4056

Танки против сказок. Три религиозных мифа о Великой Отечественной

Собор Покрова Пресвятой Богородицы и памятник Кузьме Минину и Дмитрию Михайловичу Пожарскому на Красной площади.
Собор Покрова Пресвятой Богородицы и памятник Кузьме Минину и Дмитрию Михайловичу Пожарскому на Красной площади. РИА Новости

Отношения советской власти и церкви были в разное время противоречивыми: от попытки полного подавления в первые годы после Октябрьской революции до довольно плотного сотрудничества в позднем СССР с использованием связей РПЦ в мире.

«Со стороны правительства не будет к этому препятствий»

Особый разговор — отношения церкви и власти в годы войны. 4 сентября 1943 года председатель Совета народных комиссаров Иосиф Сталин принял делегацию русских митрополитов во главе с патриаршим местоблюстителем Сергием.

В отчете о встрече, опубликованном в «Правде» 5 сентября 1943 года, говорилось: «Во время беседы Митрополит Сергий довел до сведения председателя Совнаркома, что в руководящих кругах православной церкви имеется намерение в ближайшее время созвать Собор епископов для избрания патриарха Московского и Всея Руси и образования при патриархе Священного синода. Глава правительства тов. Сталин сочувственно отнесся к этим предположениям и заявил, что со стороны правительства не будет к этому препятствий».

Некоторые трактуют эту встречу как вынужденный поворот Сталина в отношениях с церковью в условиях войны. Но обращает на себя внимание то, когда эта встреча состоялась. Позади остались Сталинградская битва и сражение на Курской дуге. Коренной перелом в войне уже произошел, и решительный шаг Сталина в отношениях с церковью вообще никак не был связан с военной опасностью.

Святейший Патриарх Сергий, 1943-1944гг.
Святейший Патриарх Сергий, 1943-1944гг. Фото: Московская Патриархия

«Православная наша церковь всегда разделяла судьбу народа»

22 июня 1941 года патриарший местоблюститель Сергий опубликовал послание «Пастырям и пасомым Христовой православной церкви»: «Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству… Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства… Православная наша церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг».

Церковь сделала свой выбор и от него, по большому счету, не отошла. Священников-коллаборантов, которых сегодня некоторые культурные деятели пытаются воспевать, было не в пример меньше, чем тех, кто действительно оказался верен своему народу. Были и те, кто на оккупированных территориях уходил в партизанские отряды, и те, кто принимал мученическую смерть от рук гитлеровских карателей, но Родину не предавал.

И вот эта последовательность церкви и сделала возможной историческую встречу 1943 года. Сталин же, ослабляя давление на РПЦ, рассчитывал сделать церковь одним из инструментов Советского Союза в послевоенной международной политике. Так оно и вышло.

Но вот какой парадокс: реальные отношения власти и церкви в годы войны сегодня подменяются мифами, не имеющими ничего общего с исторической правдой.

Миф первый. Посещение Сталиным Матроны Московской

Мария Дмитриевна Никонова, рожденная незрячей, в 1999 году была канонизирована как местночтимая святая Московской епархии. В октябре 2004 года состоялась её общецерковная канонизация. Согласно житию Матроны, в 1940-х годах она жила в Москве, днём принимая людей (до сорока человек в день), исцеляя их и давая советы о том, как поступать, а ночью молилась.

В 1941 году, в самый критический момент для столицы, среди визитеров оказался Иосиф Сталин, которому Матрона заявила: «Русский народ победит, победа будет за тобой. Из начальства один ты не выедешь из Москвы». Данный эпизод присутствует в книге «Сказание о житии блаженной старицы Матроны», написанной Зинаидой Ждановой, которая вместе с матерью семь лет жила с Матроной в одной комнате в Староконюшенном переулке.

Однако Синодальной комиссией многие эпизоды книги были удалены из канонического текста жития блаженной Матроны как недостоверные и не соответствующие официальному богословию. В том числе и встреча со Сталиным.

Нет ни единого подтверждения и даже намека на то, что такая встреча могла быть. В отличие от последнего русского императора Николая II, Сталин не держал у себя штат блаженных, юродивых, экстрасенсов и астрологов. Осенью 1941 года по вопросу удержания Москвы он консультировался с Жуковым, а никак не с будущей святой. Миф этот был рожден в 1990-х годах и оказался чрезвычайно живуч.

Миф второй. Облет Москвы с иконой

Это, пожалуй, самый устойчивый и одновременно самый нелепый религиозный миф о Великой Отечественной войне.

Наиболее подробный вариант мифа звучит так: Сталин лично отдал приказ совершить облет Москвы с иконой Богородицы в 1941 году будущему маршалу авиации Александру Голованову, полет совершался на американском самолете «Дуглас».

А далее — цитата из статьи писателя Николая Блохина: «Батюшка говорит: „Слушай милок, нельзя ли в полёте, это самое, чтобы двигатели твои в полёте работали потише и не мешали пению…“ Взлетели. И вдруг он замечает, что в самолёте необычно тихо. Посмотрел — моторы работают, а шума почти нет, как батюшка и просил. Пробили облачность, Голованов смотрит в переднее стекло — внизу метель, а впереди всё видно до самого горизонта. И ясно слышатся голоса: „Царица моя преблагая, надеждо моя Богородице…“ Так вот Голованов упоминает, что с батюшкой была Тихвинская икона Божией Матери…»

Блохина, лауреата Патриаршей литературной премии 2016 года, и можно считать одним из изобретателей мифа. При этом дата полета разнится: от начала ноября до начала декабря 1941 года.

Проблема в том, что в ноябре 1941 года Тихвинская икона Божьей Матери была захвачена гитлеровцами в Тихвине и передана Псковской духовной миссии, то есть как раз тем священникам, которые сотрудничали с немцами. После войны она была вывезена оккупантами и вернулась лишь в начале 2000-х.

Тихвинская икона Божией Матери.
Тихвинская икона Божией Матери. Фото: Public Domain

Сторонники мифа, однако, тут же поправляются: не сама икона, а список Тихвинской иконы из московского храма Тихвинской иконы Божией Матери в Алексеевском. Впрочем, версий насчет того, что же за икона была, существует масса.

В период, о котором идет речь, Голованов сам не пилотировал самолеты ввиду обострившейся болезни. Да и вообще сложно представить облет столицы в метель, как его описывают сторонники мифа. К тому же представить, что опытный летчик решился лететь в одиночку на «Дугласе», штатный экипаж которого составляет четыре человека, решительно невозможно.

Уже не говоря о том, что транспортному самолету в тех условиях требовалось прикрытие, а это значит, что в полете должна была быть задействована и группа истребителей.

То есть, какой бы тайной ни была операция, в нее должны были быть вовлечены десятки людей, которые хотя бы по секрету должны были поделиться с близкими уникальной в своем роде историей. Но ничего подобного нет.

Есть еще один момент: по самой распространенной версии мифа, облет произошел 8 декабря 1941 года. То есть тогда, когда наши войска уже три дня были в контрнаступлении. Довольно запоздалое обращение за высшей помощью получается, не находите?

Миф третий. Явление Божьей Матери в Сталинграде

Автором мифа можно считать доктора исторических наук Вадима Якунина. В 1995 году он написал статью «Сталинградское знамение», в которой говорится: «Во время работы в Государственном архиве Российской Федерации мне попался интересный и по-своему уникальный документ: отчет уполномоченного Совета по делам Русской православной церкви по УССР Ходченко тогдашнему председателю этого совета Г. Г. Карпову. В нем штатный атеист, борец с религией доносил вышестоящему начальству о том, что напрямую расходилось с его собственными убеждениями. А писал уполномоченный ни много ни мало о Чуде, свидетелем которого были военнослужащие целой воинской части, вступившей на Украину после Сталинградского фронта... А рассказывали они вот что: 11 ноября 1942 года нацисты предприняли очередную попытку штурма города. В этот день они смогли занять южную часть завода „Баррикады“ и пробиться к Волге. Героически сражавшиеся войска армии генерала Чуйкова оказались рассеченными на три части. Но вот в самый критический момент битвы бойцы одной из таких частей увидели на небе нечто такое, что заставило их прийти в изумление: в ночном осеннем небе Сталинграда появилось Знамение, указывающее на спасение города, армии и на скорую победу советских войск. К сожалению, отчет уполномоченного по делам РПЦ умалчивает, что же конкретно увидели воины в сталинградском небе».

Казалось бы, что мешало историку привести фотокопию уникального документа или хотя бы его точный текст... Увы, его нет. Но говорится о нем как о чем-то несомненно реальном. А дальше в ход идут воспоминания ветеранов, только спустя полвека вспомнивших, что они видели знамение. И вспомнивших исключительно после того, как господин Якунин рассказал о «попавшемся» ему документе.

Вообще, количество «знамений» и «облетов с иконами» растет в геометрической прогрессии.

Панорама танковой колонны «Дмитрий Донской» в день передачи.
Панорама танковой колонны «Димитрий Донской» в день передачи. Фото: Public Domain

Танковая колонна «Димитрий Донской»: как церковь вручала Красной армии разящий меч

А ведь были деяния вполне подтвержденные, которые Русская церковь совершила для победы над врагом.

В декабре 1942 года митрополит Сергий выступил с обращением: «Повторим от лица всей нашей Православной церкви пример Преподобного Сергия Радонежского и пошлем нашей армии вместе с нашими молитвами и благословением вещественное показание нашего участия в общем подвиге: соорудим на наши пожертвования колонну танков имени Димитрия Донского».

Власти дали разрешение на сбор денег. В короткий срок на строительство 40 танков было собрано свыше 8 миллионов рублей. 7 марта 1944 года состоялась торжественная передача танков Красной армии. Митрополит Крутицкий Николай на митинге в честь этого события заявил: «Гоните ненавистного врага из нашей Великой Руси. Пусть славное имя Дмитрия Донского ведет нас на битву за священную русскую землю. Вперед, к победе, братья-воины!»

19 танков Т-34-85 и 21 огнемётный танк ОТ-34 из танковой колонны «Димитрий Донской» внесли свой вклад победу над врагом. На их счету уничтожение 38 танков, 17 бронетраспортеров и более 100 автомобилей гитлеровцев, а также 40 орудий, 100 пулеметов и около 1400 солдат и офицеров вермахта.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно