2008

Четырежды Ветеран. Герой семьи Лазаревич

"Аргументы и факты" в Беларуси № 35. Долги наши тяжкие 27/08/2019
Евгения Васильевна с портретом Фёдора Захаровича.
Евгения Васильевна с портретом Фёдора Захаровича. / Ксения Соснина / АиФ

Братья Лазаревичи

- Мой отец Василий - дядин родной брат. Оба родились в деревне Болюто Чашникского района Витебской области. Фёдор - в 1896 году, папа - на несколько лет позже. Жили в крестьянской семье. Отец стал богатым земледельцем, на него работало много людей, - вспоминает Евгения Лазаревич. - В 1930-е годы советская власть хотела его раскулачить, но благодаря дяде Феде, который стал комбригом Красной Армии, этого не произошло. У дяди было высокое положение в обществе: он служил в армии со дня её основания, а до неё - в Красной гвардии.

Братья Фёдор (слева) и Василий (справа) Лазаревичи.
Братья Фёдор (слева) и Василий (справа) Лазаревичи. Фото: АиФ/ Ксения Соснина

Евгения Васильевна зачитывает стихотворение Светланы Лазаревич - дочери Фёдора Захаровича, которая посвятила своему отцу множество строчек:

А в страшные тридцатые года
«Врагом народа» объявляли мигом.
Ночами ждал тревожного звонка,
Он в Красной Армии служил тогда комбригом.

- Нашу семью, в которой были пятеро детей, не тронули, но нажитое добро в колхоз забрали. Дядя Федя уехал в Москву служить. Он участвовал в Первой мировой, Гражданской и Советско-финской войнах. Преподавал военное дело в академии Фрунзе. А на Великую Отечественную пошел не только дядя, но и папа. С фронта отец не вернулся: погиб в плену под Кенигсбергом... - вздыхает Евгения Васильевна.

На родине - разруха

В большом доме Лазаревичей размещался партизанский штаб. Когда об этом узнали фашисты, 18 вражеских самолетов разбомбили деревню Болюто. Только печи с трубами остались целы, а люди укрылись в оврагах.

- Мой младший брат закричал: «Мама, у-у-у!» - и мы побежали прятаться. Когда вернулись на пепелище, мама развела костер и начала готовить еду для нас, детей, - рассказывает Евгения Васильевна. - Вдруг к нашему двору подъехала маленькая черная машина. Из нее вышел статный генерал - это был мой дядя. Таким я увидела его первый раз в жизни.

Фёдор приехал навестить родину и увидел разруху. Он подошел к матери Евгении, обнял её и заплакал.

- Дядя сунул деньги маме в руки, но забрать нас с собой не мог. У него самого была большая семья. Он уехал. В ту ночь вся деревня ночевала на улице, - качает головой Евгения Васильевна. - Через некоторое время наш дедушка построил деревянную хибарку, и мы жили в ней. Мама пыталась что-то сажать в огороде. А благодаря тому, что папа как-то спрятал в земле сундук с дорогими вещами, мама ходила по деревням и обменивала их на еду. Какие у мамы были платки! Тонкие и шерстяные, с бахромой. Всё пришлось отдать за картошку и хлеб.

Инициативный генерал

Тем временем Фёдор служил в подчинении маршала Ивана Христофоровича Баграмяна, отвечал за подготовку и материальное обеспечение грандиозного танкового сражения на Курской дуге.

В мемуарах «Так шли мы к победе» Баграмян писал: «Фёдор Захарович Лазаревич был моим заместителем по тылу все время, пока я командовал 16-й армией. Это был очень опытный командир, участник гражданской войны, старый коммунист, выходец из глубинного уголка Витебщины. <…> Начальник тыла армии генерал Фёдор Захарович Лазаревич торопил своих подчиненных: до утра войска должны были получить все необходимое для дальнейшего наступления. Тыл армии хорошо подготовился к боям. Все склады были подтянуты к линии фронта, созданы необходимые запасы - четыре боекомплекта снарядов, пять заправок горюче-смазочных материалов, на пять суток продовольствия и фуража. Это сотни, тысячи вагонов с грузами. Очень выручила нас своевременная забота Лазаревича о транспорте».

Фёдор был не раз награжден за хорошую службу. Он был энергичным, требовательным и инициативным командиром. Занимался организацией частей и учреждений тыла, развертывал станции снабжения, ремонтировал дороги, подготавливал транспорт и обеспечивал части армии боеприпасами и продовольствием. Его оперативность способствовала выполнению приказов командования в прорыве обороны противника. Невзирая на растяжку частей до 120 км и малочисленный автотранспорт, Фёдор снабжал наступающие части. За это был удостоен ордена Кутузова II степени. За мобилизацию личного состава тыла армии и направление на быстрый разгром немецких оккупантов был награжден орденом Красной Звезды. Получил медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». И это лишь немногие из наград.

Жизнь вне войны

- Как только я научилась писать, мы стали переписываться с женой дяди Феди Лидией Герасимовной, - говорит Евгения Васильевна. - Мы общались как подружки. Она помогала нашей семье выживать. Мы ведь голодали и болели, нам нечего было надеть. Что бы я ни попросила у тёти Лиды, она всё присылала. Мы носили московские вещи: колготки, сапожки, рукавички.

История знакомства Фёдора и Лидии крайне интересна. До этой встречи Фёдор был влюблён в другую женщину, но ему не разрешали на ней жениться. Он - советский военнослужащий, а она - дочь попа. Но от этого союза родилась девочка. Однажды Фёдор взял её с собой, когда навещал брата Василия в деревне. По пути малышке стало плохо, и пришлось просить ночлега у начальника станции «Бобр». Дочерью начальника была Лидия Герасимовна, она ухаживала за девочкой несколько дней. Фёдор и Лидия влюбились друг в друга, и тот в итоге попросил у начальника станции руки его дочери. Получив согласие, пара уехала в Москву, а дочка от первой любви Фёдора осталась жить с матерью. У Фёдора и Лидии родились трое детей: Борис, Света и Вова.

«Хочу, чтобы наш род продолжался»

После Второй мировой войны Фёдор уехал в Кенигсберг. Там он служил два года в должности генерала. Когда начались проблемы со здоровьем, вернулся в Москву.

В 1958 году Евгения Васильевна навестила московских родственников. Дядя Федя лежал в госпитале из-за рака лёгких.

- Он таким маленьким комочком лежал на большой кровати... - со слезами на глазах говорит Евгения Васильевна. - Я плакала по страдающему дяде, вспоминала погибшего папу.

Как рассказали Евгения Владимировна, внучка Фёдора, и его дочь Светлана Фёдоровна, рак лёгких - это последствие отравления газом во время Первой мировой войны. Фёдор стал невольным участником исторического события, известного как «Атака мертвецов». В августе 1915 года русский гарнизон оборонял опорную крепость Осовец, которая сейчас находится на территории Польши. Немецкие войска штурмовали её и пустили ядовитый газ. Русские солдаты начали слепнуть и погибать, из их ушей потекла кровь. В этом состоянии они из последних сил с криком «Ура!» пошли в наступление и атаковали немецкий полк, который от неожиданности отступил.

Отравление газом давало о себе знать всю жизнь Фёдора. 27 января 1959 года он умер в возрасте 62 лет.

- Мне тогда было 23 года, - говорит Евгения Васильевна. - А с его дочерью Светланой мы связались уже после смерти тёти Лиды. Я хорошо помнила московский адрес и отправила туда письмо, но никто не ответил. Тогда я позвонила в «Жди меня», где мне помогли найти телефон Светланы. Мы до сих пор с ней переписываемся. Каждый раз она присылает мне новый стих. У меня их набралась целая стопка!

Сегодня из детей Фёдора Лазаревича в живых осталась Светлана, а из детей Василия - только Евгения.

- Я не хочу, чтобы внуки меняли нашу фамилию. Пусть у рода Лазаревичей всегда будет продолжение, - улыбается Евгения Васильевна, перебирая фотографии родственников. - Мы гордимся нашей семейной историей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых