aif.ru counter
4208

Михаил Боярский: "Я миролюбивый человек. Но тронешь меня - маху не дам!"

«Претензий нет»

Сергей Грачёв, «АИФ»: Михаил Сергеевич, у вас большая творческая семья. Каждый её член - яркая личность, имеющая своё мнение. Скажите, у вас случались семейные конфликты на почве политики, экономики, «курсов долларов» каких-нибудь?

Досье
Михаил Боярский. Родился в 1949 г. в Ленинграде. Окончил Ленинградский гос­институт театра, музыки и кино. Снимался в фильмах «Собака на сене», «Д'Артаньян и три мушкетёра», «Выше радуги», «Гардемарины, вперёд!» и др.

Михаил Боярский: Нет! Подобные проблемы и вопросы в нашей семье турбулентности не создавали никогда! И это касается даже не последних лет. Я знаю историю своей семьи: никаких политико-идейных конфликтов у нас не было ни во время войны, когда семья физически была разделена, ни во время блокады, ни в 90-е годы. И уж тем более подобных конфликтов у нас нет сейчас. Семья - это отдельное государ­ство, которое не имеет никакого отношения к общей погоде на земном шаре. Политического, экономического, да какого угодно штиля на планете не было и не будет. Поэтому остаётся только толково и аккуратно управлять «лодкой», в которой находится твоя семья.

- В прошлом интервью вы сказали: «На события, происходящие в стране и мире, я смотрю как на проносящийся мимо поезд. Я не знаю, куда этот поезд придёт. Мне комфортно на своей станции в окружении родных и близких». Вам не кажется, что для известного, авторитетного человека это эгоистичная позиция?

- Не знаю... Это моё отношение к жизни в целом, а не к экономическим и прочим передрягам. Во все времена люди ждут момента, когда всё будет хорошо, когда все смогут зажить одинаково счастливо и все проблемы будут решены. Но такого никогда не было и не будет.

Михаил Боярский и Лариса Луппиан. Фото: www.globallookpress.com

Я родился в 1949 году, практически сразу после войны. Время было непростое. Но могу уверенно сказать: год от года - с рождения и практически до сегодняшнего дня - жизнь моя становилась комфортнее. Звучит эгоистично?! Но это касается далеко не только меня, а миллионов граждан. Проблем с питанием нет, школы работают, путешествовать никто не запрещает, если средства позволяют. Ну и пусть мне предъявляют претензии в эгоизме, ещё в чём-то, но я-то никаких претензий ни к кому не имею. Наверное, это тоже не всем нравится...

Михаил Боярский. 1983 год. Фото: www.globallookpress.com

- Если уж о претензиях, то их сегодня много к России у Запада. Некоторые объясняют все эти претензии тем, что наша страна обрела некую силу. Михаил Сергеевич, в чём сила?

- В спокойствии, в уверенности, в вере в самые лучшие, но в то же время самые простые, элементарные вещи, которые в России всегда были и будут: устои семьи, любовь к ближнему, чистая совесть, желание совершенствовать себя и близких тебе людей. Этим процессам трудно помешать, поэтому они так раздражают остальной мир. Но что я хочу сказать: не буди лихо, пока оно тихо. Я очень миролюбивый человек. Но тронешь меня - маху не дам!

- А что важнее: свобода во всех её проявлениях или стабильность?

- Все познаётся в сравнении. Начиная с конца прошлого века и до сегодняшнего дня я практически физически ощущаю освобождение от каких-то оков, цепей, кляпов. Я чувствую себя свободным человеком. Ну что далеко ходить: мы сейчас с вами говорим что хотим, как хотим, и у нас даже в мыслях нет, прослушивает нас кто-то или нет. Это уже вообще никого не волнует, о какой бы цензуре ни кричала внесистемная о­ппозиция! Мы очень сильно освободились внутренне, при этом сами этого не поняли, не ощутили. Мы перестали быть жалкими рабами! У всех есть собственная позиция, которую практически никто не стесняется высказывать открыто. Сегодня как никогда каждый сам творец свой судьбы.

«Власти верю»

- То есть слова Чехова о необходимости выдавливать по капле из себя раба наконец перестали быть актуальными?

- Не-е-е-ет! Наше общество делает только первые шаги на пути к этому. Выдавить из себя раба постепенно можно. Но это вовсе не значит, что ты сразу превратишься в свободного человека, в хозяина своей жизни. Это долгий, трудный процесс, который растянется не на одно поколение.

- Читая ваши интервью разных лет, удивляешься, насколько вы постоянны в своих общественно-политических и жизненных взглядах. Неужели вам, человеку творческому, не свойственны сомнения?

- Я подвержен сомнениям во всём: в себе, в работе, в своих взглядах на жизнь, на политику. Но для меня сущест­вуют два главных ориентира: первый - христианство, православие (а вера моя непоколебима и позволяет мне держаться правильного курса в плане морали и души). Второй - вера в профессионализм людей у власти. Я доверяю тем, за кого голосовал.

Михаил Боярский. Фото: www.globallookpress.com

- Но проблемы в стране нарастают... По данным прокурор­ских проверок, например, продукты кое-где подорожали на 645%. Может, вы слишком доверяете тем, за кого голосовали?

- Мне совершенно всё равно, на сколько подорожают или подешевеют продукты. Мои желания минимизированы, и никакие колебания цен не выбьют меня из седла. Что касается семьи, то она достаточно крепко стоит на ногах. И опять же не хлебом единым жив человек... Экономические проблемы, видимо, касаются больше тех, кто вёл богатый, изысканный образ жизни. Ну послушайте: те, кто имел и имеет свои шесть соток, всегда могли и могут себя прокормить. Они ни на кого не надеются.

На меня лично манна небесная никогда не сыпалась. Я всегда рассчитывал только на себя, на свои плечи, на помощь семьи, друзей, близких. И всегда понимал, что русский человек не потонет ни в каких дефолтах и прочих коллизиях, поскольку умеет работать руками, имеет смекалку. То, что делается своими руками, всегда приносит искреннюю радость. Это освобождает и разряжает человека внутренне.

Понимаете, в условиях всевозможных кризисов в ад превращается жизнь тех людей, у которых все их несметные богатства начинают утекать сквозь пальцы. В то же советское время мы жили гораздо скромнее, чем сейчас. При этом семьи были гораздо крепче, чем сегодня, и человеческие отношения значили больше. В нашей жизни слишком много места заняло по­требление. Произошёл перебор, перенасыщение. Я понимаю, что будут проблемы, трудности. Но они не настолько страшные, чтобы потерять то, что является основой жизни, - семью, доверие, дружбу. Жить и выживать русский человек умеет. Опыт большой. В конце концов, как говорится: не жили богато, так не стоит и начинать. Я вот не успел привыкнуть. Даже если бы у меня были какие-то серьёзные накопления и я бы их сейчас враз потерял (а такое в моей жизни уже случалось), расстраиваться бы особо не стал. В такие моменты ещё раз убеждаешься, что нет ничего важнее крепкой семьи.

- Допустим, извернуться в сложной ситуации, смекнуть русский человек может. А в масштабах страны мы хоть что-то значимое делаем?

- Вы меня всё время провоцируете на критику... А я не политолог, не экономист. Я не знаю, что вам на это ответить. Я простой российский христианин, который уверен в том, что самое главное в жизни - это любовь. Главное - помогать ближнему, быть внимательным к окружающим, дарить любовь и жить в ней - это основа основ. Да, банально звучит. Но иных рецептов и панацеи я не знаю.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых