11364

Вячеслав КОСТИКОВ: Почему любить Родину можно, а критиковать её нельзя?

№ 24 от 11 июня 2014 года 11/06/2014

Выбор Украиной западного вектора развития, несмотря на «братские» увещевания Москвы, добавил вопросов к вектору нашего развития. На фоне народного ликования по поводу присоединения Крыма к России всё тревожнее звучат (как сказал бы Н. Бердяев) «проклятые вопросы». Почему Европа, несмотря на, казалось бы, очевидные преимущества добрососедства с Россией, так окрысилась на нас? Почему она не доверяет руководителям нашей газовой отрасли и ищет пути сокращения энергетической зависимости? Почему европейцы, имея мощную экономику и опытный политический класс, держат равнение на США и во время украинского конфликта так послушно «легли» под «первого секретаря вашингтонского обкома»? Что в нынешнем облике России не нравится Европе? Кто не угодил: народ, власть, лично В. Путин или вся страна?

Самый частый ответ, который звучит из уст наших политиков, - Европа боится усиления России. Но почему Европа боится России, которая ещё только встаёт с колен? Почему она не боялась мощного усиления США, а, напротив, принимала от американцев и экономическую помощь (план Маршалла), и военные гарантии (НАТО)? Почему Европа не боится Китая, который в отличие от России не только встал с колен, но и стал второй экономикой мира? Почему никто в мире не боится Японии - третьей по мощи экономики мира?

Кто поводырь?

На днях в поисках ответов перечитал А. Солженицына. Ответа у Александра Исаевича не нашёл. Он очень правильно пишет о пороках коммунистической России, о потерянном страной ХХ веке, но рецептов для нынешней России у писателя нет. Упрекать его в этом не следует. А. Солженицын - писатель, историк, мыслитель. А ответы на «проклятые вопросы» ХХI века лежат в области политики. И здесь у элиты полная интеллектуальная неразбериха, если не сказать - импотенция. И одна из причин, на мой взгляд, состоит в том, что власть не может выстроить правильные отношения с собственным народом. Идёт игра с народом. Ещё чаще - заигрывание. Но истинных потребностей народа власть не понимает.

Кто в стране поводырь? «Мудрая власть», ведущая народ по известному ей пути? Или это народ затягивает власть в свою часто иррациональную и буйную стихию? Вот на днях, взбивая патриотическую пену на украинских событиях, один из телеканалов провел среди своих телезрителей опрос: готовы ли они пойти воевать в Украину? Более 80% аудитории ответили - да. Но значит ли такая «готовность», что народ руководствуется здравым смыслом? Или у него из ушей пошла «пена дней», взбитая телеведущими? Ну как по этому случаю не вспомнить шукшинский фильм «Калина красная» с его знаменитой фразой: «Народ для разврата собрался».

Игра в поддавки

Какими должны быть отношения власти и народа? Что людям должна внушать власть? Повиновение, любовь к начальству? Желание двигаться вперёд или почить на лаврах истории? У нас среди царей лучшим признаётся Пётр I. Он и великий реформатор, и первый европеец, и создатель русского флота, и строитель Санкт-Петербурга. Но произошли бы все эти великие деяния, если бы Пётр стал спрашивать народ, хочет ли он перемен и готов ли работать? Боюсь, что народ и бояре предпочли бы держаться за бороду, а не бриться по-европейски.

К сожалению, у нас не принято говорить о качестве народа. С народом идёт затянувшаяся на века игра в поддавки. Власть то заигрывает с ним, объявляя «богоносцем» и хранителем патриотических традиций, то «гнобит», загоняя в колхозы, в строительные бараки и лагеря. Крайне редко идёт серьёзный разговор о качестве народа. Такое впечатление, что наша власть не заинтересована в том, чтобы народ взрослел. Власть продолжает культивировать лубочные представления о народе как о носителе неких высших ценностей, особой нравственности и морали. Как будто бы это не наши мужики пьянствуют, развратничают, бьют жён, калечат детей и воруют провода с линий электропередачи. Закрывая глаза на слабости и пороки народа, власть очень любит «грузить» народ какими-то особыми историческими миссиями по улучшению мирового порядка и приручению ближних и дальних соседей. Часто в ущерб самым простым нуждам собственного населения. В редакцию «Аргументов и фактов» часто приходят письма из глубинки со свидетельствами развала народной жизни. Но вместо того чтобы починить водопровод в Козельске, мы на днях опять на 240 миллионов долларов облагодетельствовали Сирию: «для решения социальных задач». А между тем 15 тысяч наших участников войны десятилетиями ждут не дождутся достойного жилья.

К сожалению, при соучастии власти формируется «новая общность людей» - телевизионный народ. Этот новый телевизионный народец очень напоминает советский. Как в старом анекдоте: какую гайку ни укради с завода, а начнёшь дома собирать мясорубку - всё равно получается автомат Калашникова.

Новые люди?

Этот новый телевизионный народец очень удобен для власти. Ему разрешено думать, но нельзя говорить. Он может работать, но не может хорошо зарабатывать. Ему можно голосовать, но нельзя выбирать. Он может любить Родину, но не имеет права критиковать её. Ему разрешено задавать правильные вопросы, но нельзя требовать ответа. Он может выходить на улицу, но не может гулять по бульварам. Этому народу можно выбирать депутатов, но после выборов нельзя с них ничего требовать. Ему позволено ругать олигархов, но он не может добиться, чтобы они работали на благо страны.

Результаты такой телевизионной дрессировки уже видны. Когда-то наш народ славился умением и сметливостью и даже мог подковать блоху. Но его так долго переучивали делать трубы и танки, что он утратил чувствительность пальцев.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых