2916

Тучи над Хмарой. Сложная судьба белоруса, пережившего три власти

"Аргументы и факты" в Беларуси № 22 30/05/2017
Белорусские писатели в дни II Всебелорусского Конгресса в Минске, 27 июня 1944 г.: Валентин Тавлай, Тодар Лебеда, Александр Соловей, Масей Седнев, Сергей Хмара, Владимир Седура, Хведар Ильяшевич.
Белорусские писатели в дни II Всебелорусского Конгресса в Минске, 27 июня 1944 г.: Валентин Тавлай, Тодар Лебеда, Александр Соловей, Масей Седнев, Сергей Хмара, Владимир Седура, Хведар Ильяшевич. Фото из открытых источников

Судьба Сергея Хмары, поэта, издателя и активного деятеля национально-освободительного движения в Западной Беларуси, уникальна. Многие историки о нём неоднозначны. За свои идеалы он сидел при поляках, Советах и немцах. Но после десятка лет тюрем выжил и остался верен себе, сделав немало для того, чтобы о его крае и языке узнали далеко за пределами родины… «аиф» приводит только факты.

Сергей Хмара.
Сергей Хмара. Фото: Фото из открытых источников

Недавно в семейном архиве я обнаружила вырезки из газет, издаваемых белорусской диаспорой в Канаде, и письма белоруса Сергея Хмары (его настоящая фамилия - Синяк) моему отцу, датированные началом 90-х гг. Он, как оказалось, был земляком и родственником по отцовской линии моего папы. Мать Сергея Хмары Магдалена Шимук родилась на Дятловщине, а отец – на Слонимщине.

С рождения - на чемоданах

Сергей Синяк родился в деревне Козловщина бывшего Слонимского уезда (Дятловский район) в  1905 году. Когда ему исполнился год, родители в поисках работы выехали в Украину, затем - в Варшаву, а когда началась Первая мировая война, жили в Казани, Ростове-на-Дону и в Воронежской губернии. В 1918 году  отец Сергея погиб, и овдовевшая мать с мальчиком и младшей дочерью Ниной на руках поехала на родину. Жили селяне очень трудно: «Тры гады ня бачылi хлеба, а нават бульбу рэдка. Зiмой хадзiлася зь сякерай i рубiлася выкiнутую мёрзлую бульбу зь ямаў у мясцовым маёнтку. Мацi хадзiла да багатых сялян на падзёншчыну за гарнец жытняй мукi цi кошык бульбы. Я наняўся пасьцi ў шляхцiча кароў». (Из автобиографических заметок С.Хмары, орфография сохранена).

В детстве ради куска хлеба пришлось Синяку быть лесорубом, землекопом, поденщиком и строителем. В работе Сергей был бунтарем и, требуя справедливого расчета за труд, однажды запустил камнем в барского эконома, за что был сразу уволен. При поляках не единожды его выгоняли паны за организацию рабочих страйков, называя «коммунистом».

Сидел с Тарашкевичем

Учиться, конечно, после начальной школы хлопцу было не за что. Занялся самообразованием: много читал по-русски, по-белорусски и по-польски. Будучи подростком, в начале 1920-х годов Сергей Синяк наладил контакты с членами БНР: ездил в Варшаву, Вильно, Слоним, знакомился с представителями творческой интеллигенции - Зямкевичем, Левчиком, Рак-Михайловским, Власовым. Стал одним из учредителей «Таварыства беларускай школы» (ТБШ) и открыл 12 белорусских школ. Деятельность организации незамедлительно была пресечена польской властью: школы с белорусским языком преподавания были опечатаны, учителя арестованы.

В 1925 году в газете «Беларуская крыніца» были опубликованы первые стихи Синяка на белорусском языке. Позже он вступил в ряды Белорусской крестьянско-рабочей громады и в Слониме организовал 32 кружка Громады, в которых состояли  около трех тысяч человек. Но вскоре польская полиция  ликвидировала Громаду. Синяка арестовали. После амнистии в 1930 году Сергей Синяк был избран секретарем ТБШ-клуба в Пинске, пытался основать белорусскую гимназию и издавать журнал. Через год Сергей стал инструктором Главного управления ТБШ в Вильно, а еще через год его арестовали и вместе с Брониславом Тарашкевичем отправили в тюрьму.

Фото: Фото из открытых источников

«Мои школы – тюрьмы…»

С 1937 года он создал литературную организацию в Дятлово и вплоть до 1939 года находился под пристальным присмотром польской полиции. В Вильно (1939) вышла первая книга поэта Сергея Хмары «Жураўліным шляхам».

В общем при поляках, Советах и при немцах поэт за  активную гражданскую позицию и творчество на белорусском языке провел 11 лет в местах не столь отдаленных. В своей автобиографии он написал: «Мае школы — Лукішкі, турмы ў Слоніме, Гародні, Пінску, Берасці, канцэнтрацыйны лагер «Картуз-Бяроза» і шмат іншых».

Про смелость С. Хмары сообщали даже ТАСС и советские газеты 1939 года: «Слоним (Западная Белоруссия). 13 октября. Заместителем начальника городского отряда рабочей гвардии Слонима работает широко известный в Западной Белоруссии молодой, талантливый поэт Сергей Хмара. С оружием в руках он охраняет свой город и организует борьбу с притаившимся остатками офицерских бандитских шаек. До прихода в Слоним Красной Армии поэт находился в концентрационном лагере «Картуз-Береза». В польских тюрьмах, казематах и лагерях он провел 6 лет. В своих произведениях Сергей Хмара писал о тяжелой доле угнетавшихся панами хлеборобов Западной Белоруссии и выражал уверенность в том, что скоро настанут времена, когда крестьяне будут свободными и счастливыми. Сбылись слова поэта, эти времена настали».

После 1939 года

После смены власти в Западной Беларуси Сергей Хмара жил в Слониме. Через две недели его арестовали и посадили в минскую тюрьму, а затем перевели в Могилев. Арестованных гнали пешком, и Хмаре удалось убежать домой. С началом войны город был оккупирован немцами. В небольшой книжной лавке Хмара продавал белорусские журналы, газеты и книги, принимал участие в издании газеты «Слонимский курьер», выступал на районном радио, организовал бригаду Белорусской самопомощи. Но после того, как бригада отказалась участвовать в грабежах гетто, она была ликвидирована, а Хмару… снова посадили в тюрьму. Благодаря усилиям друзей он был освобожден, но в том же 1942 году по указке провокатора, работавшего на немцев, опять был арестован и сидел в слонимской тюрьме за «националистическую деятельность и пропаганду».

Сергей ЧИГРИН, писатель, историк, автор книги «Рябиновый хмель» о  Хмаре, рассказал о перепутьях судьбы белорусского деятеля в послевоенное время:

- В первые дни июля 1944 года, когда среди немцев начались паника и отступление, им было не до арестованных. Так Сергей Хмара оказался на воле. Но друзья посоветовали ему двигаться на Запад, потому что с приходом советской власти тех, кто перед войной был осужден, арестовывали вновь. На освобожденных землях в Западной Беларуси такие аресты уже начались. И Хмара, боясь репрессий, выехал в Белосток, а далее через Германию его путь лежал в Канаду.

Канадская жизнь

За океаном он прожил всю оставшуюся жизнь до 1992 года. И на чужбине ему также досталось сполна: работал разнорабочим, в пекарне и других местах Торонто, чтобы прокормить себя и свою семью (у него две дочери: Магдалена и Инна). Помимо этого, неустанно занимался издательской деятельностью. За его личный счет вышли в свет около 370 номеров газеты «Беларускi голас». В них сообщалось о жизни в Беларуси, о делах диаспоры в эмиграции, печатались исторические заметки, стихи.

В 2009 году за счет дочери Хмары Магдалены Синяк (она, кстати, прекрасно владеет белорусским языком, работает журналистом на одном из телеканалов в Торонто) издана книга, посвященная С. Хмаре.

Татьяна ШИМУК

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых