250

«Господь говорил ему: "Давай!"» Почему Караченцов боялся узнать будущее

Николай Караченцов.
Николай Караченцов. www.globallookpress.com

Николай Караченцов ушел из жизни пять лет назад, 26 октября 2018 года. Но к этому моменту если он и появлялся на телеэкране, то немощным, беспомощным. Образ блестящего актера, харизматичного мачо потихоньку стирался из памяти его поклонников. Звезда советского кино, кумир театральной публики закончил свои дни больным и слабеющим. На глазах той самой публики, завоевывать которую он умел одним взглядом, одним движением.

Но достаточно найти в Сети любой его фильм, любое интервью до той злополучной аварии 2005 года, чтобы вновь увидеть его настоящего. Живого, сильного, очень умного и скромного человека. 

«Биография в полстранички» 

Сам Николай Петрович о своем творческом пути рассказывал как-то невероятно просто. «Моя биография укладывается в полстранички, — говорил он в одном из интервью. — После школы поступил в театральный институт, который назывался школа-студия при МХАТ им. Горького. Закончил с красным дипломом и сразу попал в мой родной театр "Ленком", в котором и служу по настоящее время».

Николай родился в 1944 году в Москве. Его отец, Петр Караченцов, к тому моменту уже известный художник, автор агитационных плакатов, отказался от положенной брони и ушел на фронт добровольцем. Участвовал в Сталинградской битве, а на Курской дуге получил серьезное ранение и был отправлен в тыл.

Фото: www.globallookpress.com/ Georg Ter-Ovanesov

Мама — Янина Брунак — работала балетмейстером. И юный Коля, талантливый и артистичный, мечтал о балете. Но в семье слово его матери Янины Евгеньевны было законом, а она не видела у мальчика балетного будущего. Сильные и непримиримые характеры родителей привели к тому, что семья распалась. Впрочем, с отцом Николай продолжал общаться вплоть до его ухода в 1998 году.

Вечно занятая мать (Янина Евгеньевна, помимо Большого театра, много работала за рубежом — в Сирии, Монголии, Великобритании) времени на сына не находила, и одно время мальчик даже обучался в школе-интернате. Но на отношениях Николая с матерью это не отразилось. Караченцов всегда прислушивался к ее мнению даже в личных вопросах. Но в артисты все же пошел, хотя Янина Евгеньевна была резко против, считая, что мужчина и актерство несовместимы.

Окончив школу, Николай поступил в школу-студию МХАТ. По воспоминаниям однокурсников, он выделялся талантом, но при этом казался несуразным, вечно голодным. «Он постоянно покупал мороженое, — вспоминала его однокурсница. — Оно стоило дешево, и он брал две-три порции. Понимаешь, говорил, очень есть хочется».

 

Тиль и Резанов

Караченцов попал в «Ленком» и посвятил этому театру всю жизнь. Но вот звездой стал далеко не сразу. К приходу на пост художественного руководителя театра Марка Захарова у актера уже было несколько работ на сцене, его приглашали на небольшие роли в кино. Но по-настоящему знаменитым Караченцов стал именно при Захарове. Сейчас такое трудно представить, но в 1970-е в Москве можно было проснуться знаменитым после театральной постановки! Именно так и произошло с Николаем Петровичем. В 1974 году он сыграл главную роль в пьесе Григория Горина по знаменитой книге Шарля Костера «Тиль». И оказалось, что именно такого актера стране и не хватало.

Годом позже, в 1975-м, на экраны вышел фильм Виталия Мельникова по пьесе Александра Вампилова «Старший сын», где Караченцов сыграл вместе с молодым Михаилом Боярским. И на актера обрушилась всесоюзная слава. Его буквально рвали на части, он играл в «Ленкоме» и постоянно снимался. Причем диапазон ролей у Караченцова бы фантастический. От смешного и недалекого маркиза в «Собаке на сене» до хитрого Джефферсона Питерса в «Тресте, который лопнул», от суперменистого Урри в «Приключениях Электроника» до лейтенанта Орлова из военной драмы «Батальоны просят огня». Десятки фильмов, один успешнее другого, и слава одного из лучших актеров страны. «Талант, харизма и виртуозная пластичность, буквально пластика гепарда», — говорили про актера коллеги.

А на фоне киношных побед — ещё и настоящий триумф на сцене. Много ли есть спектаклей, которые выдерживали несколько десятилетий? Нет, конечно. А из них лишь в единицах есть актер, который навсегда будет ассоциироваться с этой ролью. Таким спектаклем для Караченцова стала рок-опера Алексея Рыбникова в постановке Марка Захарова «Юнона и Авось». А роль графа Резанова — главной в жизни актера.

Артист специально для этой постановки профессионально занимался вокалом, и сейчас его исполнение великого романса «Я тебя никогда не забуду!» стало классикой и для меломанов.

Сам Николай Петрович всегда говорил, что талантливых актеров много, но кому-то везет больше. И был уверен, что ему повезло и с преподавателями, и с режиссерами, и с ролями. При этом к своему творчеству подходил критически.

«Возможно, 80 процентов того, что я натворил, это брак, — рассуждал актер, — но все это ради тех 20 процентов, которые получились».

Один брак и слухи о романах

В сухих биографических сводках на личном фронте у Караченцова все просто. Один брак — с актрисой Людмилой Поргиной, один сын — Андрей. Внук и две внучки.

Но это же Караченцов! Актер номер один и безусловный секс-символ! Рассказывают, что у служебного входа «Ленкома» в ожидании своих кумиров постоянно дежурили две враждующие фанатские группировки прекрасных дам: «караченцовские» и «абдуловские». Неужели не было интриг, романов, любовниц? Даже если не было в реальности, их бы придумали.

Рассказывают, что на личную жизнь артиста оказывала большое влияние его мама Янина Евгеньевна. Она одну за другой заворачивала девушек, с которыми Николай пытался строить отношения. А отношения эти были довольно серьезными.

В «Ленкоме» Караченцов играл со Светланой Савеловой («Прощайте, голуби!», «Семь стариков и одна девушка»). Красавицу актрису режиссеры заметили в Крыму, когда она работала продавщицей. Девушка блистала в кино и на сцене, но для мамы Караченцова она так и осталась «какой-то продавщицей». Молодые люди расстались. У Николая закрутился роман с Людмилой Поргиной, тоже коллегой по театру. А вот у Светланы началась черная полоса и в личной жизни, и в карьере. В 1999 году она умерла в одиночестве.

Караченцов и Поргина жили не расписываясь, а в 1975 году сыграли свадьбу. Невеста сумела поставить будущую свекровь на место, пригрозив, что иначе сына ей не видать. В 1978 году у пары родился сын Андрей.

 

Если семейную жизнь и отравляли слухи о романах актера, то на свет эти ссоры не выходили. Караченцову приписывали много романов, в том числе и с Ольгой Кабо, и с певицей Азизой. Но говорить об этом вслух стали уже после того, как в результате аварии актер не имел возможности комментировать эти откровения. 

О своих близких отношениях с Караченцовым рассказывала певица Наталья Лапина. О том, что 23 года находилась с ним в тайной связи, говорила балерина Елена Дмитриева. Были и другие дамы, якобы имевшие связь с артистом. Людмила Поргина все эти признания называла бредом, уверяя, что муж всегда был ей верен.

«Господь Бог не любит предсказаний»

Был ли Караченцов героем-любовником? Ясно одно, он был человеком с темпераментом. Взрывным и неспокойным. В феврале 2005 года он со свойственной ему неудержимостью мчался с огромной скоростью по Мичуринскому проспекту к жене, которая сообщила ему о смерти своей матери. Эта гонка окончилась катастрофой. Караченцов остался инвалидом, в этом состоянии он прожил последние годы. Людмила Поргина постоянно выводила его в свет, но, увы, до конца дней любимый актер оставался лишь своей собственной тенью.

Он считал себя суеверным человеком, у него было множество своих, актерских, примет.

«Очень боюсь узнать, что со мной будет впереди, — признался Николай Петрович в одном из интервью незадолго до аварии. — Господь Бог не любит предсказаний, я знаю. Больше всего я боюсь нездоровья, немощи, боюсь не успеть сыграть то, что хочу сыграть». И всегда опасался, что за дарованную ему славу неизбежно придет страшная расплата — таков закон равновесия. Знакомые Николая Петровича вспоминали позже, что буквально перед трагедией он вдруг сказал совершенно несвойственные ему слова: «Я так устал…» А великая Инна Чурикова обмолвилась позже: «Он жил в бешеном ритме. Теперь я понимаю, почему… Видимо, Господь говорил ему: «Давай, давай!» Наверное, предвидел…»

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно