальное яйцо работы мастерской Карла Фаберже «Ренессанс», подаренное императором Александром III супруге, императрице Марии Федоровне на Пасху 1894 года.
Императорское пасхальное яйцо работы мастерской Карла Фаберже «Ренессанс», подаренное императором Александром III супруге, императрице Марии Федоровне на Пасху 1894 года. Фото: РИА Новости/ Коробейников Дмитрий

 

Окончательный шаг к тому, чтобы стать поставщиком двора, был сделан в 1885 г. Цена вопроса — 4151 руб. Именно столько стоило его первое пасхальное яйцо с сюрпризом. Подарок жене императора к Пасхе. Идея Фаберже была не нова — подобные штучки бытовали на родине императрицы в Дании. Но там они были просты — в яйцо из слоновой кости вкладывалось колечко. Здесь же яйцо было золотым, покрытым эмалью. Внутри — золотая курочка. Внутри курочки — копия императорской короны и рубиновый кулон. Затейливо и оригинально.

С кем он работал?

Времена, когда Фаберже сам склонялся над наковаленкой, прошли. Теперь он управлял внушительной фирмой, которая насчитывала до 600 человек. 14 мастерских. Огромный штат художников и дизайнеров. До знаменитой фразы товарища Сталина «Кадры решают всё» оставалось больше полувека. Тем не менее Карл весьма много времени проводил в Цент­ральном училище технического рисования — искал молодые таланты. Найдя, просто так не отпускал. Те, впрочем, не жаловались. Во-первых, годовой заработок мог доходить до 10 тыс. руб. Во-вторых, у них перед глазами были примеры того, как Карл обходится с мастерами, — одному ослепшему престарелому гравёру он платил пенсию, равную среднему заработку на своей фирме. Хотя система работы была потогонной — в мастер­ских трудились более 12 часов в сутки. Но и работать руками Карл не бросил. При нём всегда был молоток. Если изделие ему не нравилось, Фаберже пускал его в дело — мог безжалостно разбить даже золотую вещь. Высшей похвалой были слова: «Вещь окончена».

Могила Фаберже в Каннах, на кладбище Гран-Жас.
Могила Фаберже в Каннах, на кладбище Гран-Жас. Фото: Википедия

 

Что кроме яиц?

Мы говорим «Фаберже» — подразумеваем «яйца». Но они не были самым дорогим продуктом его фирмы. Скажем, за колье для невесты Николая II Фаберже получил 250 тыс. руб. Самое дорогое яйцо для императорской фамилии стоило в 10 раз меньше — 25 тыс. руб. А самое дешёвое — вообще 1 тыс. руб.

Главным для него было не золото и не деньги. Главным был азарт. В России снова разрешили курить на улицах? Запускаем линейку изящных портсигаров с секретными замочками. В моду входит фотография? Делаем ювелирные рамки для семейных фотопортретов. Электричество вошло в обиход? В магазинах появляются затейливые эмалевые дверные звонки в виде черепашек. Да, ширпотреб. И что? «Есть люди, которым надоели бриллианты и жемчуг. Что толку в золоте? А такая вещица подходит всем».

Разумеется, высокое ювелирное мастерство никуда не делось. Оно оставалось для самых важных заказчиков. Не столько для царей, сколько для души и вечности: «Если сравнивать с моим делом такие фирмы, как Тиффани или Картье, у них драгоценностей больше, чем у меня. Но это же торговцы, а не художники!»

Константин Кудряшов

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно