aif.ru counter
840

Шекспир - плохой автор?

"Аргументы и факты" в Беларуси № 4. Сей и сажай по луне - урожай получишь вдвойне! 23/01/2018

"Кто мы, где находимся, куда идем? Понимать это важно как для государства, так и для каждого человека", - считает Олег БАСИЛАШВИЛИ. Недавно ему исполнилось 83 года. Сам он к празднику отнесся скептически.

«Сливать воду»

- Я себя чувствую старым человеком, которому пора «сливать воду». Говорю это искренне и откровенно. Станиславский утверждал, что «старику в 55 лет стыдно выходить на сцену», а мне уже 83. Поэтому мои претензии к дальнейшей театральной судьбе крайне ограничены. Я, например, не льщу себя надеждой получить лавры Ромео или сыграть подобную роль (улыбается). Легендарного артиста МХАТа, 90-летнего Марка Прудкина как-то спросили, как он себя чувствует. Он ответил: «Прекрасно, только перспективы никакой». Примерно такие ощущения и у меня.

- Вы в Москве окончили школу-студию МХАТ, мечтали попасть в этот театр, но в итоге всю жизнь служили в Большом драматическом. Счастливый поворот судьбы?

- Во МХАТ меня просто не взяли, как и остальных 90% выпускников нашего курса. Вместе с Таней Дорониной, тогда моей женой, мы поехали в Сталинград, другие города. Где-то как-то крутились, а потом неожиданно попали в Ленинград на «Пять вечеров» в БДТ. Сидим в нарядном зале, и вдруг на нас хлынула атмосфера подлинной вонючей коммунальной квартиры. Не знаю, как это было сделано, но я верил, что это «коммуналка», где на дверях десятки кнопок звонков, гроздь лампочек в уборной, в коридоре - корыто для стирки, которое всё время падает. Пахнет котами и мочой. Там живёт погасшая немолодая женщина, её блистательно играла Зинаида Шарко. И вдруг за этим столом с лысой клеёнкой, на пролёжанном диване  начинается самое святое, что есть в жизни: любовь. На глазах всё меняется, хотя не меняется ничего. Убогая комната становится центром мироздания, где зарождаются самые светлые подлинные чувства. У меня было ощущение, что «чайка» с занавеса МХАТа вспорхнула и приземлилась на сцене БДТ. Счастлив, что в итоге там «приземлился» и я.

Внешне - всё хорошо

- Какие чувства рождает у вас современный драматический театр?

- На наши спектакли ходят, хлопают, режиссёр и некоторые артисты получают «Золотые маски». Так что внешне всё очень даже хорошо. Мне тоже доставляет радость играть спектакли, в которых сейчас занят. Это «Лето одного года» и «Дядюшкин сон». Я понимаю, что делаю нужное дело. Не знаю, хорошо или нет, но мне это нужно. И по лицам зрителей тоже вижу - я им что-то дал. У нас с Юрским одно время было чувство, что появится сильный спектакль - и, увидев его, люди начнут жить по-иному. Наивно и глупо. Помните, у Успенского есть рассказ, где нелепый, забитый человек попал в Лувр, «встретил» Венеру Милосскую, и она его «выпрямила»? Конечно, это выдумки, но какой-то ген, кусочек западает. И мне кажется, что спектакли, где я играю, иногда будят чувства, на которые рассчитываю.

- Одно время у вас были сложные отношения с художественным руководителем БДТ Андреем Могучим. Сейчас ситуация изменилась?

- Андрею Анатольевичу я очень помогал в первые годы его руководства. Сделал всё, чтобы ему было комфортно, вплоть до изменения планшета сцены. Так, он потребовал, чтобы сцену театра серьёзно переоборудовали технически. На это нужны были дополнительные миллионы, и я их добился. Назначили худруком - значит, сделайте, как просит режиссёр. Затем он мне предложил роль короля Лира. Знаю, что о ней мечтают поколения артистов, но я её не понимаю. Вообще для меня загадка: откуда такое преклонение перед Шекспиром? Это средний драматург, а если честно - плохой. Кстати, так же думал и Лев Толстой. Сколько «Гамлетов» я смотрел - ничего скучнее не видел. Да, Смоктуновский красив, хорошо говорит, но объективно гораздо интереснее «Три сестры» Немировича-Данченко во МХАТе или у того же Товстоногова. Поэтому отказался.

Где мы, с кем?

- Вас, Гранина считают демократами «первой волны». Вы не раз с ним встречались. Что больше всего запомнилось из этих бесед?

- У Гранина я нередко бывал на даче в Комарово и испытывал странные чувства. Вокруг дворцы, заборы, а у него потрёпанный старый домик. Помните, у Галича: «Мы поехали за город, а за городом дожди, а за городом заборы, за заборами вожди». У Гранина никакого забора, давно не кошенная трава, сарай, покрытый мхом. И терраска, где сидит большой писатель, которому никаких хоромов не нужно. С Даниилом Александровичем можно было поговорить на любую тему и получить честный ответ. Он также очень хорошо слушал, ему был интересен собеседник. Видно, это черта большого писателя.

- Вы стояли у истоков глобальных перемен. Сегодня нет разочарования, что что-то пошло не так?

- Сделано очень много. Всё, что мы сейчас имеем, - плоды работы того же Горбачёва, Ельцина... Плохие, хорошие - всякие. Но что сейчас? Однажды кто-то из депутатов сказал: «Надо признать, что мы строим капитализм». У меня волосы встали дыбом: можно ли сказать, что народ живёт при капитализме? Мне кажется, нет. При социализме? Тоже нет. В советской системе? Она ушла в прошлое. Тогда где мы, с кем? Это вопросы исторически закономерные, важные как для государства, так и для каждого человека в отдельности.

Знаете, у Тынянова есть книга «Промежуток». Она о творчестве Пушкина, который от поэзии времён Державина стал переходить к новому языку и, чтобы им овладеть, сделал промежуток - начал писать прозу. И уже на новом этапе создал «Медный всадник» и другие шедевры. Вот и я думаю, что всё развивается по спирали и мы тоже попали в промежуток. Застряли где-то посредине. Колеблемся: либо туда - либо сюда. Назад - нельзя, вперёд - с большим трудом. И лишь от нас зависит, в какую сторону пойти. Вот только не сделать бы ошибку…

Елена ДАНИЛЕВИЧ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых