4188

В сердце стихии. Три музы Ивана Айвазовского

№ 9 от 1 марта 2016 года 01/03/2016

Неуловимые движения

Иван Константинович Айвазовский родился 29 июля 1817 г. в Феодосии, в армянской семье. С детства наблюдение за жизнью моря и рисование стали любимейшими занятиями Ивана. Его дарование было замечено влиятельными людьми города. А. И. Казначеев, градоначальник Феодосии определил подростка в Симферопольскую гимназию и в дальнейшем ходатайствовал о его поступлении в Академию художеств в Петербурге, которую тот окончил с золотой медалью.

Айвазовского уже при жизни окружала всемирная слава. Он был избран членом европейских академий художеств: Петербургской, Парижской, Римской, Амстердамской. Сам Папа Римский пожелал приобрести для Ватикана картину Айвазовского «Хаос», а в 1844 г. мастеру было присвоено звание академика Петербургской Академии художеств.

Айвазовский был поразительно работоспособным: написал около 6000 полотен и считал, что умение писать по памяти отличает настоящего художника: «Живописец, только копирующий природу, становится ее рабом. Человек, не одаренный памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным копировальщиком, живым фотографическим аппаратом, но истинным художником - никогда. Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны немыслимо с натуры», - говорил он.

Практически всю жизнь Айвазовский жил и работал в Феодосии, где построил по собственному проекту дом на берегу моря. Преподавал в созданной им Общей художественной школе-мастерской.

«Море - это моя жизнь», - говорил художник. Он обладал способностью передать движение и дыхание моря. Глядя на его картины, трудно себе представить, что их создавал человек, долгие годы переживающий неустроенность семейной жизни, разлуку с любимыми детьми.

На юге, у моря

Первая любовь буквально наскочила на Ивана Айвазовского. В тот день 20-летний студент императорской Академии художеств мечтательно глядел вдаль, когда его задел экипаж. От неожиданности молодой человек упал. Ехавшая в карете итальянская балетная дива Мария Тальони распорядилась подвезти несчастного до дома и в знак извинения прислала ему билет в театр. В тот же вечер Иван при параде отправился на балет, ведь билетов на выступления Тальони было не достать. Почтенная публика сходила с ума! Знатные дамы увлеклись танцами и вставали в очередь, чтобы брать у примы уроки. Даже Николай I не раз поздравлял прелестницу за кулисами и дарил цветы. Стоит ли говорить, что капризная красавица вскружила голову мечтательному Айвазовскому! Удивительно, но 33-летняя дива ответила юнцу взаимностью.

Живописец создал портрет жены и даже посвятил ей стихотворение. «Портрет жены художника Анны Бурназян», 1882 г.

На одном из свиданий влюбленный студент узнал, что любимая уезжает в Венецию на всю весну и лето. Талантливый выпускник академии ухитрился получить право на стажировку в Италии. Айвазовский приехал в солнечный город раньше любимой и погрузился в работу.

В прекрасный весенний день Иван узнал: две картины куплены его возлюбленной, а в гостинице его ждет билет на «Сильфиду». И снова - театр, балет, божественная Мария Тальони! Толпы поклонников, дорожка, усыпанная цветами. Но в гондолу прима приглашала только художника, и они долго катались по каналам, слушая песни гондольеров.

А потом были незабываемые дни любви. Утром Мария по обыкновению репетировала, он писал картины. Казалось, счастье бесконечно, и Айвазовский предложил любимой выйти за него замуж. Но балерина не дала ответа. А спустя некоторое время подарила живописцу балетную туфельку, сказав, что она растоптала их любовь, и посоветовала ему вернуться в Россию. На память об их незабываемой любви Айвазовский сделал Тальони прощальный подарок - роскошный дом у моря.

С разбитым сердцем 27-летний художник вернулся домой. Он был обласкан знатью, в почете у царственных особ, однако несчастен. В родной Феодосии он купил участок с видом на море и построил дом, напоминающий милое его сердцу палаццо.

Как истинный артист

Быть придворным художником в Санкт-Петербурге Айвазовский не желал: его дом - в Феодосии, у моря. Но все же он начал давать уроки живописи знатным дамам. Завидный жених пользовался успехом, но расположения знаменитого мастера сумела добиться гувернантка Юлия Яковлевна Гревс, дочь штабс-доктора, личного врача Александра I.

Молодого человека пленили красота и нежность девушки. Приходя домой, он вспоминал ее взгляды, слова и писал ее портрет, а однажды прислал ей письмо с объяснением в любви. Знатные дамы не простили баловню судьбы такого выбора - по их мнению, богатый и успешный живописец мог найти более достойную пару. Отношение к художнику изменилось, светский Петербург сразу вспомнил о происхождении живописца - сына разорившегося во время чумы 1812 года торговца. Айвазовский с молодой невестой уехали в Феодосию, подальше от заносчивой столичной публики. И снова вихрь любви закружил Ивана Константиновича: он был счастлив, полон сил и доволен семейной жизнью. В письмах друзьям новоиспеченный муж сообщал: «Я женился, как истинный артист, то есть влюбился как никогда. В две недели все было кончено. Теперь говорю вам, что я счастлив так, что не мог представить и половины этого. Лучшие мои картины - те, которые написаны по вдохновению, так как я женился». Вскоре одна за другой у супругов родились четыре дочери.

Судьба по-прежнему была к нему благосклонна. Однажды Николай I, пригласивший Айвазовского в числе прочей свиты в путешествие на корабле «Владимир» в Севастополь, воскликнул: «Айвазовский! Я царь земли, а ты царь моря!» Почести и светские приемы ослепляли бывшую гувернантку. Но у Айвазовского были другие интересы. В семье начался разлад, и после 12 лет совместной жизни Юлия ушла от мужа, забрав дочерей, но развод супруги оформили только спустя 17 лет.

Бессмертная память

Свою третью любовь Иван Константинович встретил... на кладбище. В 1882 году в Феодосии умер известный купец-армянин. 65-летний художник, известный на весь мир, отправился проводить знакомого в последний путь. Но грустные мысли рассеялись, когда Айвазовский увидел молодую вдову усопшего. Прекрасная женщина в траурных одеждах поразила сердце мастера. Анна Никитична Бурназян (Саркисова) была моложе мэтра более чем на 30 лет. В 1883 году пара поженилась.

Анна преклонялась перед искусством своего мужа, понимала его, хотя не посещала музеев и не читала книг по живописи. Красота жены вдохновила Айвазовского не только на создание портрета - он даже посвятил ей стихотворение.

Иван Константинович скончался внезапно ночью от кровоизлияния в мозг, оставив на мольберте картину «Взрыв корабля», начатую накануне. Художник был похоронен с воинскими почестями, местный гарнизон возложил на гроб адмиральскую шпагу. На могиле высекли надпись на армянском языке: «Рожденный смертным, оставил по себе бессмертную память». На похоронах Анна Никитична распорядилась разделить склеп на две части, вторую предназначив для себя.

После смерти мужа Анна Никитична в знак траура перестала выходить из дома. В течение 25 лет она ни разу не оставила своей квартиры. Так она пережила Первую мировую войну. Революция, гражданская война, голод и разруха не могли заставить выйти из дома эту добровольную затворницу.

С 1917 по 1920 г. власть в городе менялась трижды, и в 1920 г. Крым был освобожден окончательно. В 1921 году галерею национализировали и через год открыли для посетителей. Анна Никитична не пришла на открытие: она продолжала жить замкнуто и нелюдимо. Однако каждый вечер вдова художника ходила к морю и сидела на скамье, которую феодосийцы вскоре начали называть «скамьей Анны Никитичны Айвазовской».

Ольга ГРАЖИНА

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно