aif.ru counter
1188

«Хоть в бой, хоть на кухню. Мамки – силища!». Колонка Тамары Лисицкой

фото из личного архива / АиФ

Я  – многодетная мать. Не говорите, что когда им 18, то это уже не многодетная. Ребята, о чём вы? Этот бородач под два метра всё равно мой ребёнок. Сильный, взрослый - он мой сын. Я за него встану и пойду. Как минимум, борща сварить.

Он был еще в моём животе, а я уже вполне отчётливо понимала, что переключаюсь в new-режим "мама". Не потому что живот мешал тусить и мутило. Это другое. Это дикая ответственность и еще более дикая нежность. Как дура перебираешь имена, фантазируешь  – а вот как он в песочнице играть будет, как в школу пойдет, как скажет, что ему девочка понравилась? А женится же? Как это? А вот он же уже будет жить лучше, чем я? Надо обязательно ранним развитием заняться, лет с двух, чтобы в будущем мой сын жил лучше...

Мама-мать такая романтичная. Рисует эти долгие сюжетные линии жизни своего детеныша. Не то чтобы ей делать нечего. Есть чего. Особенно когда человек уже родился. Ох, есть чего делать. Меняется вся прошивка, полностью обновляется жесткий диск, однозначно становясь более мягким.

* * *

А в остальном матери - котики.

Морские.

Без сна, без отдыха, без пауз, без соплей.

Почему женщины такие живучие? Их природа задумала выносить материнские нагрузки. Это работает для всех процессов. Женщина в принципе мать всюду. На работе, дома, на заводе и в творчестве. Сложно это объяснить. Но мужское  – это где соревнование и победа. А женско-мамское  – где сбережение, переживание и утешить. Остальное зависит от человеческого фактора, он для всех общий.

Хотя матери разные. Есть строгие и требовательные, есть мягкие и жертвенные – всякие. Есть микс. Материнство измеряется не подачей материала и даже не финальной мечтой. Она у всех матерей одинаковая  – чтобы детям было круто,  – а под эту концепцию можно вписать самые стрёмные тактики. Я бы измеряла материнство не в стратегиях, а в ежевечерних обнимашках с детьми.

 – Как ты сегодня?

Мать отвечает за сегодня, чтобы было завтра.

Сколько таких обнимашек у матери за жизнь реализовано?

* * *

Мама-мать  – фартук, бусики, каблучки, кудряшки, йогурты-йогурты.

Да черта с два. Я вот не успеваю этого всего. У меня есть базовый железобетон  – накормить, заработать, защитить. А в наше время это  о-го-го!

Казалось бы  – XXI век. Всё, что можно, уже защитил Касперский. Но нет. Я, как древнеисторическая мамка, должна расшифровывать мысли зверей вокруг. Когда они решат, что я плохо бегаю и неправильно сжимаю кулак для удара, значит, меня и моих детей можно жрать?

Я, получается, не смогу отбить и отбиться, если у меня гуманитарное образование, собственное видение будущего и 161 см роста?

Сегодня, вот прямо в эти дни, мир такой. Что ему мои дипломы за "Лучшую семью" и три тыщи интервью в самой популярной прессе о чуде совмещения материнства и карьеры, о целостности личности? Сегодня эти правила временно фигово работают, как интернет в воскресенье.

Да они для меня уже несколько лет не работали. До главных битв этого сезона я уже искала волшебные силы, чтобы биться за алименты и разные другие мамские удовольствия. Это какая-то странная и страшная каша, в которой ты тонешь, снова пытаясь выбрать и осознать – тебе сегодня бороться или зарабатывать на прокорм? Зарабатывать или окна вымыть? Окна вымыть или выбраться с детьми куда-то в парк, подышать румяной осенней листвой? А если и бороться, и зарабатывать, и вымыть и подышать? Супер! А спать когда? Ладно, вычеркиваем окна.

Я мать, я давно уже живу не планами, а звуком, запахами, оперативными задачами, адреналиновым штурмом, интуицией, утром настраивая себя на бой, как Панда кунг-фу.

Время как-то так изменилось, что придавило все планы.

Ну, что делать.

Встать и идти.

Сурово нахмурив мамские брови.

Я часто думаю, горох перебирая  – что же ты (в смысле, я), мать, такого не сделала, чтобы твоим детям жилось лучше?

Выносила, родила, выкормила (в общей сложности, кстати, около 5 лет ГВ, матери поймут), в ромашке и календуле купала, пела песни  – от "Купалинки" до "Неба Лондона" (всё живьем, без фонограмм), в садики устраивала, водила и на утренниках сама в костюмах зажигала, рисовала, каштаны собирала, собрания в школе не пропускала, домашние праздники (мммм, какие классные квесты я придумывала, будет, что в старости вспомнить) придумывала. Семейной драмой на детей не капала, плакала, чтобы не видели, обнимала, была с ними, а не сбегала, спасала по первому сигналу, утром вставала даже после бессонной ночи, чтобы омлет приготовить, вай-фай старалась подключить, училась понять и простить, не скандалила, слушала, принимала, ждала...

Мало, мать. Мало. Сегодня надо что-то еще, чтобы они были счастливые там, впереди. Да и ты тоже.

Я боюсь, как все матери.

Но, fuck, я бесстрашная, как все матери.

Я живу, растягивая каждую минуту, чтобы хватило обнять и их троих, и иногда кота. Чтобы всё, что можно  – собой как-то аккуратно прикрыть. Это вместо спорта, медитаций и тайм-менеджмента сейчас.

А прикрой ты их попробуй. Большая часть из них уже выше меня.

Уже принимают свою ударную волну.

Я не знаю, что от меня потребуется завтра, какая воля, какие зубы и когти. Или какие сырники. Встану и пойду. Хоть в бой, хоть на кухню. Мамки  – силища. Дикая, природная, звериная силища в цветочек.

Об остальном подумаю завтра. Мать, всё же, еще и женщина.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых