6227

Второй план? О тех, кого стоило бы вспомнить в юбилей

№ 25 от 16 июня 2015 года 16/06/2015

«Пропал без вести» - «никто»

konvertМне было 3 года, когда началась война. Мой отец Семен Семененко вернулся с финской войны и вскоре ушел на Великую Отечественную. Было ему 30 лет. Мама с тремя детьми отправилась в Наровлю, где мы жили в землянках. Когда вернулись в сожженную хату, получили извещение, что наш отец пропал без вести. Жизнь после войны для нас - детей, чьи отцы пропали на войне, - была тяжелым испытанием. Мы страшно голодали, надеть и обуть было нечего. Перекапывали картофельное поле, мололи муку из желудей и пекли лепешки, рвали на болоте траву с белыми корешками, щавель. Хлеба не видели. Мама работала от темна до темна, чтобы как-то прокормить нас. Мы тоже помогали: мыли полы, полоскали белье другим людям за кусок сахара, во время каникул на стройке носили кирпичи на носилках на второй этаж. Я мечтала о швейной машинке, так как поступила ученицей к мастеру по пошиву, но маме отказали: «Ваш муж пропал без вести. Не положено». Помощь была положена только семьям красноармейцев, вернувшихся живыми. И так все тяжелое послевоенное время мы - дети - были заложниками своих «бесстатусных» отцов, пропавших без вести...

Н. Гецман, Гомель

Выжили, но не пожили

konvert

ЭХО ВОЙНЫ
Около 120 мин времен Великой Отечественной войны обнаружены в лесном массиве вблизи деревни Однополье Ветковского района. Как сообщили в 8-м управлении ГУБОПиК МВД, в областное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией от местного жителя поступила оперативная информация о предполагаемом захоронении боеприпасов.

Почему-то не слышно в эти дни о тех, кто возвратился с той войны, искалеченный телом и душой, и не дожил до этого славного дня - 70-летия Победы, до отведенного срока жизни…

После войны в старом деревянном здании райкома партии работал фронтовик, капитан Кузьменков. Когда мне приходилось бывать у него, он просил спеть песню «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, пусть солдаты немного поспят». Он слушал - и потом не просто плакал, а стонал навзрыд. Оказывается, он выводил из окружения солдат, и почти все они погибли. Всю жизнь он носил в своем сердце эту страшную потерю. Хотелось бы в этот юбилейный год помянуть и тех, кто с первого до последнего дня воевал, но, возвратившись, очень мало пожил на этом свете из-за последствий той страшной войны.

Е. Хромченко, Бобруйск

Доказательство - только наша память о прошлом

konvertМой отец Павел Шевяков, сотрудник МВД БССР, был расстрелян немцами в Полоцке на боевом посту. Мама с тремя детьми в 1944 году были насильно вывезены в Германию, в район г. Цайтин. Мама трудилась на сельхозработах у бауэра. Кроме нашей семьи, у него никто не жил, в округе не было других домов, так как это был хутор. У нас - малолетних детей (1937,1939,1941 гг.р.) - забирали кровь для молодых немецких солдат вермахта. Потом мы пытались доказать факт принудительного угона и труда, но обращение в Международную службу розыска в Германии не дало результата, так как там из-за потерь документов нет полных данных обо всех узниках. На родине тоже не удалось доказать этот факт, так как нужны свидетели не младше 10 лет. Но мы не нашли таких. И нас не поздравляют с Победой как пострадавших. Вспоминал о нас только фонд «Взаимопонимание и примирение», но он, к сожалению, прекратил свое существование. Мама умерла в 64 года. Мои сестры - инвалиды II группы, у меня тоже тяжелые недуги. Но у нас есть главное богатство - 9 внуков. Для них хочется оставить эту правду о войне.

В. Шевяков, Полоцк

Вдовам было вдвойне тяжелее

konvertОчень правильно, что к каждому празднику государство оказывает помощь ветеранам войны. Благодаря им мы живы. Но мы живы и благодаря погибшим, отдавшим на войне свои жизни. Они не смогли вернуться и позаботиться о своих семьях. И никто их нам не заменил: не было у нас ни моральной, ни материальной помощи. После гибели моего отца мама осталась одна с двумя детьми. Помню, как после войны, когда к праздникам давали денежную помощь, вдовам выделяли в два раза меньше средств, чем семьям с вернувшимися героями. Почему? Разве им не было вдвойне тяжелее одним, без мужей? Мама трудилась сверх сил, чтобы обеспечить нам достойную жизнь, собирала копейки, которые потом «сгорели». Слава богу, что сегодня у государства находятся средства на материальную помощь ветеранам. Но кто вспомнит о нас, детях вдов? Хоть бы отдали деньги наших матерей, которые они собирали вместе с нами для нас. Мы не пользовались и не пользуемся никакими льготами. Вдовы и их дети были и остаются у государства на втором плане. Моего брата на 2 года забрали в Афганистан, и никто не спросил, в чем нуждается его мать - вдова погибшего участника ВОВ, не подумал, кто будет заботиться о ней...

Н. Зенченко, Бобруйск

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно