37590

Сергей ЧИЖИК: «Ученые – люди не бедные, но признание приходит через десятки лет»

№ 33 от 17 августа 2011 года 17/08/2011

Первый вопрос, адресованный главному ученому секретарю, доктору технических наук, профессору, члену-корреспонденту НАН Беларуси Сергею ЧИЖИКУ, был навеян после прочтения публикаций, авторы которых утверждали: самостоятельных серьезных открытий в Беларуси нет. Если и есть повод для гордости, то касается это открытий, созданных в соавторстве с иностранными коллегами. Хотя непонятно, что может быть плохого в кооперации ученых…

- Сергей Антонович, о каких последних научных результатах сегодня может доложить белорусская наука?

- Например, учеными Института тепло- и массообмена создана теория испарительного охлаждения микронных капель растворов при пониженном давлении в аэрозольных реакторах, на основе которой разработаны предложения по использованию этого эффекта для получения наночастиц окислов металлов внутри капель в аэрозольном реакторе.

В НПЦ по материаловедению раскрыты неизвестные ранее явления, позволяющие замедлять и ускорять процессы полиферации (разрастание ткани животного или растительного организма путем новообразования клеток) раковых клеток, воздействуя на них наночастицами на базе комплекса фуллеренов, что может быть применено для ранней диагностики и подавления развития злокачественных опухолей. Учеными Института физиологии показано, что сдвиг направленности действия гравитационного фактора отражается на пролиферативной активности патологически измененных клеток, нарушая их развитие. Этот факт перспективен для создания способов ингибирования роста злокачественных опухолей в условиях микро- или гипергравитации.

Из разработок, нашедших практическое применение, можно отметить создание в Институте физики им. Степанова экспериментальных образцов лазеров, безопасных для глаз, которые не уступают лучшим мировым аналогам, что делает разработки перспективными для широкого внедрения.

В Институте технологии металлов разработаны составы чугунов, позволившие повысить стойкость деталей к износу на 30-40%.

В центре светодиодных и оптоэлектронных технологий разработаны соответствующие мировому уровню светодиодные светильники для улицы и жилищно-коммунального хозяйства. Всего же за 2010 год в Академии наук создано более 4600 объектов новой техники, технологий, методов и др.

Многие наши ученые приглашаются на международные форумы как ведущие специалисты с базовыми докладами. Если ученого приглашают - это свидетельствует о мировом признании направления, которое он развивает.

О значимости научных исследований белорусских ученых свидетельствует достаточно высокая частота обращений к их публикациям. Количество ссылок на публикации сотрудников НАН Беларуси составляет более 5600 в год. В последнее время наблюдается даже увеличение цитируемости ученых НАН Беларуси на международном уровне.

Приоритеты

- Какие первоочередные задачи стоят перед белорусской наукой?

- От ученых в первую очередь ждут отдачи, поэтому выбранные приоритеты соответствуют первоочередным задачам, стоящим перед экономикой. Сегодня, например, стоит вопрос о создании биотехнологической отрасли, подразумевающей разработку новых фармакологических субстанций, интенсифицирование исследований в области клеток, в частности стволовых. Безусловно, найдут развитие научные исследования в области оптики, лазерной техники, информационных технологий. Есть хорошие результаты в космических исследованиях. Может, это звучит парадоксально, потому что Беларусь пока не присутствует в космосе, но у нас наработана серьезная база на Земле, которая обеспечивает эффективное использование информации, поступающей из космоса, и в ближайшее время будет задействована в полном объеме.

- Насколько пристальное внимание уделяют белорусские ученые вопросам экологии?

- Активно разрабатываются подходы оптимального природопользования, есть отличные наработки по современным методам фильтрации и очистки воды и воздуха, которые признаны за рубежом и имеют экспортный потенциал. Идет работа по освоению альтернативных источников энергии с использованием ветра, солнца. Пристальное внимание уделено такому вопросу как использование торфа: ученые работают над тем, чтобы при разработке торфяных массивов не нанести вред природе и экологии.

- Недавно по итогам Форума общественных экологических организаций академику Ивану Лиштвану был присужден антидиплом «за разработку и активное лоббирование масштабной программы по осушению белорусских болот». По мнению участников Форума, выполнение данной программы ведет к уничтожению особо охраняемых природных территорий, в том числе международного значения.

- Академик Лиштван всю свою жизнь посвятил данной тематике и как никто другой глубоко понимает сущность проблемы. При осушении болот мы стремимся, чтобы вред природе был минимизирован. Кстати, в последнее время прошли успешные испытания новых способов заболачивания выработанных торфяников. Мы прекрасно понимаем, что болота – один из наиболее ценных наших ресурсов.

- Неужели нельзя обойтись без осушения болот, найти замену торфу, как делают в ряде европейских стран?

- Нефти у нас мало, солнца не так много, также Беларусь находится на нижнем пределе ветряной активности. Возобновляемое топливо - это лес и торф. Все остальное не местное, привозное. Поэтому альтернативу торфу пока найти сложно. Хотя ученые понимают, что и лес, и торф слишком ценное сырье, чтобы его просто сжигать. Поиск в этом направлении должен быть более активным.

На экспорт

- Сергей Антонович, атомно-силовой микроскоп, одним из разработчиков которого вы являетесь, поставлялся в 15 стран мира. Пока этот прибор изготавливается по эксклюзивным договорам, а что нужно для того, чтобы он стал массовым?

- Всякий сверхтонкий инструмент диагностики не может быть массовым продуктом, хотя с мировой активизацией работ в области нанотехнологий рынок для данного прибора расширяется.  Мы продолжаем совершенствовать микроскоп: сегодня проходит испытание измерительный комплекс, который совмещает функции оптической и атомно-силовой микроскопии и предназначен для контроля изделий субмикронной электроники. Активно работаем с биологическими объектами - живыми клетками, чтобы можно было отслеживать их жизнь на протяжении длительного времени. Уверен, что прибор, который объединит миниатюрный биореактор, хорошую оптику и зондовую микроскопию, станет массовым и востребованным в биотехнологическом секторе экономики, медицине и эпидемиологии.

- Судя из вашей научной биографии, на начальном этапе вы многое делали на энтузиазме. Как много у вас немеркантильных единомышленников?

- Наука не дает сиюминутной отдачи, и вопрос в том, готов ли человек получить более высокий доход, но через какое-то время. Кто не готов, уходит на высокооплачиваемую работу за быстрыми деньгами. А если человек собирается заниматься наукой, он сначала реализует себя как автор научных разработок, пишет статьи, печатается, его замечают не только в стране, но и мире, приглашают на конференции. В науке карьерные ступени хорошо регламентированы: если на определенную поднялся, то ниже уже не опустишься. Состоявшийся ученый не бедный человек, но чтобы выйти на этот уровень и закрепиться на нем, может уйти и десять, и двадцать лет.

Что касается молодежи, то я не могу сказать, что ее мало приходит в науку: сегодня ученых в возрасте до 29 лет у нас 22%. Но если количеством мы обеспечены, то качество подготовки оставляет желать лучшего. Мы, конечно, пытаемся заинтересовать молодежь: в магистратуре Академии наук молодые сотрудники имеют возможность заниматься исследованиями на переднем крае, и, по сути, около 80% потом остаются в науке.

Мы с активным участием Совета молодых ученых стараемся отслеживать перспективную молодежь еще в кружках юных физиков и математиков и др. Есть очень интересные молодые люди, которые уже в школе осознают, что наука их призвание.

- Но ведь, чтобы заниматься исследованиями, нужны большие финансовые вложения, а в Беларуси таких условий нет.

- Бюджетным финансированием мы обеспечены достаточно хорошо, и эта доля даже увеличивается. Но, с другой стороны, пропорционально должно расти внебюджетное финансирование, в том числе через зарубежные контракты, поэтому большое внимание уделяется именно выходу на зарубежные рынки. Сегодня у нас действуют соглашения с 77 странами, контракты выполняются более чем с 40 странами, созданы десятки совместных лабораторий.

Как стать гибче?

- Есть мнение, что белорусской науке надо освободиться от громоздкости и неповоротливости…

- Действительно, громоздкость есть, и это значительный минус. Вспоминается случай: представители Тайваня, заинтересовавшиеся одной из наших перспективных разработок, спросили: «Сколько времени вам нужно, чтобы довести все до ума? Мы согласны оплатить работу». Когда они услышали 2-3 года - это обычный срок для выполнения проекта по государственной программе - то отказались со словами: «Если результат не появляется через полгода, то он на рынке уже не нужен». Оперативный инжиниринг нам еще предстоит освоить.

- Как я понимаю, белорусской науке предстоит еще много чего освоить. Но что, по-вашему, требует первоочередного внимания?

- Если навскидку, то мы должны разобраться с огромной интеллектуальной собственностью, накопившейся в стране, и в частности в Академии наук. Наряду с созданием крупных научно-практических центров и  корпораций следует способствовать появлению активных центров роста на уровне малых предприятий, особенно в высокотехнологичных сферах.

Многие научные разработки представляют недостаточный интерес для большого производства, хотя для малого могут быть выгодными и давать хорошую отдачу. Мы же ориентируемся на крупные отрасли и порой пропускаем золотые крупицы. И вот эта золотая пыль, условно, уходит сквозь пальцы, хотя могла бы принести немало пользы как стране, так и разработчику.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно