aif.ru counter
3440

Охота и рыбалка на Амазонке. «Вокруг света вместе с «АиФ»

№ 5 от 2 февраля 2016 года 02/02/2016

Отсюда вглубь джунглей проложены маршруты разной сложности и направленности. Я же на моторной лодке добирался по амазонским притокам  до территории национального парка, где расположен эколодж.

Там я собирался жить среди обезьян, птиц и крокодилов. Ну, птицы с обезьянами – еще куда ни шло, но потом воображение нарисовало кровожадных рептилий, греющих бока на берегах в ожидании жертвы, как часто показывают по каналу Animal Planet. Поездка в Бразилию состоялась задолго до моих путешествий по  Африканскому континенту, и крокодилов я раньше видел разве что в зоопарках.  Может, потому немного переживал.

Комнаты в эколодже располагаются в домиках, которые подняты на полтора метра над землей на сваях – защищая то ли от воды во время паводка, то ли от ползающих тварей, которых здесь, по всей видимости, немало. Комната – в которой совмещены спальня, санузел, есть кондиционер и (чего никогда не видел ни в одном отеле мира)  мухобойка – точно такая же, как в любом деревенском доме в наших широтах. Она спасает от  летающих и ползающих  «гостей», которые к вечеру пожелают скрасить ваше одиночество.

r1011e3_019

Днем находиться в номере эколоджа невозможно – очень жарко: электроэнергию в светлое время суток отключают. Из-за этого кондиционер не работает.  В  дневные часы лучше находиться где-нибудь поближе к воде: даже небольшая прогулка по джунглям спасает от жары. Вдвоем с  проводником – молчаливым крепышом индейцем, вооруженным мачете, – не спеша пробираемся по лесу, периодически останавливаясь, чтобы рассмотреть что-то необычное.

Проводник показал мне молочное дерево, сок которого местные жители пьют, как молоко, разбавляя его водой, и дерево-телефон -  стуча по его гулкому стволу, индейцы передают информацию на значительные расстояния.

После прогулки в джунглях местные повара в открытом ресторане приготовили обед для постояльцев эколоджа. У входа в ресторан лежали два ягуара, правда, не настоящих - деревянных.

Во время обеда мы встретились с бразильскими попугаями ара – длиннохвостыми, ярко раскрашенными птицами. Эти пернатые гиганты совершенно бесцеремонно, нисколько не боясь и уж точно не стесняясь, залетели (если не сказать «ввалились») в ресторан  и начали по-хозяйски хватать из тарелок обедающих большие куски мяса.

Никогда раньше не видел  попугаев, с таким аппетитом уплетающих курятину.

r1011e8_005

Отогнать или не подпустить птиц к своей тарелке было невозможно и даже в некотором роде негуманно – все же братья меньшие, поэтому я  оставил еду пернатым и  опять отправился  в джунгли, к обезьянам. По дороге проводник предупредил:  в лес самостоятельно не заходить, рядом с приматами громко не разговаривать и не делать резких движений, боже упаси подойти слишком близко к обезьяньему детенышу. На громкий звук ударов по дереву-телефону из окрестностей стали сбегаться  разноцветные обезьянки нескольких видов, конечно, прикормленные и привыкшие к людям, но все равно дикие.

Они достаточно дружелюбны, правда, нахальны: могут забраться на плечи, попытаться снять с «жертвы» очки или шляпу,  но как только им приносят еду – порционно нарезанные фрукты, сразу теряют к забавам всякий интерес и устремляются  к кормушке.

r1011e9_001

Собственно, это были единственные дикие обезьяны, которые встретились  мне в Бразилии. Конечно же,  в лесах Амазонии обезьян много, но исследование их жизни должно проходить в другом формате, потому что эти приматы могут быть очень агрессивны и не менее опасны, чем крокодилы или, к примеру, пираньи.

Вернувшись в лодж, я попросил у проводника обыкновенную бамбуковую удочку,  взял в ресторане несколько кусочков говядины и, отплыв на лодке совсем недалеко от эколоджа, решил поймать эту страшную рыбу, которая, как я думал, сразу бросится на крючок, на ходу разрывая наживку в клочья. Кончиком удилища  пошумел на поверхности, чтобы хищная рыба подумала, что кто-то свалился в воду и надо срочно его съесть. Забросил леску.

Что-то пиранья сегодня не слишком голодна. Через полчаса ожидания обратил внимание на пса, который безбоязненно пересекал реку недалеко от лодки, не предполагая даже, какой опасности себя подвергает. Вспомнились рассказы о животных, которые пытались переплыть Амазонку, а на берег выбрасывало только их скелеты, обглоданные жуткими рыбами. За два часа рыбалки наживка осталась нетронутой. Я решил, что виновато полнолуние: я всегда так объясняю отсутствие клева. Не поймав ни одной пираньи, вернулся  на базу.

Но все же, нарушая хронологию повествования, сообщу, что на следующее утро, едва рассвело, я выехал на рыбалку еще раз –  и вот тогда-то и наловил десятка два этих кровожадных  злодеек  размером с небольшого подлещика. И с виду пираньи почти такие же, только челюсть выдвинута вперед да зубы острые, как бритва, и  силы побольше – упирается, как крупный карась.

Между тем быстро стемнело.

Здесь, недалеко от экватора, сумерек практически не бывает:  день сразу переходит в ночь. Ночью меня пригласили охотиться на крокодилов. Руководил охотой все тот же  индеец-охотник, на шее которого теперь красовалось ожерелье из крокодильих зубов, вылитый Майкл Дуглас из «Романа с камнем». Не видно берегов реки, исчезли огни эколоджа, индеец  вглядывается в ночь. Но что там можно увидеть? Пытаюсь тоже что-то разглядеть в кромешной мгле. Жарко. Но стоило мне опустить руку в воду, чтобы слегка освежиться, как раздался окрик проводника:

r001-015

– Не держите руку за бортом.  Это не шутка, крокодил откусит ее мгновенно.

Я выдернул руку из воды так быстро, словно там был кипяток.

Проводник  показывает на появляющиеся то там, то здесь светящиеся огоньки на поверхности воды – это крокодильи глаза. Они далеко, и чудится, что отовсюду смотрят на тебя зловещие, голодные глаза этих беспощадных хищников. Лодка неслышно скользит вдоль берега, поросшего мангровыми деревьями, но с приближением  лодки глаза-огоньки исчезают – это крокодилы прячутся под воду, и индеец-охотник вновь и вновь остается ни с чем. Наконец, потеряв, видимо, терпение, он выбирается из лодки и, почти по колено в воде, уходит в прибрежные заросли, откуда через несколько минут раздается его радостный победный вопль. Он появляется из темноты, держа в руках извивающееся существо длиною 60 сантиметров – маленького кайманчика, который  неистово пытается вырваться из цепких рук охотника или хотя бы откусить ему палец, благо, что пасть у малыша не такая уж маленькая, и множество отточенных зубов заставляют относиться к нему с опаской.

r1011e3_031

После фотосессии, устроенной по случаю его поимки, рептилия благополучно возвращается в водоем и занимает свое место в сложном мире фауны Амазонии.

Утром следующего дня марктвеновский кораблик забрал меня из джунглей и отчалил от пристани эколоджа.

С одной стороны, жаль покидать этот дивный уголок, где можно прикоснуться к не познанным  ранее тайнам дикой природы. Приятно, что и говорить,  долго рассматривать необыкновенные цветы и гигантские деревья, растущие в джунглях, наблюдать за смешными играми обезьяньих детенышей, ловить рыбу, вдыхать ароматы  цветущего миндаля, соцветия которого удивительно прекрасны и нежны до такой степени, что не терпят  прикосновения человеческих рук. 

Но  с другой, если честно, уже захотелось в цивилизацию, где не надо перед сном пользоваться мухобойкой, чтобы не быть укушенным или ужаленным.  Не надо в изнеможении плюхаться в подозрительный водоем, чтобы остыть от непривычной жары, где тело сразу же начинают покусывать мальки пираний, и, в конце концов, если тут живут маленькие крокодилы, то, естественно, где-то рядом есть и большие…

Кораблик  не спеша  двигался вдоль заросших деревьями и травами берегов, направляясь в сторону слияния двух рек.

Уже остались позади прибрежные мангровые леса, и солнце прокладывало свои дорожки по желтой воде. В воздухе чувствовалась умиротворенность, замешанная на приятной усталости. Рядом со мной были добрые и милые попутчики из разных стран – японцы, французы, американцы – люди, говорящие на разных языках, поклоняющиеся разным богам:  на небольшом кораблике в бразильской глубинке они одинаково искренне любовались выпрыгивающими  из воды речными дельфинами.

Я разговорился с темнокожей  пассажиркой. 

Спросил, кто она и откуда, как ей понравился сегодняшний день и – глобальный вопрос! – что она думает о будущем Амазонии. Милая женщина улыбнулась и ответила, что ее зовут Оливия и она - ни много ни мало - профессор Мичиганского университета.

Она рассказала, что как раз в тот момент, когда я подошел к ней, она думала о времени. О том, что в линейном мире  такого понятия, как время, о котором мы часто рассуждаем, вовсе не существует. Время – всего лишь выдумка человека, пусть и самое великое его изобретение. Когда однажды человеку понадобилось поделить все сущее на этапы,  он и придумал время. Ей, конечно же, очень нравится путешествовать по Бразилии, тем более что она находится здесь в творческой командировке. Ну а что касается будущего Амазонии, то она считает: мы можем предполагать все, что угодно, но будущее – это не более чем иллюзия, потому что будущего как такового тоже не существует. Любое пришедшее будущее есть не что иное, как настоящее. А потому жизнь – это то, что происходит только здесь и только сейчас.

Так, во всяком случае, считает профессор Мичиганского университета.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых