42478

Компенсация вкладов. Размышления над письмами читателей

№ 16 от 20 апреля 2011 года 20/04/2011

Вот что пишет 85-летний минчанин Грунт И.Л.

«Прочитав в «АиФ» в ноябре 2010 года статью о плачевной судьбе советских вкладов, я послал письмо со своими вопросами и вырезкой этой статьи (вдруг газету не читают) кандидату в президенты А.Г. Лукашенко, также Всебелорусскому собранию. До кандидата, а ныне уже президента, да и до Собрания вопросы не дошли. Они были переправлены в Министерство финансов, откуда я вскоре получил нелицеприятную, можно сказать оскорбительную отписку: что вы, мол, требуете? Вам уже всё отдали несколько лет назад. И далее разъяснение: восстановление вкладов у нас осуществлялось, как и в других странах СНГ, и Беларусь в этом вопросе одна из первых среди бывших республик СССР. И ещё – «повторно отметим, что восстановление полной покупательской способности денежных средств на момент их вложения не осуществлено ни в одной республике бывшего СССР».

С последним утверждением совершенно не согласен бывший экономист из Солигорска Вадим Лялькин, сообщивший год тому назад в СМИ, что прибалтийские государства уже давно рассчитались со своими гражданами, вернув им советские вклады, исходя из эквивалента один доллар – 60 советских копеек. В небогатых, но честных странах потерянные сбережения компенсировались и путём выдачи потерпевшим акций наиболее доходных государственных предприятий, самих банков-должников, многие из которых строились и обустраивались и на их деньги, а также государственных долговых бумаг. В некоторых странах обесцененные сбережения компенсировались частично наличными деньгами, а частично за счёт освобождения обманутых вкладчиков от оплаты жилья, коммунальных  и других услуг. Депутаты Госдумы России предлагают выпустить для всех граждан, ставших из-за «замораживания» вкладов неимущими, специальные сертификаты на покупку или ремонт жилья. Это, по их мнению, было бы справедливо и не привело бы к очередному витку инфляции. Короче, в ряде стран бывшего СССР уже давно рассчитались с ограбленным населением или ищут пути, как сделать это побыстрее и безболезненнее. Только не у нас. Почему экономист из района знает, как компенсировались потерянные сбережения в странах Прибалтики, а наш экономисты до сих пор всё «не в курсе» этого?

Но вернёмся к письму И.Л. Грунта.

«Мне 85 лет, – пишет он в заключение. – Мне не нужны уже деньги. Я одинок, у меня нет наследников. Так сложилась судьба. И мне очень обидно, что меня как будто обворовали, да ещё и насмехаются – «ждите», как в той телефонной трубке. Лучше бы передал я эти деньги на помощь детям, нуждающимся в средствах для проведения им спасительных операций…»

Забрали даже чернобыльские выплаты

«Мой муж более 43 лет работал зав.мастерскими в совхозе, а я в Госбанке, «Белагропромбанке» (экономистом, бухгалтером, заместителем) более 40 лет, – пишет в редакцию ветеран труда, отличник Госбанка СССР А.И. Щербакова из Добруша. – Никогда не жаловались на судьбу, добросовестно работали. Кроме того, в совхозе садили 25 соток картофеля, который потом продавали крахмальному заводу по госцене – насколько я помню, по 6 копеек за килограмм. Деньги копили на покупку машины. Когда собрали нужную сумму, произошёл развал Союза, и наши сбережения «сгорели». А банкиры всё утверждают, что у нас сделаны расчёты по полной компенсации пропавших вкладов. И добавляют, что первые шаги в этом направлении будут сделаны в ближайшей пятилетке, если мы, конечно, не станем хуже работать. А я думаю, доживу ли я до этого?..»

А вот как доставались потерянные сбережения семье Марии Алексеевны Валевской из чернобыльской зоны Брагинского района: «Мы добывали их рабским трудом, вся наша молодая жизнь пошла на эти сберкнижки. Мы отказывали себе во всём, а собранные копейки несли в сберкассу. Держали большое хозяйство, постоянно сдавали государству мясо, молоко. В тот день, когда нас эвакуировали из радиоактивной зоны, мы сдали три коровы, два быка и три больших свиньи. Все полученные деньги были перечислены на сберкнижку ныне покойного мужа. Туда же попали и все выплаты по эвакуации. Ни одной копейки мы не взяли с этой сберкнижки, всё думали о детях, об их будущем. Но чиновники бессовестно забрали у простых людей все их сбережения, в том числе и наши…»

Долги – в небесное царство

87-летний ветеран Великой Отечественной войны и труда, инвалид второй группы Вениамин Мартинович Гусев из Столинского района пишет: «Больно и горько слушать заявление банкиров о компенсации «сгоревших» сбережений в ближайшем пятилетии. Вы стариков-ветеранов за детей считаете? Нас и так осталось единицы, а через год-два совсем не будет, уйдём навсегда в другой мир. Кому вы тогда собираетесь возвращать долги, в небесное царство, что ли?...»

А вот просьба от группы ветеранов труда из Минска, от имени которых в редакцию обратились Подалинский В.П., Дятлов Ю.И. и Латышева О.Н.: «Поскорее верните «сгоревшие» сбережения, т.к. не хочется уносить из жизни в могилу такое негативное отношение к старикам. Мы этого не заслужили. Да и учтите, что молодое поколение, наблюдая за вашими деяниями, делает соответствующие выводы!..»

Вклады не сгорели

Другая же группа пенсионеров из Фрунзенского района Минска, похоже, совершенно справедливо замечает: «Название «сгоревшие вклады» вызывает недоумение и говорит о близорукости тех, кто употребляет такое выражение. Эти вклады не сгорели, т.к. никакого «пожара» в банках не было, а это людские сбережения, присвоенные государством…»

А читатель С.И.Соловьёв из Витебска настоятельно просит раскрыть на страницах газет тему – «Почему при процветающих банках в Беларуси всё еще есть нищие, обманутые вкладчики». О «сгоревших» страховых взносах напомнила редакции ветеран труда из Гомеля Ванда Викторовна Казимирова. Заканчивает она своё письмо так: «Душа болит! За что с нами так? Вот и зовись в Беларуси людьми после всех этих обманов

Заслуживает, по моему мнению,  внимания и предложение Николая Ивановича Шенеца из агрогородка Сенница Минского района. «Мы, владельцы советских сберкнижек, уже не молодые люди, и у многих из нас до сих пор работают устаревшие телевизоры, холодильники, у кого-то мебель «в годах», ковры и одежда просятся на замену. Так, может быть, со многими из нас лучше бы рассчитаться выдачей банковских векселей на покупку товаров. Смотришь, и склады бы многих предприятий разгрузились».

Авторы писем, вслед за уже упомянутым Вадимом Лялькиным, совершенно справедливо считают, что их вклады никак не могли «сгореть». По той простой причине, что они были пущены в оборот. Если бы их просто складировали, то это были бы не сберкассы, а деньгохранилища, и там бы работали не банкиры, а, как в колхозных сенохранилищах, колхозники с вилами во главе со счетоводом.

А вот строки из письма жительницы г. Пружаны Надежды Михайловны Семёновой: «Лично мне больно и обидно, что нас в упор не хотят ни видеть, ни слышать. Я обращалась по данному вопросу в Нацбанк, Совет Министров, Национальное собраниеИ все эти государственные властные органы шлют в ответ такие изощрённые, издевательские отписки, что от обиды и бессилия плакать хочется…»

А затянулась у нас на десятилетия эта компенсационная свистопляска только потому, как считает 74-летний инженер-изыскатель В. П. Кушнер из Гомеля, что «мы слишком «рахманый», запуганный народ. Поговорим тихонько о своих бедах дома, на улице, в трамвае, и на этом всё заканчивается. А если бы такое произошло на Западе, если бы там так «кинули» свой народ, это бы просто так не прошло. А нами манипулируют как хотят, и хоть бы что…»

Константин РОМАНОВСКИЙ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно