10840

Пост - не диета. После сытного обеда молиться сложнее

№ 11 от 16 марта 2011 года 16/03/2011

- Владимир Романович, пост без благословения и молитв - мода или всё-таки путь к Богу? Что вообще для Бога важнее - посещение церкви или жизнь без плохих мыслей?

- Любые человеческие устремления более важны для самого человека, чем для Бога. Бог Свою любовь к человеку проявил в крестной смерти, искупив человеческие грехи. Всех людей, а не только тех, кто правильно постится. Так что же важнее для самого человека? И здесь можно сказать, что вера не предполагает альтернативности, которая есть в вашем вопросе. Если человек ходит в храм и не меняется, не стремится помогать ближнему, то не очень понятно, в чём его вера.

Пост - это не древняя диета, цель которой - к концу весны надеть платье, которое тебе не подходило в течение полугода. Нет, это особое отношение к состоянию собственной души. Особое время для того, чтобы стать добрее к людям, побороть в себе какие-то грехи. Конечно, не стоит недооценивать значение поста и как воздержание от пищи, увеселений, вредных привычек. Нельзя выиграть Олимпийские игры без соблюдения режима. То же и в духовной жизни - нужна тренировка. А если перейти на язык более научный, человек - существо психосоматическое; его душевные стремления связаны с его телом. После сытного обеда да ещё и с возлияниями молиться как-то сложнее. Поэтому не стоит впадать и в другую крайность, говорить, что главное - внутренне быть собранным, а пост можно и не соблюдать. Всё связано. Очень важно помнить, что пост - это средство, а не цель. Если средство превращается в цель, значит, подлинная цель не будет достигнута.

Спасти хотя бы некоторых

- Церковь упрямо не хочет «социализироваться»: скажем, вести богослужения на понятном обычному человеку языке. Разве не лучше было бы облегчить пастве путь в храм? Ведь главное для Церкви - наладить диалог каждого человека с Богом.

- Мне сложно согласиться с тезисом о том, что главной задачей Церкви является налаживание диалога с Богом. Церковь основана Самим Богом. Входящий в пространство церковной жизни уже общается с Богом, уже находится в поле диалога. Неверно видеть в Церкви только посредника - иначе всегда возникает искушение обойтись без этого элемента. Что касается нежелания Церкви «социализироваться»... Вы можете себе представить, что берёте интервью у поэта и говорите ему: «Сегодня поэзия упорно не хочет социализироваться, говорить с людьми на понятном бытовом языке, значит, надо отказаться от рифм, ритма и перейти на язык улицы? Богослужебный язык Русской православной церкви был создан специально для богослужения, на нём никто никогда не разговаривал. Это, как говорят религиоведы, сакральный язык. Поверьте, никакой фундаментальной сложности в понимании церковнославянского языка нет. И главное: если завтра всё богослужение перевести на современный русский, не думаю, что количество людей в храмах резко возрастёт. Если же под социализацией понимать подстраивание под какие-то модные сегодня социокультурные явления - да, Церковь никогда этого не делала. Вспомним апостола Павла: «Для всех я стал всем, чтобы спасти хотя бы некоторых». Священник может пойти с миссией к байкерам (модная сегодня тема). Дальше вопрос: в чём его цель? В том, чтобы байкеры сказали: христианин - он такой же классный, как и мы, и мы вместе поедем гонять по ночной Москве? Или чтобы они сказали: слушайте, этот человек заставил нас задуматься над тем, над чем мы раньше не задумывались? Очевидно, что задачей миссионера является второе. Если же происходит первое, значит, он не выполнил призыв апостола Павла.

Юлия ТУТИНА

ДОСЬЕ

Владимир ЛЕГОЙДА родился в 1973 г. в г. Кустанае. Закончил МГИМО. Кандидат политических наук. Бессменный главный редактор журнала «Фома». Член Патриаршего совета по культуре. Первый мирянин -глава Синодального отдела РПЦ.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно