aif.ru counter
26888

Андрей Звягинцев: «Создать кино, подходящее для всех, - невозможно»

№ 47 от 23 ноября 2011 года 23/11/2011

Кино, которое заставляет думать, смотреть сложно. Когда главный герой, в общем-то хороший человек, живущий добропорядочной жизнью и не причиняющий никому зла, в одночасье, будучи загнанным в угол, переходит грань дозволенного, - как к этому относиться? Зритель недоумевает: почему режиссер возложил на них ответственность за нравственный выбор и не разложил по полочкам ситуацию, не прочел моралите и не сделал черное - черным, а белое - белым? Досада и разочарование читались на лицах не только обычных зрителей, но и деятелей киноискусства, покидавших кинозал…

Со всеми своими вопросами критики и журналисты устремились к Андрею Звягинцеву, который наконец-то в бесконечной веренице поездок по заграничным кинофестивалям, нашел «окно» и порадовал Минск своим присутствием. Устремились в надежде, что хотя бы за кадром режиссер даст какие-то разъяснения.

А ведь объяснять ничего не надо: купите диск и попробуйте еще раз внимательно, не отвлекаясь, посмотреть фильм «Елена». Все предельно ясно.

Есть ли справедливость?

- Мне часто говорили, что фильм «Елена» поднимает проблему классового неравенства, классовой борьбы… Для меня такие формулировки были неожиданностью и сильно меня смущали. Видимо, такова реальность: зрители видят в фильме именно это, - признается Андрей ЗВЯГИНЦЕВ. - Утопично ли социальное равенство? Нет правды на земле, но нет ее и выше… Никому еще не удалось создать идеальное общество, где есть социальное равенство. Неравенство неизбежно, оно существует в разных государствах в той или иной степени. Я сужу обо всем со своей субъективной маленькой колокольни, и, по моим наблюдениям, все требования справедливости - это утопия…

Быстрее?

- По мне - так фильм стремительный. Наверное, люди, которые считают картину «Елена» медленной по темпоритму, смотрели много американских картин, где все происходит очень быстро.

Знаете, когда мы сняли семиминутную новеллу для проекта «Нью-Йорк, я люблю тебя», фокус-группа в Америке после просмотра высказала мнение, что две новеллы - наша и режиссерский дебют актрисы Скарлетт Йоханссон - во-первых, малопонятно о чем, во-вторых, очень медленные. Вот американского зрителя я понимаю. Он привык к другому ритму.

Если для кого-то «Елена» кажется медленной картиной, он может скопировать ее на DVD и перемонтировать в удобном для себя темпе… А вообще, на мой взгляд, фильмы нужно делать для себя: как ты видишь и чувствуешь. Создать универсальное кино, подходящее для любого зрителя, - невозможно.

Время воспитателей прошло

- На одном из обсуждений картины «Елена» из зала прозвучал вопрос: «В чем воспитательная функция вашего произведения?» Но, как мне кажется, уже прошли времена, когда труд человека, занятого творчеством, - писателя, режиссера, вообще людей, создающих произведения искусства, не только цензурировался, а направлялся политикой партии во имя одной цели: воспитать нового человека.

А еще часто говорят: «Фильм не оставил надежды». Мои соображения на сей счет таковы: как надо было продемонстрировать надежду на экране? В виде  какого-то возгласа или реплики? Или в виде наказания? Не знаю… Все это выглядело бы фальшиво. Более того, если бы история закончилась фиктивно, то зритель вздохнул бы с облегчением «Ух! Все закончилось хорошо!», а на утро уже ничего не помнил. А так фильм заставляет думать.

О современном зрителе

- К сожалению для создателей авторского кино, зритель молодеет. По опросам, сегодня в кино ходит публика от 14 до 25 лет - это люди, которые совершенно по-другому смотрят на мир, нежели поколение среднего возраста. Вы прекрасно понимаете, какое кино хотят смотреть в кинотеатрах: молодежи нужны развлечения, экшн. Авторское кино с трудом пробивает себе дорогу, потому что взрослый, думающий зритель, задающий вопросы и желающий получить какие-то ответы, уходит из кинотеатров - это большая проблема.

Я не знаю, чем можно занять современного зрителя, потому что, наверное, сам не задаю себе этих вопросов. Если бы я задавал себе такие вопросы, то наверняка занимался бы чем-нибудь другим…

Об авторском кино

- В каком кино я себя вижу как режиссер? Лично я, например, никогда не смогу сделать такое кино, как «Трансформеры». Я не знаю, как это делать вообще!

…Однажды, когда мы сняли фильм «Возвращение», продюсер вдруг решил, что это авторское кино, и объявил об этом. То есть, адресовал картину малой  зрительской доле. Я пытался говорить «нет!», я почти уверен, что «Возвращение» - зрительское кино, его не нужно загонять в гетто. То же самое я могу сказать про фильм «Елена» - эта картина понятна любому, там нет никаких ребусов, секретов, там все ясно, предельно прозрачно, потому что фильм снят для зрителей. Но для зрителей, которые желают думать, которые готовы отдать часть своей жизни, своего времени - полтора часа, чтобы это кино посмотреть…

Разочарование в актерстве

- С 2000 года я перестал сниматься как актер… Я нашел себя в другом - и все… У меня нет ни малейшего желания возвращаться на площадку, чтобы играть, потому что у меня достаточно работы по ту сторону камеры…

Я не могу сказать, что в кино у меня как у актера были какие-то возможности и перспективы. Когда ты подходишь к режиссеру и предлагаешь: «Знаешь, мы сейчас будем снимать эпизод, и я подумал, что можно сделать вот так…», а он смотрит на тебя усталым, обреченным взглядом - это только начало съемок, еще день не прошел - и говорит: «Андрей, у меня тридцать главных персонажей, а тут ты…» И все сразу становится понятно: не до тебя… Поэтому оценить какие-то свои достижения в кино как актера я точно не могу. Все это были эпизоды, нелепые истории, где ты себе не принадлежишь и не понимаешь, чего от тебя хотят…

А зачем я всем этим занимался? Потому что я с пятнадцати лет мечтал стать актером. Но вот тебе уже тридцать - человек в этом возрасте должен состояться, а ты все мечтаешь об одном и том же: найти режиссера, которому ты будешь нужен, поэтому соглашаешься на все подряд, ищешь возможности…

К сожалению, профессия очень сильно себя дискредитировала: и актерская, и режиссерская, и операторская, и сценаристов… Все, что  сегодня предлагает телевидение, - это патока, бессмысленная, пустая пища. Но надо как-то зарабатывать, поэтому люди вынуждены заниматься халтурой. Мне недавно позвонили и предложили снять двенадцатисерийный сериал: история охватывает большой временной промежуток - от двадцатых годов до 80-х ХХ века. Это сага, огромная жизнь страны. Я задал вопрос: «Какой подготовительный период?» - «Два месяца». Я спрашиваю: «Как вы себе это представляете?» Продюсер отвечает: «Вот так, Андрей!»

Я никогда не пойду на такие условия, потому что подготовительный период перед съемками фильма занимает год, полтора, а то и два. Нужна фактура, декорации интерьера, экстерьера, чтобы создать целый мир заново. А сегодня работают по-быстрому… Это очень больная тема…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых