4166

«Свінка Пэпа» на белорусском языке и другие проекты, на которые белорусы не жалеют денег

№ 41 от 6 октября 2015 года 06/10/2015

41-12-1Первая краудфандинговая площадка в Беларуси - «Улей (Ulej.by)», которая соответствует мировым стандартам, работает пять месяцев. «Мы не изобретали ничего нового: «Ulej.by» использует классическую краудфандинговую модель, когда проекты поддерживаются конечными потребителями, заинтересованными в их появлении на рынке. Если человек не понимает, как сможет воспользоваться результатом, то не будет тратить на это средства, - рассказал директор по развитию краудфандинговой площадки «Ulej.by» Эдуард БАБАРИКО. - Можно сравнить краудфандинг с магазином товаров будущего, которые еще не существуют, но завтра могут появиться благодаря тому, что потребитель заплатил за их создание. На мой взгляд, появление таких проектов в нашей стране - не исключение, а неизбежность. По оценкам экспертов, доля проектов, профинансированных при помощи краудфандинга, в Беларуси будет расти, и прогнозируемый объем мирового рынка краудфандинга на 2015 год - 30 млрд долларов».

Эдуард Бабарико добавил: в отличие от платформы Talaka.by, которая взаимодействует исключительно с социально значимыми проектами, «Ulej.by» дает каждому человеку возможность заявить о том, что для него важно, и объявить для этого сбор денег. «Мы не берем на себя функцию фильтра и не обсуждаем, что нужно или чего не нужно обществу, - продолжил Эдуард Бабарико. - Мы предоставляем площадку, на которой любой человек с любой идеей - даже абсурдной и невероятной - может спросить у других людей: «А вам это нужно?» и получить ответ».

Успешные проекты

41-12-2Площадка Talaka.by зародилась как стартап-проект. «Основателя проекта Евгения Клишевича интересовала сфера культуры и языка, меня - в целом социальные изменения и преобразование жизни в лучшую сторону, - рассказал креативный директор платформы Talaka.by Иван ВЕДЕНИН. - Так были совмещены две эти идеи и получился краудсорсинг-проект, позволяющий привлекать множество людей для выполнения общей задачи. Мы начали с того, что предоставили возможность разместить на площадке свою идею, проект, инициативу и найти единомышленников, которые готовы помочь в их реализации. Спустя два года был запущен сервис Талакошт, работающий по следующему принципу: сначала - обещание оплатить понравившуюся идею, затем - оплата. С марта, когда был запущен Талакошт, проведена 21 кампания по сбору средств, из них завершились успешно 9 кампаний, суперуспешно (собраны более 100% заявленных сумм) - 4 кампании. Общая сумма привлеченных средств - 190 млн рублей от 555 спонсоров. Интересный факт: проекты на белорусском языке на нашей площадке поддерживаются лучше».

Так, самым успешным проектом платформы Talaka.by стала кампания по сбору средств для озвучивания на белорусском языке известного детского мультипликационного фильма «Свинка Пеппа». В целом был собран 61 млн рублей (163%) от 135 спонсоров.

41-12-3Автор идеи Андрей КИМ, занимающийся озвучиванием фильмов на белорусском языке, рассказал, что к нему не раз обращались с проблемой: для взрослых фильмы, озвученные на белорусском языке, есть, а для детей ничего подобного нет. «Таму мы вырашылi сабраць грошы, каб агучыць самы папулярны зараз мультсерыял для самых маленькіх дзетак з 2 да 5 гадоў «Свінка Пэпа» з ангельскай мовы, - рассказал Андрей Ким. - Мы вельмі хутка сабралі 100%, але потым дадаліся 63%, таму што людзі вельмі хацелі, каб гэты мультфільм быў перакладзены». Андрей Ким добавил: этот проект имеет социальную направленность, хотя он не благотворительный, потому что предлагался конкретный товар, на который заинтересованные в его появлении люди перечисляли средства.

Сколько не жалко

41-12-4Об успешных проектах платформы «Ulej.by» рассказала ее директор Ирина СИДОРОВА: «За пять месяцев существования «Ulej.by» суперуспешно завершились 17 проектов (100% заявленной суммы и выше), и этот результат превосходит мировой опыт. Успешные проекты собрали более 330 млн рублей, всего было собрано свыше 450 млн. Как правило, мировая статистика свидетельствует об успешном завершении 10-20% проектов. У нас этот показатель достигает 40%. В тренде - музыкальные, литературные и социальные проекты, например, издание книг, журналов, запись синглов, альбомов».

«Высокий показатель успешных проектов связан в первую очередь с их малым количеством, - признался Эдуард Бабарико. - Это позволяет работать с каждым проектом индивидуально и повышает шансы на успех. В случае увеличения потока, если наше внимание будет распыляться, мы ожидаем, что показатель успешных проектов будет снижаться».

Сейчас на «Ulej.by» представлены проекты, для осуществления которых необходимо собрать до 5 тыс. долларов в эквиваленте. «Заявленные у нас проекты до 100 тыс. долларов провалились, - отметил Эдуард Бабарико. - Но мы уверены, что в Беларуси реально собрать 10-15 тыс. долларов. Даже сегодня, в экономический кризис, спада активности со стороны спонсоров не наблюдается, и средняя сумма, которую перечисляют на проекты, составляет до 20 долларов в эквиваленте. Но, как мне кажется, если бы был объявлен некий уникальный проект, например, продукт, который все хотели бы получить и имели возможность сделать на него предзаказ, думаю, сумма перечисленных средств могла бы достигнуть 20-30 долларов, а может, и больше.

Интересное наблюдение: на социальные проекты перечисляют в 2 раза больше денег, чем на коммерческие».

Социальная значимость

41-12-5То, что на социально значимые проекты, например, на лечение ребенка или на помощь бездомным животным, перечисляют намного больше средств, подтвердил Денис КОНДРАТОВИЧ, сооснователь благотворительного аукциона встреч «Мае сэнс»: «Статистика за прошлый месяц свидетельствует о том, что благодаря прямым переводам удалось собрать около 150 млн рублей. Также я выделил закономерность: есть группа людей, которые раз в месяц заходят на наш сайт и просто жертвуют миллион рублей без привязки к определенному проекту».

Иван Веденин дополнил: «Когда на сайт Talaka.by обращаются за благотворительной помощью, мы подсказываем, что лучше обратиться на «Мае сэнс», где отклик будет больше. Краудфандинг отличает то, что для сбора денег свою инициативу необходимо оформить в виде проекта, имеющего цель, начало и конец. А организациям, обращающимся за благотворительной помощью, деньги нужны постоянно, и в таком случае сложно потребность в деньгах оформить в виде проекта».

В чем бизнес?

Можно ли рассматривать краудфандинговые площадки как бизнес-проекты? «Можно, но в перспективе, - убеждена Ирина Сидорова. - «Ulej.by», как многие краудфандинговые площадки, взимает комиссию с авторов успешных проектов. В первую очередь это связано с тем, что мы намерены развиваться и совершенствовать площадку для авторов и спонсоров».

А не порождает ли подобное явление иждивенчество? Одно дело, когда о сборе средств на запись сингла объявляет подросток, который еще не имеет своего заработка, другое дело - мэтр Борис Гребенщиков, человек в принципе не бедствующий, собравший недавно на запись альбома 100 тыс. долларов. «Исполнитель, который творит для людей, должен напрямую общаться с аудиторией, - считает Эдуард Бабарико. - Краудфандинг позволил Борису Гребенщикову узнать мнение публики о необходимости выпуска альбома. Вообще, неправильно трактовать краудфандинг как попрошайничество. На Западе многие известные люди обращаются к аудитории: «Я могу это сделать! Кто со мной?» Они не просят, а предлагают, зовут за собой. То же самое сделал Гребенщиков - вышел и сказал: «Давайте попробуем!» Люди откликнулись, и это только делает честь известному музыканту».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно