3143

Вечерний он. Иван Ургант: «Шоу различаются ведущими»

№ 45 от 3 ноября 2015 года 03/11/2015

Буду лошадью

- Иван, вы с Владимиром Познером презентовали совместный телефильм об Израиле «Еврейское счастье». Забилось ли у вас сильнее сердце у Стены Плача в Иерусалиме?

- Когда я нахожусь рядом с Владимиром Познером, сердце уже бьётся сильнее. Что же касается мест всеобщего поклонения - храма Гроба Господня, Стены Плача, старых арабских квартальчиков… Хотя нет, всё-таки было бы слишком странно, если бы мы с Познером пошли по мечетям в Израиле... Надо сказать, что меня это вдохновляет. Невозможно представить себе, что все люди, которые пишут на бумажках слова, обращённые к Богу, и вкладывают их в стену, ошибаются.

- Ваш следующий совместный фильм будет называться «В поисках Дон Кихота»...

- Да. И тут как-то странно распределяются роли. Потому что по комплекции Дон Кихот - я, а по сути - Владимир Владимирович. Поэтому я скорее буду не Санчо Пансой, а Росинантом (лошадь Дон Кихота. - Ред.), оседлав которого, Владимир Владимирович въедет на Пиренеи.

- Не приходила ли вам в голову идея отправиться на поиски Ильи Муромца в рамках, так сказать, импортозамещения?

- Судя по тому, кто сегодня ходит на выставки современных художников и громит современное искусство, чего-чего, а былинных богатырей у нас пруд пруди. Не надо далеко ездить.

- Я слышал, что в новом телесезоне в связи с кризисом и уменьшением объёма рекламы ваше вечернее шоу будет на 20% смешнее.

- Мы стараемся не привязывать юмористическую составляющую нашей передачи к росту общего курса валют. Потому что за евро и долларом не угнаться.

- Да уж, курс рубля сильно плавающий, как сказал бы Антон Силуанов…

- Плаванием я бы это не стал называть. Курс евро и доллара больше напоминает мне синхронное плавание. Они вдвоём элегантно всплывают, а рубль вяло тонет.

Зарплата та же

- Вам пришлось от чего-то избавиться в программе, экономить?

- Нет. Мы же все получаем зарплату в рублях. Она осталась такой же. Так что всё на том же месте... Но это если не ходить в магазин.

- Помимо собственно ведения программы, вы ещё её и продюсируете. Чем вам приходится заниматься за кадром?

- Как выяснилось, всем и ничем. Идеальная работа продюсера - это когда всё работает, а ты нет.

- Я видел, как вы подбирали цвет обивки дивана к цвету кружки.

- Не то чтобы кружки... В какой-то момент я понял, что являюсь ключевым звеном в этой нелёгкой задаче подбора цвета для мебели. Я не дальтоник и поэтому могу предложить свою пару глаз для решения этой проблемы. И не только этой. Но все наши сотрудники - большие профессионалы, поэтому каждый департамент нашей программы работает совершенно самостоятельно. Иногда я захожу то в один, то в другой департамент и только делаю вид, что я крупный руководитель. А сотрудники делают вид, что мне верят.

- Это правда, что вы, пользуясь служебным положением, хорошие шутки оставляете себе, а неудачные отдаёте соведущему Дмитрию Хрусталёву?

- Кому, как не Дмитрию, произносить опасные, непростые шутки! Ведь он человек большого таланта и невероятного эмоционального запаса. Он гораздо более эмоциональный и взрывной, чем я. Поэтому мне, конечно, тяжело отдавать ему хорошую шутку. Я делаю это скрепя сердце. Когда он произносит удачную шутку, у меня даже портится настроение. А отдашь неудачную, сморозит человек глупость - и на душе легко и светло.

- Не секрет, что наши телеканалы частенько друг у друга подворовывают.

- Подворовывают?! Может быть, воруют?

- Хорошо. Воруют. Тем не менее ни на одном другом канале так и не появилось шоу, аналогичное вашему. Почему, как вам кажется?

- Оно может появиться. И в этом не будет ничего странного. Когда в какой-нибудь программе появляются стол, кресло и ведущий, все говорят: «Ну, ясно, откуда это...» Хоть мы, извините, не столами меряемся. Когда появился «Вечерний Ургант», нас все спрашивали: «Ну и долго вы это придумывали?» Это давно существующий формат. Поэтому в той же Америке выходят порядка 6-7 аналогичных шоу каждый день. Различаются они только одним - людьми, которые их ведут. Кому-то нравится один ведущий, кому-то - другой. Просто в Америке медийных, публичных, интересных публике персон во много раз больше, чем у нас. Потому что там индустрия работает гораздо шире, это поле вспахано многократно. На нашем глинозёме эти ростки только всходят. Поэтому, скажем, то, что когда-то начинал Игорь Угольников, и закончилось, потому что закончились гости. Но ситуация меняется.

«Голос» и «Время»

- Чтобы поддержать проект «Голос», вы пришли на кастинг и спели песню «Обернитесь»...

- Не собирался я поддерживать проект. Просто захотелось спеть перед зазнавшимися циниками, которые сидели в этих креслах. И то, что заклинило механизм и ни один из них не повернулся, ещё ни о чём не говорит.

- Вас это обидело?

- Нет. Я отдаю себе отчёт в своих вокальных данных. И прекрасно понимаю, что дальше прослушивания на «Голосе» я бы не прошёл. Вот на проекте «Волос» мне не было бы равных, потому что я равномерно покрыт волосами. Что касается того случая, это был закрытый для всех зрителей аттракцион. Я пел на 4 тона ниже, чтобы наставники ни в коем случае не узнали мой голос.

- Нет ли в ваших планах также «помочь» и Ираде Зейналовой? Программе «Время» так не хватает юмора!..

- Вряд ли. Ровно в тот момент, когда программа «Время» выходит в эфир, у меня начинается сеанс физиотерапии.

Владимир ПОЛУПАНОВ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно