13371

Невежливые люди? События во Франции глазами очевидцев

№ 4 от 20 января 2015 года 20/01/2015

- Я покинул Сирию всего год назад, - рассказывает мне в кафе на Монмартре сирийский беженец-христиа­нин, адвокат Габриэль Кабири.

МНОГО ВОПРОСОВ

В парижских событиях многое непонятно и нелогично. Например, неясно: как могли выйти в печать действительно оскорбительные и похабные карикатуры на пророка Мухаммеда в толерантной и мультикультурной Европе, где с площадей убирают рождественские елки, чтобы не задеть религиозные чувства нехристиан, где за оскорбление на национальной или религиозной почве полагается уголовное преследование, а за «свободу слова», например, в адрес сына бывшего главы  Франции, немедленно наказывают?

Кстати, именно во французском журнале «Шарли Эбдо» в 2008 году за антисемитизм был уволен пожилой карикатурист  Синэ, опубликовавший (надо полагать, с согласия редактора) карикатуру на сына президента Жана Саркози. Художник назвал сына главы Франции «беспринципным оппортунистом», готовым ради выгодного брака принять иудейство, после помолвки того с наследницей крупнейшей французской сети бытовой техники. Непонятно, почему французские спецслужбы не попытались уберечь собственных граждан - журналистов «Шарли Эбдо» ни от первой трагедии (братья Куаши, причастные к терактам в Париже, находились под наблюдением французских служб), ни от  нового неоправданного риска, и очередной номер журнала со свежими карикатурами на Мухаммеда вышел многомиллионным тиражом, несмотря на то что полицейская служба Евросоюза (Europol) сообщила о готовящемся в ближайшее время теракте джихадистов в одной из европейских стран.

Непонятно, почему через два дня после парижской трагедии, в разгар оперативной операции, застрелился комиссар полиции Элрик Фреду, работавший над делом о нападении исламистов на редакцию. Зачем  террористы перед операцией  оставили в машине оригиналы удостоверения личности? Потому что были смертниками? Тогда зачем им маски?..  Впрочем, ясность внесут дальнейшие события и принятые меры. Ситуация становится прозрачнее, когда делается понятно, кому она выгодна.

- И уже во Франции поразился - сколько людей тут не только не скрывают, а даже гордятся, что ездили воевать к нам на стороне «Исламского государства». Ну, вроде тех же братьев Куаши - убийц журналистов «Шарли Эбдо». Французские власти не чинили боевикам препятствий - ну как, они же борцы за свободу, помогают свергнуть «кровавый режим» Башара аль-Асада. В арабских кварталах Франции открыто работали вербовщи­ки, собирая деньги на джихад в Сирии. Теперь эти «борцы» вер­нулись сюда - с солидным боевым опытом, а также привезли с со­бой оружие - автоматы и грана­томёты. Ещё пять лет назад я жил в Сирии, и у христиан не было проблем - свои полицейс­кие, своя администрация, даже собственные суды. Но едва аме­риканцы полезли с «демократи­ей» в Ирак, Ливию и Сирию, как тысячи фанатиков уехали туда из Европы - воевать в отря­дах «Исламского государства». Вернувшись назад, они убивают граждан собственной страны: по сути, европейцы платят жизня­ми за политику США.

Отряд чудовищ

Судя по нынешним событи­ям, европейские страны ока­зались абсолютно не готовы к вспышке террора. Три дня в Париже слышалась стрельба, выли сирены, около тысячи (!) спецназовцев и контрразведчи­ков были брошены на поиски лишь ТРЁХ человек: Шарифа и Саида Куаши, устроивших бой­ню в редакции журнала «Шар­ли Эбдо», а также африканца Амеди Кулибали, застрелив­шего женщину-полицейского. В воздухе барражировали вер­толёты, на улицах появились броневики с пулемётами. Одна­ко это не помешало Кулибали позже захватить заложников в еврейском супермаркете и убить ещё четырёх человек: за всё время жертвами террорис­тов стали 17 парижан. Повто­рюсь: боевиков было только трое, и они несколько дней подряд противостояли целой армии, словно чудовища из голливудских фильмов. Можно представить, в какой ад превра­тилась бы столица Франции, объявись в центре Парижа сразу двадцать-тридцать про­фессионально подготовленных убийц. Предпосылки к этому есть - по самым скромным подсчётам, около восьмисот граждан Франции воевали в Сирии на стороне «Исламс­кого государства»: домой они приехали явно не с пустыми руками. Всего же, по мнению европейской прессы, в Сирии и Ираке отметились 4000 (!) бо­евиков из стран ЕС - не только Франции, но также Германии и Британии. Не надо быть ясновидцем, чтобы понять: в этом году Евросоюз сотрясут куда более кровавые теракты. Их исполнителями могут стать как фанатики-одиночки, так и целые группы «невежливых людей».

«Показали этим и тем?»

- Нет, месье, лично я никого убивать не собираюсь. Хотя ведь карикатуристы из «Шарли Эбдо» оскорбили не только пророка Мухаммеда, но и вашего Христа. Я не поддерживаю терроризм, однако в следующий раз пресса задумается, прежде чем «на­езжать» на мусульман. Нашим женщинам во Франции запретили носить чадру, а детям нельзя молиться Аллаху на школьных переменах. Как это назвать?

- Слушайте, отчего бы вам не вернуться домой в Алжир? Там женщины могут ходить с закры­тым лицом, а в школах рады мо­литвам. Почему вы ещё здесь?

- Уходите. Иначе я пожалуюсь в полицию на разжигание нацио­нальной розни.

Разговор ведётся на севере французской столицы, в районе Шато-Руж, где 80 процентов населения - выходцы из Чёрной Африки и арабских стран. Мой собеседник - алжирец Касем, человек непростой: ему принадлежит сразу несколько магазинов и закусочных вдоль улицы Пуассонье. И если богатые люди высказываются подобным образом, можно представить, каковы настроения у безработной североаф­риканской молодёжи. Касем хотя бы формально осуждает убийство боевиками «Аль-Каиды» 10 журналистов в Париже, однако многие жители араб­ских пригородов куда более откровенны в высказываниях: Ребята показали свое отно­шение этим и тем. Призы­вы «Аль-Каиды» к джихаду -«священной войне» - местные мусульмане игнорируют: «Нам это не нужно, у нас во Франции хорошая жизнь». Но тихая под­держка теракта - норма жизни. Вот как мне объясняли мотивы алжирца Мохаммеда Мера, в 2012 году застрелившего в Ту­лузе 7 человек, включая троих детей в еврейской школе: «По­нимаете, его довели - амери­канцы в Ираке и израильтяне в Палестине убивают мусуль­ман, а мир про это молчит. Вот бедняга и съехал с катушек». Именно в районах иммигран­тов, как Шато-Руж или Кли-ши-су-Буа, ощущаешь: политика мультикультурализма провалилась.

Запад ничего не понял

Эти люди не желают стать французами, а, скорее, хотят, чтобы французы сами превратились в арабов. Вы­воды из кровавого побоища в редакции «Шарли Эбдо», разумеется, не сделаны. Например, газета Le Monde на следующий день после теракта сообщила: «Несмотря на проблемы, ислам поможет Франции создать цивилизацию, впитавшую лучшее от Востока и Запада». А журналист издания New York Times Николас Кристоф пошёл ещё дальше, заявив: не следует ожидать от арабской общины Франции извинений за теракты, так как «никто не просит от христиан покаяния за геноцид сербов против мусульман в экс-Югославии». Похоже, на Западе вообще ничего не поняли.

Если бы ЕС не поддержал «борьбу за демократию в Сирии» на деньги США, а американцы не разбомбили ещё раньше Ирак и Ливию, сотрудники «Шарли Эбдо» и покупатели супермаркета в Париже остались бы живы. И второе - попытки сделать арабских иммигрантов верными гражданами их новой родины привели к следующему: карикатуристов расстреляли люди, родившиеся во Франции и имевшие французские паспорта.

Виктор МАРТОВ, Париж (Франция) - Москва
Фото Рейтер

04-07-1
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно